Политика

Протесты на улице Бальфур. Photo by Olivier Fitoussi/Flash90

Кто-нибудь понимает, что делают левые?

Тема мирных соглашений, пользующаяся поддержкой большинства избирателей, исчезает с повестки дня - из-за отказа от нее левых. В результате избиратель обращает взоры к Беннету: он и правый, и ястреб, и борец с юридической системой, и к тому же точно знает, как победить коронакризис, потому что, сидя в оппозиции, он написал об этом книгу. Чем не герой нашего времени? Спасибо левому лагерю за победу, молодцы, вы отлично постарались.

Спустя несколько месяцев массовых протестов «черных флагов», опросы предсказывают Ликуду 28 мандатов, а Ямине во главе с Беннетом – 22.

Минуточку, чего-чего? Единственным бенефициантом всей этой энергии протестов оказался Беннет? Мы разве этого хотели? Как это вообще произошло? И что мы с этого будем иметь? Неужели наилучший результат, на который мы можем рассчитывать – это то, что Беннет присоединится к коалиции против Нетаниягу, как это прогнозируют многие обозреватели?

Для того, чтобы ответить на эти вопросы, необходимо проанализировать стратегию и тактику левого лагеря, которые и привели нас в нынешнее плачевное положение.

Надо заметить, что последние годы левому лагерю необыкновенно везло. Сначала были открыты три уголовных дела против Нетаниягу. Левый лагерь воодушевился и решил, что это будет достаточно для будущей победы. Ну в самом деле, какой человек в здравом уме пожелает, чтобы правительство возглавлял человек, обвиняемый по трем уголовным делам?

Левые просто сидели и ждали, пока Биби созреет и сам упадет…

С этой минуты почти весь пропагандистский пыл оппонентов Биби был сосредоточен на уголовных делах, остальные, более сложные, темы оказались отложены в сторону, даже со вздохом облегчения. Зачем говорить на трудную тему необходимости политического урегулирования с палестинцами, если один из главных его тормозов уже почти политический труп?

Но ни сам Биби, ни его многочисленные пропагандисты не были согласны с тем, что три уголовных дела – это достаточный повод для ухода из политики. И тогда они сконцентрировались на своем любимом занятии – войне с леваками. В роли леваков в этот раз выступила полиция, прокуратура и суды во главе с многострадальным БАГАЦем.

Но даже эту, заведомо выигрышную кампанию, левые ухитрились провести неудачно, сосредоточившись на выпитом Сарой шампанском, а не на недопустимости слияния власти и капитала. Закон, по которому госчиновникам нельзя принимать дорогие подарки, подробно рассматривался еще в знаменитом британском сериале «Да, господин премьер-министр», но половина Израиля до сих пор считает, что судейские-леваки-крохоборы просто завидуют возможности курить дорогие сигары. Этот раунд можно засчитать как победу Биби.

Тактика выжидать, пока Биби сам себя утопит своими уголовными делами, безумными подстрекательскими кампейнами и уступками ультра-ортодоксам, себя не оправдала.

Но левым упорно продолжало везти. Поскольку к выборам Биби все же несколько ослабел, да и уголовные дела никуда не рассосались, для поддержки ему пришлось больше обычного опереться на религиозных, в том числе на самых одиозных ребят из Еврейского Дома, из Оцмы и из Зеута. Хитрый и дальновидный Либерман рассудил, что это уже, пожалуй, перебор и не вошел в коалицию с Ликудом. После этого началось полное безумие в виде «борьбы с антисемитизмом», которое особенно шокировало, оскорбило и оттолкнуло от Ликуда до сих пор достаточно лояльных Нетаниягу русскоязычных. Левые спокойно сидели в стороне, радуясь, что на этот раз бьют не их и даже получая от этого спектакля некоторое удовольствие.

