Зона безопасности

Иранский атомный реактор фото — википедия

Кому нужна ядерная сделка

После выхода США из ядерной сделки МАГАТЭ зафиксировала возобновление действий Ирана по обогащению урана. Согласно отчету начала декабря 2020 Иран сейчас располагает обогащенным ураном в количествах, в 12 раз превышающих разрешенное ядерной сделкой, а кроме того, он начал строительство подземного комплекса возле своего главного обогащающего объекта в Нетензе.

В последнее время строится немало предположений, удастся ли избранному президенту США Джо Байдену вновь заключить ядерную сделку с Ираном. В Израиле принято считать выход Дональда Трампа из ядерной сделки большим дипломатическим достижением лично Нетаниягу, с самого начала бывшего ее активным противником.

Действия Ирана по обогащению урана были предметом озабоченности мирового сообщества начиная с 2000-ых. МАГАТЭ несколько раз инициировала расследования по этому поводу (в первый раз – в 2003 ), и в 2006 собранные свидетельства несоблюдения Ираном Договора о нераспространении были представлены Совету Безопасности ООН, который потребовал от Ирана прекратить программы обогащения  урана, а после отказа Ирана подчиниться этим требованиям в декабре 2006 Резолюцией 1737 наложил на него ряд санкций . В 2009 начались попытки достичь с Ираном всеобъемлющего соглашения, которое бы вынудило Иран согласиться на постоянный мониторинг своей ядерной программы в обмен на постепенное смягчение санкций.  В 2011 у МАГАТЭ было достаточно доказательств, чтобы утверждать, что Иран еще до 2003 начал работать над созданием ядерного оружия . Все эти годы Россия активно помогала Ирану развивать ядерную энергетику. Недавно торжественно продемонстрированные Нетаниягу свидетельства активной работы Ирана в этом направлении относятся именно к периоду до заключения сделки и, по словам руководства МАГАТЭ, не содержат ничего нового, кроме нескольких технических деталей. Именно об этой деятельности говорила администрация президента Обамы, обосновывая ею необходимость сделки. По обнаруженным документам можно судить, насколько сделка была необходима.

14 июля 2015 между Ираном и Группой 5+1 («большой шестеркой», в состав которой вошли США, Россия, Китай, Великобритания и Франция) было подписано соглашение, известное как «ядерная сделка». По оценкам специалистов, на момент начала переговоров в ноябре 2013 Ирану оставалось полтора месяца для накапливания потенциала, достаточного для производства ядерного оружия. После начала переговоров обогащение урана было приторможено.

По условиям сделки Иран обязывался избавиться от значительной части готового материала и демонтировать большую часть центрифуг. Из восьми тонн низкообогащенного урана (НОУ) у него оставалось 300 килограммов, то есть, треть количества, достаточного для одной бомбы. Из 19 000 центрифуг, расположенных на подземных установках Нетенз и Фордо, ему разрешали оставить только шесть тысяч, и лишь на пяти из них ему можно было обогащать уран. Демонтированные центрифуги должны храниться под надзором МАГАТЭ. Был также наложен запрет на разработку новых центрифуг в течение 8-10 лет.

Также по условиям сделки с Ирана снималась только часть санкций и не сразу. Эмбарго на поставки оружия отменялось через пять лет, а санкции на программу баллистических ракет – через восемь лет, при условии выполнения Ираном своих обязательств перед Западом. Хотя эта часть сделки обусловлена выполнением обязательств Ираном, она не очень удачная, и ее не хотели добавлять ни США, ни страны Европы. На этом настояли Китай и Россия.

Бывший офицер разведки ЦАХАЛ Авишай Бен Сассон-Гордис в своей статье «Почему ядерная сделка – это хорошо для Израиля?» , опубликованной 14 июля 2015, в день подписания ядерного соглашения, рассматривает его условия и различные альтернативы:

«Чтобы убедиться, что Иран соблюдает соглашения, он должен будет обеспечить инспекторам МАГАТЭ регулярный доступ ко всем ядерным предприятиям, в том числе внезапные инспекции. МАГАТЭ также в течение 20 лет будет обеспечен доступ к иранским предприятиям по производству центрифуг, а к урановым рудникам и предприятиям по производству сырья для обогащения урана – в течение 25 лет. Иран должен будет заранее оповещать МАГАТЭ о каждом плане строительства новых обогащающих предприятий. Эти пункты соглашения предназначены для того, чтобы гарантировать, что Иран не сможет заниматься запрещенной деятельностью в необъявленных локациях. Надзор за ядерными материалами, начиная с самых ранних стадий топливного цикла, должен предотвратить их доставку на секретные объекты. Пункт, требующий предварительного уведомления, предназначен для того, чтобы застать Иран на любой стадии планирования обогащающих предприятий – он не сможет заявить, что собирался задекларировать предприятие на более поздней стадии.

