Конфликт

Антиарабские надписи. Фото: Flash90

Стыд трудно найти и легко потерять

Суть – в конкретном аргументе суда, в самом использовании 7-й статьи для оправдания действий, направленных на сохранение этнической чистоты еврейских городов. Чтобы понять, насколько это дико в наше время, немного изменим условия задачи. «Белое поселенчество - национальная ценность, и потому белые города имеют право бороться с наплывом черного населения»? «Немецкое поселенчество - национальная ценность, и потому немецкие города имеют право бороться с наплывом еврейского населения»?

Когда два с небольшим года назад Кнессет наконец принял многострадальный Закон о национальном характере государства («Хок а-леом»), умеренные правые снисходительно посмеивались над «истерикой левых»: мол, закон-то явно чисто декларативный и никаких последствий иметь не будет. Впрочем, на вопрос зачем тогда было его принимать, эти умные, солидные люди ответить не могли. Я, в свою очередь, писал, что, хотя основная часть закона и выглядит декларативной, он все еще может использоваться в качестве аргумента в судах. Особо опасной мне виделась 7-я статья закона, в которой говорится (корявый перевод взят с русскоязычного сайта Кнессета): «Государство видит в развитии еврейского поселенчества национальную ценность и будет действовать для поощрения и продвижения его создания и упрочения».

Я бы предпочел ошибиться, но увы. Жизнь доказала мою правоту намного раньше, чем я сам предполагал. Несколько дней назад мировой суд отклонил иск, поданный от имени двух арабских школьников, проживающих в Кармиэле. Истцы требовали от мэрии города компенсировать их семьям расходы на транспортировку их, детей школьного возраста, в арабские школы, находящиеся за пределами города. В самом Кармиэле арабских школ нет.

Суд отклонил иск, использовав в качестве одного из аргументов Закон о нацхарактере: «Кармиэль, еврейский город, был основан для укрепления еврейского поселенчества в Галилее. Открытие школы с преподаванием на арабском языке и/или финансирование развозки школьников-арабов может нарушить демографический баланс в городе и его еврейский характер». Далее суд цитирует 7-ю статью и поясняет: «Развитие еврейского поселенчества – национальная ценность и потому нормально, когда оно является основным соображением в принятии мэрией (подобных) решений».

Я очень прошу: давайте не будем сразу судорожно искать контраргументы. Жадные истцы запросили слишком много (25 тысяч шекелей)? Возможно. Мы не знаем подробностей дела. В Кармиэле слишком мало арабов, чтобы открывать арабскую школу? Судя по «Википедии», в Кармиэле 22 школы, то есть одна школа на 4,5% населения. Арабы составляют 6% населения. Почему арабские дети не могут учиться в еврейских школах? Сегрегация израильского школьного образования – отдельный сложный вопрос.

Все это совершенно не важно. Суть – не в деталях дела, а в конкретном аргументе суда, в самом использовании 7-й статьи для оправдания действий, направленных на сохранение этнической чистоты еврейских городов. Чтобы понять, насколько это дико в наше время, немного изменим условия задачи. «Белое поселенчество — национальная ценность, и потому белые города имеют право бороться с наплывом черного населения»? «Немецкое поселенчество — национальная ценность, и потому немецкие города имеют право бороться с наплывом еврейского населения»?

Задолго до прихода Гитлера к власти Германия была одной из самых «национально озабоченных» стран Европы. В конце XIX – начале XX веков Германия активно пыталась заселить немцами Западную Польшу, используя еще не прямое насилие, но различное сочетание кнута (по отношению к полякам) и пряника (по отношению к немецким поселенцам). Этот тип колонизации внимательно изучался сионистским движением и использовался им в Палестине. Артур Рупин, архитектор скупки арабских земель, в 1907 году писал: «Я нахожу большое сходство между деятельностью Еврейского национального фонда и работой (немецкой) Колонизационной комиссии в районе Познани и в Западной Пруссии» [1].

До появления Израиля инструментарий сионистов был ограничен пряниками, зато потом наступило раздолье. Можно было использовать земли, оставленные беженцами. Можно было отнимать земли под различными предлогами. Можно было основывать новые еврейские города в гуще арабского населения – именно так появился Кармиэль, в рамках усилий по «евреизации Галилеи» (немцы заселяли Западную Польшу из страха перед польским национализмом и называли это «германизацией»).

За время существования Израиля были основаны сотни еврейских населенных пунктов – и ни одного арабского. У еврейских населенных пунктов нет проблем с землей: правительство расширяет их муниципальные границы по мере необходимости. Муниципальные границы арабских населенных пунктов практически не расширяются. Арабские города душат отсутствием промышленных и торговых зон – основного источника муниципального дохода [2], а потом корят арабский сектор за «иждивенчество».

Если же арабская семья из-за банального недостатка жилья пытается переехать в еврейский город, ее могут ожидать неприятные сюрпризы. Тот же Кармиэль – «город-евреизатор» — имеет давнюю историю антиарабских настроений. В 2010 году заместитель мэра был уволен за активную деятельность по предотвращению продажи квартир арабам. А в прошлом году в другом северном городе, Афуле, мэр, заммэра и несколько депутатов городского совета участвовали в антиарабской демонстрации под флагами одиозной организации «Лехава».

Однако до недавних пор Израиль не только старался сохранять хотя бы видимость равноправия, но и очень этой видимостью гордился. Закон о национальном характере пробил брешь в стене отрицания. Израильтяне, говоря словами Беннета, «перестали извиняться». Согласно новой парадигме, в геттоизации арабского населения нет ничего постыдного. Еврейское государство должно заботиться прежде всего о евреях – разве не так? Что тут такого? Вон, даже суд подтвердил. Когда пропадает стыд, жить становится легче, «а то, что придется потом платить – так ведь это, пойми, потом».

Возможно, это конкретное решение будет оспорено в БАГАЦе, однако проблему это не решит. Суды низших инстанций продолжат оправдывать, обелять, нормализовывать дискриминацию, применяя Закон о национальном характере. Авторы закона не зря семь лет боролись за его принятие. Они знали, что рано или поздно он возымеет ощутимые практические последствия. В 2016 году заместитель начальника Генштаба ЦАХАЛа Яир Голан произнес в День памяти жертв Катастрофы нашумевшую речь, в которой были такие слова: «Мне страшно оттого, что в нашем обществе сейчас происходят те же самые отвратительные процессы, что и в Германии 70-80 лет назад». За свои слова Голан подвергся остракизму, однако помните: путь от «германизации» Западной Польши до нацизма оказался совсем недлинным.

[1] Reichman, S., & Hasson, S. (1984). A Cross‐cultural Diffusion of Colonization: From Posen to Palestine. Annals of the Association of American Geographers, 74(1), 57-70.

[2] אזורי תעשייה ביישובים הערביים, стр. 34

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x