Женская территория

Кадр из интервью с Даной Вайс

"Я боялась, что меня заставят отдать ему детей"

Очень многих женщин постоянно спрашивают о разводе, когда возникают жалобы на насилие: «Почему вы ждали? Почему не ушли от него»? А если женщина все же подала на развод, то: «Почему ты только сейчас, в разводе, вспоминаешь об абьюзе? Где ты была все эти годы»? В интервью Дане Вайс Лирон Дрор дает ответ.

Кошмарная история Лирон Дрор, чей муж убил их 10-месячную дочку Гони, тяжело ранил саму Лирон и ее старшую дочь, включает подробности, которые, к сожалению, все мы уже узнаем. Мы слышали все это не раз, в историях женщин, попадающих в прессу. Большинство этих женщин не выжили. Лирон выжила, но потеряла дочь.

В интервью Дане Вайс, на которое она героически пришла с открытым лицом, Лирон Дрор, среди прочего, говорит, что она знала, что нет особого смысла подавать жалобу в полицию. Все друзья, которые знали ее бывшего мужа, говорили, что он был очаровательным парнем и не верили, что он способен на агрессию. Она рассказывает о газлайтинге: он постоянно пытался пошатнуть ее уверенность в собственном рассудке и памяти, пока она не начала записывать и документировать те чудовищные вещи, что он ей говорил. Она упоминает свое согласие переехать туда, куда он хотел, веря, что это поможет ему «расслабиться и измениться». Лирон рассказывает о глубочайшем одиночестве, которое переживает женщина, находящаяся в партнерстве с абьюзером.

Муж вел себя агрессивно по отношению к Лирон задолго до убийства, но физическое насилие не было существенным — были инциденты вроде того, что он вылил на нее бутылку воды. Но и абьюзеры, которые агрессивны в основном психологически, могут схватиться за нож. Вероятно, она права, что не обращалась в полицию — учитывая немыслимое количество женщин, которые жаловались в полицию на жестоких супругов, но все же были убиты ими. Пока парадигма не изменится, и вместо удаления женщин из домов, абьюзеры будут удалены из общества с целью получения интенсивного и всестороннего лечения — никаких изменений не предвидится.

В одном Лирон была уверена — что она сможет защитить своих дочерей, и что даже если она окажется в опасности, их это не коснется. Но мысль, что им удастся защититься от ножа убийцы, оказалась самой ужасной ее ошибкой.

Лирон Дрор винит себя — по ее словам, за то, что она «выбрала не того парня». «Я думаю, что я попалась в ловушку», говорит она. «Многие девушки думают, что с ними этого никогда не случится. Ведь «он не такой». Я прошу вас, очнитесь, пока не поздно».

Наверное, самая ужасная вещь, которая была сказана в интервью — это что Лирон чувствует, что для нее было бы лучше умереть. «И для общества было бы лучше, чтобы я не очнулась. Большинство женщин, с которыми случаются такие вещи, умирают, а тут внезапно я жива, и есть вещи, которые необходимо решить, власти должны что-то делать…»

Лирон говорит, что банк, например, совершенно не интересует тот факт, что она чуть не умерла и что ее дочь убита. Они по-прежнему требовуют, чтобы ее бывший муж, убийца ее дочери, разрешил ей использовать деньги на их совместном счете. «Неправда, что худшее уже позади», — говорит она. Вдобавок ко всему, Лирон Дрор убеждена, что когда ее бывший муж выйдет из тюрьмы, он вернется, чтобы найти ее и «завершить то, что начал».

Невероятно больно слышать от Лирон фразу «Сегодня я могу сказать, оглядываясь назад, что все признаки были налицо», за которой сразу же следует очевидный вопрос: «Зачем оставаться в этих отношениях?»

Я хотела бы обсудить именно этот вопрос. Очень многих женщин постоянно спрашивают о разводе, когда возникают жалобы на насилие: «Почему вы ждали? Почему не ушли от него»? А если женщина все же подала на развод, то: «Почему ты только сейчас, в разводе, вспоминаешь об абьюзе? Где ты была все эти годы»?

Лирон Дрор дает ответ. Он звучит так:

«Потому что я ужасно боялась, что придется оставить его  наедине с детьми. Я знала, что если мы разведемся… дети станут «переходящим знаменем». Я думала, что остаться с ним — это уменьшить ущерб…  думала, что я могу защитить их «.

Это ответ очень многих женщин. Женщины соглашаются пожертвовать собой и оставаться в  отношениях с абьюзером, потому что он отец их детей, и по закону ему будут отдавать детей, разрешат ему брать их к себе домой, включая ночевки. «Онжеотец». А так, по крайней мере, мать находится рядом с детьми и таким образом у нее будет больше шансов защитить их. Повторюсь: женщины совершенно логично опасаются, что просьба о разводе приведет к такому разделу опеки, при котором детям придется оставаться наедине с агрессивным родителем, и терпят насилие. Пока не наступит момент, после которого больше нет возможности терпеть. В данном случае — он наступил слишком поздно для маленькой десятимесячной девочки Гони.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x