Третий раз левым повезло, когда Нетаниягу показал себя совершенно беспомощным в управлении корона-кризисом. И снова левые просто сидели и ждали, пока Биби созреет и сам упадет и что всю работу за них сделает массовое недовольство, которое не носило политический характер и в самом деле объединило и левых, и правых. В результате Ликуд потерял несколько мандатов, и те ушли к Беннету.

Итак, тактика выжидать, пока Биби сам себя утопит своими уголовными делами, безумными подстрекательскими кампейнами и уступками ультра-ортодоксам, себя не оправдала. Более того – в своих попытках уйти от разговора по существу и наполнять речь пустыми, годящимися только для демонстраций лозунгами с призывами к отставке Биби, лидеры оппозиции доходят до полного абсурда. Например, когда Лапид одновременно – и заслуженно – критикует премьер-министра за шантаж бюджетом и угрозы развалить правительство на пустом месте, но при этом сам готов отказаться подписать бюджет, чтобы помочь Биби свалить правительство и «наказать Ганца», как это было в августе. Если бюджет так важен, то в силах оппозиции сделать, чтобы он был подписан, даже если при этом сохранится правительство, а не заниматься политиканством в лучшем стиле школы Биби и не подыгрывать его шантажу. Отказ от идеологии, лозунги, выхолащивание дискурса, политиканство не пойдут на пользу ни самому Лапиду, ни оппозиции в целом. Кроме того, из-за подобной агитации, направленной в основном лично против Биби, в общественном сознании прочно укоренилась мысль о личных преследованиях и сведениях счетов.

Упорное цепляние за Нетаниягу его избирателей – не болезнь, а симптом, а болезнь называется «страх левизны».

Хотя наша текущая проблема, безусловно, премьерство Нетаниягу, но необходимо помнить, что упорное цепляние за него его избирателей – не болезнь, а симптом, а болезнь называется страх левизны. Из-за страха перед возможным приходом левых, избиратели Биби готовы простить ему все прегрешения, которые они, скорее всего, прекрасно видят (например, в 2017 году всего 33% верило, что он не виноват в том, в чем его обвиняют). Как далеко зашла эта болезнь можно судить, например, по тому, какую истерию спровоцировала у пораженных ею победа более чем умеренного Байдена над одиозным Трампом.

Болезнь, в свою очередь, вызвана безудержным натравливанием общества на левых, которой в основном и занимался Нетаниягу все время своего премьерства, поэтому (в том числе) так опасно его пребывание в власти. Но за годы подстрекательства, этой болезнью заразились и сами левые, которые больше всего на свете боятся признать себя таковыми и склоняются к какому-то мифическому центру. Так что теперь, если ситуация не изменится, то если избиратель и отвернется от Биби, то лишь для того, чтобы повернуться в сторону кого-то еще более правого.

Итак, мы видим, что стремление уйти от трудных тем и ни в коем случае не заполучить клеймо левака, стремящегося к мирному урегулированию, и заполучить побольше избирателей справа или из центра, ни к чему не привело. Как ни старался, например, Лапид обойти Биби справа и повторять один в один риторику Беннета про необходимость силового уничтожения ХАМАСа, его все равно считают леваком. А зачем кому-то левак, повторяющий за правыми ястребиные лозунги, если есть настоящие правые?

Я уже писала, что невозможно победить Биби, постоянно уклоняясь от удара по главным вопросам и надеясь вымотать соперника и победить по очкам. Пока левые не начнут подробно и аргументировано говорить о мире и безопасности, они не победят. То, что они в лучшем случае избегают этой темы, а в худшем – повторяют слоганы за правым лагерем, тем более удивительно, что в отличие от идей правых (которые в основном сводятся к «давайте захватим еще земли и построим еще поселений, а там видно будет»), их идеи ухода с территорий и заключения мирного договора полностью поддержаны элитами национальной безопасности – армией и ШАБАКом (см, например, такие источники, как этот , а также http://www.molad.org/en/articles/Israeli-security-pays-price-for-settlements, https://forward.com/opinion/412424/israel-has-chosen-settlements-over-security/).

