Еврейский мир

Сертификат кошерности от Цоар - в обход раввината. Фото: организация Цоар

Ты зашухерила всю нашу малину

Малина, как и любая другая ягода, может быть червивой. А черви уже в Торе запрещены в пищу в качестве «ползающих по земле гадов». Конечно, существуют методы и средства, отгоняющие насекомых от грядки. Проблема заключается в том, что в данном контексте, не всё, что кашерно – полезно. А ещё, законы кашрута существовали задолго до существования пестицидов, и включали в себя возможность очистки растительной пищи от жучков и червячков. Просто это не всегда просто. А если вы ещё не поняли, для системы кашрута, настроенной на бизнес-модель, просто – дёшево, сложно – дорого.

Дисклеймер: текст обязательно доберется и до вопроса малины, обещаю. Но начнем немного издалека.

Пирамида потребностей Маслоу – популярная визуализация теории иерархии потребностей – знакома большинству из нас. Американский психолог Абрахам Маслоу разработал теорию, согласно которой человеческие потребности можно распределить на пять категорий – физиология, безопасность, общество, престиж и духовность.

Маслоу был психологом «старой» закалки, и его теория, подобно теории психосексуального развития знаменитого Зигмунда Фрейда, была построена методом феноменологическим, то есть выстроена, как результат умозаключений самого психолога, который не посчитал необходимым проверить и подтвердить её эмпирически, исследовательским методом. (Последующие исследования, кстати, теорию Маслоу эмпирически не подтвердили.)

По сути, Абрахам Маслоу сформулировал научным языком существующие в человеческой культуре предположения и мотивы относительно различных потребностей человека. Сытый, не понимающий голодного, богатый, не имеющий точек соприкосновения с бедным и его бедностью, духовная и интеллектуальная элита, далёкая от жизни простых людей.

В этом плане еврейская традиция и религия, за много столетий до Абрахама Маслоу, стремилась давать ответы не только на духовные, но и на самые базовые, что ни на есть, потребности своих приверженцев. Безусловно, законы кашрута, в первую очередь, это возможность объединить приверженцев одной религиозной традиции не вокруг лишь абстрактной возвышенной идеи, способной повести за собой лишь сытых, но объединить и голодных, первоочередная потребность которых – в пище – показать, что Богу можно служить не только богатыми одеждами и дорогими жертвоприношениями, но самым простым – пищей, одеждой и прочими базовыми вещами.

Чем дольше существует идея, тем более сложной она становится на протяжении времени. Описанные в Торе заповеди уже в Талмуде становятся лишь частью более широкого комплекса диетарных законов. Например, птица классифицируется, как мясо, хотя и сохраняются упоминания о «северной», галилейской, традиции – есть молочное с птицей. Но законы всё ещё остаются, как правило, на кухне – домашней либо хозяйской в какой-нибудь забегаловке. Большое потрясение ожидает эти правила с началом Нового Времени. Промышленное производство пищи ставит перед соблюдающими законы кашрута новые вопросы и дилеммы технического характера. Появление же большого числа евреев, не соблюдающих кашрут, приводит к кризису изначальной его идеи – объединять евреев за одним столом.

До появления Государства Израиль решения были самые различные. Ультраортодоксальное еврейство просто перестало считать светских, реформистов и прочих «еретиков» частью той самой компании, которую призван объединять кашрут. В результате вино, к которому прикоснулся несоблюдающий шаббат и кашрут еврей, считалось (а у харедим считается и по сей день) некашерным, а шхита (кашерный забой скота) несоблюдающим шаббат резником (шохетом) тоже считалась некашерной.

В восточных еврейских общинах мы встречаем более свободный подход. Так, к примеру, в Алжире раввин Йосеф Шалом Машаш объявляет кашерным мясо, забитое несоблюдающим шаббат, до тех пор, пока его несоблюдение шаббата не касается мясобойни. В Египте, будущий главный сефардский раввин Израиля, Овадья Йосеф решает, что евреи, не соблюдающие субботние запреты, но выполняющие другие субботние предписания (кидуш, например) – не запрещают своим прикосновением вино, так как они «помнящие шаббат», хотя и не «соблюдающие шаббат».