Чтобы получить гарантию того, что Иран не ведет исследования в области военного использования ядерной энергии, группа Р5+1 хотела наблюдать за «обычными» военными базами в стране. Иран возражает на том основании, что, кроме ядерных, у него есть и другие военные секреты, как и у любой другой страны, и он имеет право их защищать. В конце концов было решено, что инспекторам МАГАТЭ будет обеспечен доступ к военным объектам, чтобы убедиться в том, что они не используют радиоактивные вещества; однако, доступ будет возможен только после уведомления, чтобы у Ирана была возможность обжаловать причину визита. Окончательное решение по поводу таких визитов будет принято арбитражным органом, в котором большинство принадлежит странам Запада, в течение 24 дней после первого уведомления МАГАТЭ».

Таким образом, ядерная программа Ирана в результате соглашения оказалась отброшена на год и оставалась бы на этой стадии в течение десяти лет действия сделки. После истечения этого срока сохранится плотный контроль МАГАТЭ. Снова процитирую статью Авишая Бен Сассона-Гордиса:

«Через 15 лет Иран будет значительно ближе к созданию ядерного оружия. Но международное сообщество продолжит контролировать его деятельность в соответствии с соглашением, обязательствами Ирана перед Договором о нераспространении ядерного оружия и Дополнительным Протоколом. Иран сможет обогащать больше урана, использовать дополнительные центрифуги, и ему будет разрешено построить новые тяжеловодные реакторы. Однако ему все еще будет запрещено развивать военную ядерную программу под угрозой международной реакции. Стоит отметить, что без сделки Иран оказался бы в подобном положении в ближайшем будущем. К тому же Израиль и его союзники выиграют время и смогут использовать интрузивные инспекции в Иран для планирования действий в чрезвычайных обстоятельствах.

Сделка сформулирована так, чтобы Ирану было трудно нарушить ее условия. Если бы Иран сегодня попытался совершить прорыв, то смог бы получить достаточно обогащенного урана для первого ядерного устройства в течение полутора месяцев, и международному сообществу было бы трудно, если не невозможно, это предотвратить. После имплементации сделки, даже если Иран попытается совершить прорыв, у США и других международных акторов, в том числе у Израиля, будет целый год, чтобы обнаружить нарушения до того, как Иран получит достаточно материала для производства первого ядерного оружия. Это значительное расширение возможностей для надзора за ядерной программой Ирана, независимо от того, будет ли Иран соблюдать условия сделки.

Сдерживание Ирана от создания бомбы основано на нескольких факторах: сокращение НОУ с сегодняшних 8 000 кг до 300 кг; сокращение количества действующих в стране центрифуг; внезапные строгие инспекции и процедуры проверок, которые затруднят переправку радиоактивных материалов на секретные предприятия, даже если Ирану удастся незаметно построить такие предприятия, что само по себе крайне затруднительно. Поэтому заботить должно не масштабное нарушение сделки, выдворение международных инспекторов или спешное создание бомбы. Скорее речь может идти о возможных постепенных нарушениях отдельных пунктов. Поэтому Иран останется под наблюдением и после имплементации сделки – для своевременного обнаружения подобных нарушений.

Хотя это соглашение далеко от идеала, оно является оптимальным при данных условиях. По словам высших должностных лиц из служб безопасности, оно безусловно лучше, чем ситуация, когда Израилю придется иметь дело с иранской ядерной угрозой. Например, бывший глава Моссада Меир Даган называет бредом заявление Нетаниягу о том, что сделка даст Ирану возможность совершить прорыв в течение года.

Бывший Глава военной разведки Амос Ядлин объясняет, что сделка будет в течение многих лет сдерживать иранскую ядерную программу, и поэтому ее невозможно назвать плохой. Он подчеркнул, что сделка никак не может легитимизировать Иран в глазах всего мира, и настаивал на том, что ядерная сделка должна быть изучена в свете других имеющихся у Израиля вариантов.

Другой бывший глава Моссада, Эфраим Галеви, заявлял, что иранская ядерная сделка не угрожает существованию Израиля и обладает рядом преимуществ, в том числе сокращение количества центрифуг и использование обогащающего объекта в Фордо только для научных целей. Галеви добавлял, что нанесение удара по Ирану не будет эффективным и не остановит ядерную программу Ирана.