Еще парадоксальнее то, что якобы маргинальные идеи отказа от аннексии, прекращения строительства поселений и эвакуации поселенцев и заключения с палестинцами соглашения о создании Палестинского государства в границах 67-го года на самом деле все еще пользуются поддержкой самой большой части населения, которая хотя и неуклонно снижается, но не начиная со Второй Интифады, как принято считать, а в течение премьерства Нетаниягу.

Согласно опросу National Security Index, регулярно проводимому Институтом Вопросов национальной Безопасности INSS, в 2019 два государства для двух народов поддержало 55% еврейского населения Израиля, причем его поддержало 82% левых и 82% центристов. 66% евреев считают продолжение существующей ситуации без политического урегулирования скорее недостатком сегодняшней политики, чем достоинством.

Электоральный потенциал левых огромен, но они не хотят им пользоваться.

Проведенный в сентябре этого года опрос показал, что около 60% израильтян считают, что необходимо начать переговоры с палестинцами . 45% против любой аннексии, если она не осуществляется в рамках двусторонних соглашений. Кроме того, израильтяне по-прежнему доверяют БАГАЦ, в отличие от их недоверия другим политикам.

Не так уж популярны, как принято считать, и националистические лозунги о пресловутом «еврейском характере государства». Согласно опросам Института Демократии за 2019, 41% евреев считает, что у Израиля «слишком еврейский характер», причем это число выросло после принятия Закона о национальном характере.

На всех этих примерах мы видим, что электоральный потенциал левых огромен, но они не хотят им пользоваться. Напротив, Лапид, взгляды избирателей которого согласно исследованию 2015 почти ничем не отличаются от взглядов избирателей Аводы (например, они активно против расширения и строительства поселений), обещает «как сумасшедший» расширять поселенческие блоки, то есть просто-напросто действует против воли своих избирателей. То, что тотальная правизна израильтян – не больше, чем миф, отмечают и правые авторы. Верно, что зачастую голосование на выборах определяется не активностью той или иной партии в вопросе мирного урегулирования, но это объясняют прагматизмом. Раз мирные соглашения недостижимы и у нас нет партнера по переговорам (а так считает большинство избирателей), то и приоритет при голосовании определяется другими темами.

Тотальная правизна израильтян – не больше, чем миф

Таким  образом, образуется замкнутый круг: из-за того, что левый лагерь упорно отказывается всерьез обсуждать тему соглашений, общество в целом считает ее неактуальной, а мир – недостижимым, по крайней мере, в ближайшем будущем; при этом правые без всякого стеснения распространяют самые нелепые слухи: что якобы палестинцы не стремятся к урегулированию; что руководству ПА не нужна независимость; что сохранение поселений – залог нашей безопасности; что в случае заключения соглашений придется выселить полмиллиона поселенцев и принять пять миллионов палестинских беженцев.

Вместо того, чтобы спокойно и подробно опровергать все эти нелепости, вместо того, чтобы объяснять, что политика правых ведут страну в никуда, левый лагерь сосредоточился на критике правительства за уступки ультра-ортодоксам и беспомощное управление. Таким образом, тема мирных соглашений, пользующаяся поддержкой большинства избирателей, исчезает с повестки дня из-за отказа левых от ее обсуждения. В результате избиратель обращает взоры к Беннету: он и правый, и ястреб, и борец с юридической системой, и к тому же точно знает, как победить коронакризис, потому что, сидя в оппозиции, он написал об этом книгу. Чем не герой нашего времени? Спасибо левому лагерю за победу, молодцы, вы отлично постарались. Скоро вы окончательно предадите своего избирателя, поскольку у вас не останется другого выхода, кроме как на правах бедных родственников войти в коалицию с Беннетом и Либерманом. После этого, окончательно задвинув в пыльный чулан идеи левых, вы сможете сколько угодно продолжать называть предателем Ганца.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x