Гражданин мира

Фото: сторонники Трампа в Кеноше, Lightburst via Wikimedia Commons

Бочка масла в костер культурной войны

Левым, безусловно стоит поговорить о том, как мы сами превратили Кайла Риттенхауса в икону и мученика. Безусловно, наши оппоненты не горят желанием разговаривать и, в целом, все еще прочно держат первенство в мракобесии. Но, как бы ни был велик соблазн свалиться в штопор взаимной ненависти, левые должны продолжать доказывать, что им не чужды логика и здравый смысл. Что нам остается, кроме как убеждать собственным примером?

Во времена бесконечных культурных войн трудно оставаться беспристрастным. Во многих местах на земном шаре происходит идеологическая гонка вооружений, в ходе которой стороны перестают видеть друг в друге сограждан, и начинают видеть врагов и предателей. Люди испытывают вполне обоснованный страх, что, если дать слабину, позволить себе нюансированный взгляд на какой-либо вопрос, или, не дай бог, критику собственного лагеря, это немедленно будет использовано противоположным лагерем в своих интересах. Ну и, конечно, не миновать обструкции со стороны своих.

Но кто-то должен остановить это безумие, вернуть в обиход здравый смысл, и мне бы хотелось, чтобы это была моя, левая сторона. Поэтому мне так грустно наблюдать за ее реакцией на дело Кайла Риттенхауса, американского подростка, убившего двоих людей и ранившего еще одного в августе прошлого года во время протестов в городе Кеноша, штат Висконсин, и несколько дней назад оправданного судом.

С самого дня трагедии непредвзятому наблюдателю было ясно, что все совсем не так однозначно, как это выглядело в изложении многих СМИ и комментаторов (юный трампист хладнокровно расстрелял мирных протестующих). Первой жертвой Риттенхауса стал психически неуравновешенный бывший уголовник Джозеф Розенбаум, который, согласно показаниям свидетелей, вел себя неадекватно и агрессивно, оскорблял Риттенхауса, затем загнал его на автостоянку, где тот, прижатый к стене в прямом и переносном смысле, был вынужден выстрелить.

Риттенхаус мог бы оказать жертве первую помощь, но испугался мести со стороны толпы и побежал в сторону полиции. Его действительно идентифицировали как стрелявшего, и вновь за ним погнались. Сначала сзади подбежал Энтони Юбер и сбил его на землю ударом скейтборда. Перевернувшись, Риттенхаус снова выстрелил. Наконец, третий – Гейдж Гросскройц, которого Риттенхаус только ранил, сам направлял на него пистолет.

Об убийце можно сказать многое. Я не испытываю к нему симпатии, скорее что-то вроде жалости. В свои нежные 17 лет он стал жертвой промывки мозгов со стороны собственных родителей, правых СМИ, Трампа. Это почти ребенок, который совершил гигантскую глупость, выйдя с винтовкой в руках защищать чью-то авторемонтную мастерскую. Ему рассказали, что это благородно, что это по-американски, и он поверил. Кто из нас не мечтал в этом возрасте о благородных свершениях?

Но все это, включая личности самого Риттенхауса и его жертв, не имеет значения в контексте закона. Закон интересует один вопрос: имелись ли у стрелка достаточные основания чувствовать угрозу? И ответ в данном случае: скорее всего имелись. Я бы принял любой вердикт присяжных, но обвинительный меня бы удивил. И вот эту чисто юридическую сторону вопроса стоит просто перестать обсуждать.

Зато есть много других важных тем, которые в этом контексте обсуждать можно и нужно. Естественно, главная проблема, которую высветила очередная трагедия – это доступность оружия в Америке. Всем очевидно, что это оказывает огромное, сложное, многослойное влияние на атмосферу в обществе, на отношение людей друг к другу, на летальность различных ситуаций. Если бы Риттенхаусу негде было взять винтовку, он бы вряд ли стал юным стражем частной собственности. А если уж у вас в руках оружие, то любое нападение превращается в смертельную угрозу, ведь нападающий может завладеть этим оружием и использовать его против вас – именно эту железную логику Риттенхаус использовал в суде.

Из-за обилия оружия – неважно, легального или нет – полицейские убивают столько невинных людей, в том числе белых: они элементарно боятся, им нужно успеть первыми. По той же самой причине в США намного более летальны домашнее насилие, ограбления, взломы, угоны автомобилей, различные бытовые конфликты (на дороге, между соседями, и т. д.) и, к тому же, самоубийства. Грабители боятся, что жертва вооружена. От этого не становится меньше ни попыток ограбления, ни успешных ограблений, просто жертва в десятки раз чаще оказывается в морге. Выхваченный в пылу спора пистолет куда опаснее ножа или монтировки. Попытка самоубийства с помощью огнестрельного оружия, как вы догадываетесь, скорее всего, удастся. В типичной американской трагедии ружье висит почти на каждой стене. Именно поэтому США выделяются на фоне других развитых стран исключительно числом убийств на душу населения (в несколько раз выше), но не количеством других преступлений.

Второй типично американский порок, который стоит упомянуть в этом контексте – инфантильное стремление подменить собой государство. Американский правый считает, что он со всем может справиться лучше, чем “эти чертовы бюрократы”, которые только и думают о том, как бы лишить его драгоценных свобод. Если где-то идиоты громят магазины, надо непременно встать у них на пути с винтовкой, вместо того, чтобы дать полиции сделать свое дело (а если полиция не успела, то всегда есть страховка). Если по району подозрительной трусцой бежит черный человек в кроссовках и трениках, его просто необходимо остановить, угрожая дробовиком, и начать расспрашивать, не он ли взломал пару окрестных домов (именно так был убит Ахмад Арбери – это еще одно громкое дело, которое сейчас рассматривает суд). Как объяснить таким людям, что на дворе XXI век, а не XIX – это большой вопрос, ответ на который мог бы спасти множество жизней.

И, возвращаясь к началу статьи, нам, левым, безусловно стоит поговорить о том, как мы сами вылили эту бочку масла в костер культурной войны, превратили Кайла Риттенхауса в икону и мученика и укрепили противоположную сторону в мысли, что с нами не о чем разговаривать. Безусловно, противоположная сторона не очень горит желанием разговаривать и, в целом, все еще прочно держит первенство в мракобесии, агрессии и глухоте к аргументам. Но, как бы ни был велик соблазн свалиться в штопор взаимной ненависти, левые должны продолжать доказывать, что им не чужды логика и здравый смысл. Что нам остается, кроме как убеждать собственным примером? 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x