Блогосфера

Михаль Села z"l, фото предоставлено семьей

Лили и Михаль

Нацисты убили 52 родственников моей матери, родившихся в Югославии. Для бабушки Лили и деда Авраама Коэна (который был партизаном) их выживание - это победа. Рождение их детей - это непревзойденная победа. Победа жизни над смертью. Но полгода назад смерть обрушилась на мою семью. Мою сестру Михаль Села убили с невообразимой жестокостью в ее собственном доме.

Моя покойная бабушка Лили Кастикер выжила в Освенциме. Она жила там, как все евреи, — голодная, с наголо обритой головой. Все ее имущество состояло из одного комплекта полосатой робы. После того, как она пережила селекцию Йозефа Менгеле во второй раз, на ее руке вытатуировали номер заключенного. В своем дневнике она писала о запахе мертвых. О проволочных заборах. О супе из серых камней, которым кормили узников лагеря. Подобной едой не кормили даже домашний скот. Она писала о родах в лагере, о чувстве локтя и взаимопомощи заключенных. О том, как женщины прятали роженицу, чтобы нацисты не отправили ее живой в крематорий вместе с новорожденным младенцем.

Лили была молодой, сильной, смелой, изобретательной, чуткой и находчивой. Выжившие друзья писали о ее героизме: о том, как она приобщала заключенных к культуре, рискуя жизнью, чтобы спасти их жизнь и поддержать моральный дух в лагерном аду.

Лили Кастикер умерла в Израиле, когда моей матери было всего 15 лет. Когда маме исполнился 21 год, она родила меня и назвала в честь бабушки. С раннего детства я жадно впитывала истории о Лили. Моя мама всегда наполняла свои рассказы душераздирающей печалью: на складах мемориала «Яд ва-Шем» пылятся скрытые от глаз несметные сокровища.

В последние годы мама активно работает, и благодаря ее усилиям скоро будет опубликовано подробное исследование. И эта история станет известна широкой общественности. Я тоже начала копаться в архивах «Яд ва-Шем». Я провела исследование и написала две семинарские работы, создала сайт памяти моей бабушки, и я преподаю и читаю лекции о ней каждый год. И сегодня тоже.

Нацисты убили 52 родственников моей матери, родившихся в Югославии. Для бабушки Лили и деда Авраама Коэна (который был партизаном) их выживание — это победа. Рождение их детей — это непревзойденная победа. Победа жизни над смертью.

Полгода назад смерть обрушилась на мою семью. Мою сестру Михаль Селу убили с невообразимой жестокостью в ее собственном доме. Меня грызут тяжкие мысли. Как можно пережить такой кошмар? Как это переживут мои родители? И мои дети? А дочь Михаль? Наша задача в жизни — добиться успеха, а не потерпеть поражение. Пережить ужасы, которые еще впереди, потому что убийца жив, а мы выступаем свидетелями  на суде. В ближайшую среду убийца наконец-то должен был впервые представить свою версию случившегося в ту кошмарную ночь. Но сегодня утром мы узнали, что все слушания были отменены приказом министра юстиции, и альтернативной даты нет. Почему судебная система мучает нас?

Недавно я создала некоммерческую организацию в память о сестре —  «Форум Михаль Селы», которая помогает спасать жизнь людям с помощью технологических инструментов. Ощущения от этих встреч и волонтерской деятельности носят и  терапевтический характер. Это своего рода исцеляющая борьба с горем и личными трудностями. Прогресс каждого человека вызывает волнение и радость, отражая саму суть Михаль. Олицетворяя то, кем была Михаль при жизни, смысл ее жизни и то, какой она видела мир, видя каждого отдельного человека. Потому что каждый человек — это целый мир. И Михаль протягивала руку помощи всем — с уважением и без высокомерия.

Бабушка Лили тоже была такой. Она тоже любила писать и описывать свою жизнь и мысли в личном дневнике. Лили писала о прекрасной и печальной узнице-еврейке с искалеченной от побоев спиной, корчившейся на полу барака в изодранной одежде, как птица с обрезанными крыльями. Лили подошла, чтобы подбодрить ее хоть немного. Та погадала ей по руке, сказав, что у нее длинная линия жизни. И что однажды война закончится, и она увидит близких.

Лили собирала  бумагу из мусорных корзин, старые квитанции и дощечки для маркировки, обломки карандашей, и с помощью этих вещей организовывала культурный досуг заключенных. Конкурсы рисунков, рассказов и песен. В качестве приза была картошка, которую она припрятала. Вся работы женщин Лили прятала на теле, под одеждой. Чтобы нацисты казнили только ее одну, если узнают о конкурсах.

Лили была полна решимости выжить, чтобы показать миру эти документы — редкое свидетельство злодеяний и актов милосердия. После освобождения из концлагеря  она репатриировалась в Израиль, имея при себе около 300 подлинных документов, которые она вырвала зубами у смерти. Клочки бумаги с живыми и трогательными работами, начертанными руками десятков узниц. Рассказывать, помнить и не забывать — таким было ее завещание.

Ницше писал: «Если у человека есть Зачем жить, он может выдержать любое Как». Смерть Михаль бессмысленная и обжигающая. Исцеление придает ей смысл. И спасение жизни. Спасение следующей жертвы. Когда дочь Михаль подрастет, она познакомиться с наследием, оставленным ей по материнской линии. И она воплотит наследие Михаль в жизнь и после ее смерти. Она оживит историю матери и вырастет в сильную и поддерживающую окружающих женщину.

Я — Лили Бен-Ами, внучка покойной Лили Кастикер и сестра покойной Михаль Села.

 

С дневником воспоминаний из Аушвица и другой информацией можно познакомиться на сайте «Подвиг Лили Кастикер»:

https://sites.google.com/site/daniela13579asd/

Сайт организации «Форум Михаль Селы»:

https://www.michalsela.org.il/

 

סבתי לילי קשטיכר ז"ל שרדה את לאגר C באושוויץ בירקנאו. שם היא חיה כאסירה יהודיה, מורעבת, גלוחת ראש. כל רכושה היה סט אחד…

Posted by Lili Ben-Ami on Monday, 20 April 2020

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x