Общество

Журналистика ковидного времени

Сейчас перед журналистами встал вопрос: как не свести с ума читателя, слушателя, зрителя. Потому что его душевное здоровье зависит не только от той ужасной ситуации, в которую нас загнала эпидемия и действия правительства. Оно зависит от СМИ, признаем мы это или нет.

Мы живем в эпоху очередной чумы. В общем, ничего нового с точки зрения вечности, но мы-то живем здесь и сейчас. И это время порождает новые вопросы, новые вызовы – они стоят, например, перед врачами и медсестрами, которых вынуждают идти на подвиг, иногда помимо их воли. Могут ли они не думать, стоят ли их подвиги благополучия и здоровья семьи?

Этические дилеммы возникают и у всех прочих, мы вынуждены решать очень странные вопросы: идти или не идти на демонстрацию? Идти или не идти в синагогу? Нарушать ли запреты слегка офигевшего правительства? Посещать ли старую бабушку, которая тоскует в одиночестве, или это нанесет ей непоправимый вред? Жертвовать ли свободой ради безопасности? Что есть истинная любовь, свобода и вера?

И еще они стоят перед журналистами. Да, этические проблемы мы решали  всегда: как подавать информацию, как избежать скрытого пиара или рекламы,  как сохранять беспристрастность и в то же время обеспечивать свободу слова, как давать платформу для разных мнений… а если это мнение «людоеда», расиста или фашиста? И так далее. А сейчас перед нами встал еще один вопрос: как не свести с ума читателя, слушателя, зрителя. Потому что его душевное здоровье зависит не только от той тяжелой ситуации, в которую нас загнала эпидемия и действия правительства. Оно зависит от СМИ, давайте уже признаем это.

Когда я высказала среди коллег мысль, что бесконечная фиксация на трупах, на росте заражений, страшилки про «черный сентябрь» или октябрь, про то, что вакцины не будет, или она не эффективна, будет плохо влиять на читателя и усугублять их проблемы, мне ответили, что «не навреди» — это прерогатива врачей. Наша задача – информировать.

Нет, это не так, врачи не одни на этом фронте. Мы там тоже есть, вопрос – с какой стороны баррикад.

Да, я знаю, что тема растущих  цифр, смерти и прочие ужасы «короны» — это то, что дает СМИ рейтинг, привлекает читателя-зрителя, он не может оторваться от новостей, как от триллера. Только этот триллер происходит с нами, и значит передергивания и вымысел, нагнетание и саспенс – приведут к тяжелым последствиям. Вы знаете, что по свидетельству психологической службы «Эран», 4 раза в день психологи вынуждены включать алгоритм спасения жизни? От чего они спасают пациентов? Не от «короны». От попыток самоубийства или от намерения это сделать. Думаете, в этом нет вины журналистов?

Тема  растущих цифр, смерти и прочие ужасы «короны» — это то, что дает СМИ рейтинг, привлекает читателя-зрителя, он не может оторваться от новостей, как от триллера. Только этот триллер происходит с нами, и значит передергивания и вымысел, нагнетание и саспенс – приведут к тяжелым последствиям

Вот только что прочитала на крупном русскоязычном сайте броский заголовок  «Новые данные по коронавирусу в Израиле: заражен каждый седьмой (в некоторых городах — каждый третий). Список самых зараженных городов тут».

Но это же не так!  Извините, это просто ложь с известной целью напугать и  ужаснуть. Речь идет о процентах положительных анализов, а не о проценте зараженных. Это что вообще? И зачем?

Если оставить мысль о рейтинге, остается одно: вы хотите предупредить людей, чтобы они хорошо себя вели, берегли себя и друг друга. Это похвальная цель, я целиком и полностью – за. Но вы ее не достигаете! Вот, что написала мне знакомая из группы риска: «Меня это бесит невероятно. Я не нарушаю ничего, я группа риска, с марта дома сижу. Но каждый раз после такого материала у меня возникает желание сказать — «да чтоб вы все пропали!», выбросить все маски и пойти гулять, куда глаза глядят. Всем назло. И это у меня ещё здоровая реакция, я считаю. А сколько людей в депрессии самоубийством от этого покончили? Самоубийство не заразно, правда, но это тоже спорный вопрос».

Да, здоровые реакции встречаются. Как эта — на тексты информационного портала Ynet:

«Первый заголовок: ААааа, мы все умрем!!!!

Второй заголовок: А вы не забыли, что мы все умрем?

Третий заголовок: Но мы все умрем не только из-за того из-за чего умрут все, но еще из-за арабских террористов.

Четвертый заголовок: А вот семья Пупикиных купила квартиру, несмотря на то, что мы все умрем, ля, Люсь, какие идиоты зачеркнуто молодцы!

Пятый заголовок: Знаменитый психолог научит вас как сохранить душевное равновесие (читай: не поехать кукухой после прочтения всех предыдущих заголовков)».

Это точно та рекация, на которую вы рассчитывали, коллеги? Как тут не вспомнить толстовское высказывание об авторе «Бездны»: » Он пугает, а мне не страшно».

А теперь подумаем о стариках, которые давно сидят в четырех стенах перед телевизором, с экрана которого на них льются потоки апокалиптической информации и на иврите, и на русском. И вдруг, среди ужасных новостей о нехватке мест в больницах и о кроватях на парковках — мелькает мнение уважаемого профессора о том, что все это ерунда, нет никакого вируса. Значит, они страдают от одиночества и ужаса напрасно?

Это поможет нам в борьбе, или угробит веру в медиков, политиков, в то, что мы справимся и надо просто потерпеть и проявить ответственность?

Дорогие коллеги, наши читатели уже не верят никому – ни правительству, ни нам. И мы тоже в этом виноваты.

Когда-то я преподавала журналистику и говорила студентам: «Где нет конфликта – там нет журналистики». Это правда – конфликт, спор, неоднозначность – пища для размышления, анализа в поисках правды. И я против любого ущемления свободы слова. Но сейчас я бы добавила еще один принцип: «Не навреди». Этот вред, коллеги, – на нашей совести.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x