Бывший глава ШАБАК Юваль Дискин в прошлом марте [то есть, в марте 2014 – АК] написал в своем фейсбуке: «Нетаниягу провалился почти во всем. Если посмотреть на то, какой прогресс произошел в ядерной программе Ирана с момента его прихода к власти, то невозможно поверить своим глазам: в начале его второй каденции (2009) у Ирана было больше 6 000 обогащающих центрифуг. Сейчас у него в три раза больше. До 2009 Иран произвел 1 000 кг обогащенного урана. Сейчас его больше чем в десять раз больше. В течение этих лет Иран создавал подземные обогатительные установки и построил тяжеловодную фабрику для производства плутония. Но самый большой стратегический урон – это ухудшение отношений с США. После того, как он оказался неспособен остановить ядерную программу оперативными средствами, Нетаниягу начал конфронтацию с американской администрацией. В наших отношениях с США мы должны заботиться о том, чтобы не поставить под угрозу выстроенные стратегические отношения. Это самые лучшие на моей памяти отношения с американской разведкой и оборонными структурами. Испортить их – значит, навредить оборонным возможностям Израиля». Дискин добавляет, что «Нетаниягу не может предпринять дипломатические шаги [против Ирана] и уже доказал свою неспособность принимать исторические решения по любому вопросу, в том числе ядерной мощи Ирана – в вопросе, к которому, как я уже давно говорю, Нетаниягу руководствуется мессианскими мотивами». Бывший советник по национальной безопасности Узи Арад определил действия Нетаниягу в вопросе иранской ядерной программы «голом в собственные ворота».

Какие существовали альтернативы?

Первый вариант. Наземный удар Израиля по Ирану. Специалисты оценивают его как высокозатратный и малооэффективный. По их словам, «при самом оптимистичном сценарии он приведет к задержке программы на два года, а не к ее прекращению. Через два года Иран снова сможет развивать свою программу, но в этот раз у него будет отличное оправдание. В самом деле, многие эксперты считают, что в случае такой атаки Иран ускорит разработки. Более того, нападение на Иран может втянуть Израиль в войну с Ираном и Хизбаллой, и активизировать действия Исламского Джихада – иранского прокси — в Газе. Все это, не считая миллиардов долларов, которые Израиль потратит на восстановление готовности к такому удару, вместо того чтобы потратить их на другие военные или гражданские нужды.

Второй. Америка наносит удар по Ирану. США обладают военной мощью для нанесения значительного ущерба Ирану, который приведет к задержке ядерной программы примерно на четыре года. Ни одна американская администрация не рассматривала всерьез такой вариант. Американцы устали от иракской трясины, в которой они увязли из-за ложных сообщений об оружии массового поражения, они не хотят начинать еще одну войну на Ближнем Востоке. Международное доверие к Штатам значительно пошатнулось из-за их сообщений об оружии массового поражения. Большинство американцев поддерживало сделку с Ираном, несмотря на недоверие к нему и на поддержку Израиля. При этих обстоятельствах шансы на то, что администрация США предпримет атаку на Иран, ничтожны. Подписание сделки обеспечит Штатам внутреннюю и международную легитимацию, если они решат атаковать Иран из-за нарушения соглашений и даст американской общественности необходимое время для обдумывания этого шага.

Продолжение международных санкций. Причина, по которой санкции против Ирана были эффективны – это то, что они пользовались широкой международной поддержкой, в том числе Китая и России. Так сложилось из-за того, что Иран отказался вести с США переговоры о компромиссе, когда Обама стал президентом, и из-за нарушений Ираном международного права. Однако санкции вводились с целью склонить Иран к переговорам, и они не могут сохраниться, и тем более усилиться, если эта цель более нерелевантна».

После выхода США из ядерной сделки МАГАТЭ зафиксировала возобновление действий Ирана по обогащению урана; согласно ее отчету начала декабря 2020, Иран сейчас располагает обогащенным ураном в количествах, в 12 раз превышающих разрешенное ядерной сделкой, а кроме того, он начал строительство подземного комплекса возле своего главного обогащающего объекта в Нетензе.

Трудно объяснить бурное противодействие, которое Израиль оказывал и оказывает ядерной сделке, поскольку с точки зрения профессионалов безопасности она была лучшим из возможных способов затормозить ядерную программу Ирана, которую он развивал несмотря на запрет и на международные санкции. Скорее всего, это противодействие можно объяснить общими принципами Нетаниягу, который не верит в сделки, договоры, соглашения и делегирование полномочий, как во внутренней политике, так и на международной арене. Эти принципы в целом совпадают с давней традицией Израиля не полагаться на внешние силы в вопросах безопасности, не верить в общие интересы, в международное сотрудничество и видеть вокруг лишь врагов и предателей. Видимо, эти тенденции и определили отношение Израиля к ядерной сделке. Стоит отметить, что на израильские ядерные объекты инспекторы МАГАТЭ не допускались за все время их существования и что Израиль не подписывал Договор о нераспространении.

По материалам сайта Molad

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x