В еврейском государстве кашрут становится вопросом национального масштаба. Уже в знаменитом письме Давида Бен Гуриона к лидерам ультраортодоксальной «Агудат Исраэль» в 1947 году (Статус-кво) гарантируется соблюдение кашрута на кухнях всех без исключения государственных учреждений, включая армию. Но это – на государственном уровне. На уровне простого потребителя также обнаружился спрос на кашрут, особенно с репатриацией евреев из мусульманских стран. Помните? Там отказ от соблюдения одной традиции не обязательно означал автоматического отказа от остальных. Так появился институт надзора над кашрутом на промышленном производстве.

Так в 1983 году Кнессет принял закон, запрещающий использовать метку «кашерно» без разрешения государственного регулятора, функции которого были переданы в Главный Раввинат Израиля. Идея заключалась в том, чтобы государственный раввинат предоставлял услуги базового соблюдения законов кашрута. Таким образом, традиционные потребители могли не волноваться по вопросам кашрута, но и более того, и «молчаливое большинство», которому, по большому счёту, безразлично, кашерны ли продукты в магазине, получают возможность есть кашерно, не заморачиваясь.

Базовые правила кашрута не устраивают ультраортодоксов. Так появилась целая сеть Бадацев – частных организаций, занимающихся надзором за кашрутом по более высоким стандартам, зависящим от обычаев той или иной общины. С ними стал конкурировать отдел «меадрин» собственно Главного Раввината, который не был готов упустить и эту часть рынка.

Заметили, что мы перешли от обсуждения религии и социологии к рынку и конкуренции? Это же и произошло с системой кашрута. Её скрытой целью стала логичная цель любого бизнеса, желающего преуспеть – произвести максимум продукта/услуги за минимум средств. Только религия, использующая инструменты мира бизнеса и менеджмента, и религия, сама ставшая бизнесом, это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Первый случай – это успех, а второй – провал. И это если ещё не упоминать разгромный отчёт государственного контролёра последних лет, в котором указывалось на вопиющий факт – около трети (!) работников системы государственного кашрута связаны друг с другом семейными узами разной степени дальности.

Реакцией на провал Главного Раввината стало усиление частных ультраортодоксальных организаций, а также, что более важно, на мой взгляд, возникновение организации «Ашгаха пратит» (Частный надзор), которая предлагала кафе и ресторанам надзор за кашрутом вне рамок раввината. Двумя успешными достижениями Ашгахи стоит считать победу в Верховном Суде, который утвердил трактовку упомянутого выше Закона о кашруте (1983), согласно которой можно не использовать слово «кашерно» и его производные, и объявить заведение, например, «соответствующим еврейским законам питания», и это не будет считаться нарушением закона (не без гордости отмечу, что два иерусалимских кафе представляли в Верховном Суде адвокаты Реформистского Центра религии и государства). Вторым достижением стало, как ни странно, расформирование Ашгахи, как самостоятельной организации, её присоединение к организации раввинов «Цохар», уже давно и успешно позиционирующей себя, как альтернативу государственному раввинату, и превращение её в отдел кашрута внутри этой организации. Главному Раввинату, естественно, очень мешает наличие конкурента, но Верховный Суд заблокировал возможность давить на него с помощью штрафов за нарушение закона, на выписывание которых у раввината есть право, как у государственного регулятора.

Так что же случалось с малиной? Давайте по порядку. Малина, как и любая другая ягода, может быть червивой. А черви уже в Торе запрещены в пищу в качестве «ползающих по земле гадов». Конечно, существуют методы и средства, отгоняющие насекомых от грядки. Проблема заключается в том, что в данном контексте, не всё, что кашерно – полезно. А ещё, законы кашрута существовали задолго до существования пестицидов, и включали в себя возможность очистки растительной пищи от жучков и червячков. Просто это не всегда просто. А если вы ещё не поняли, для системы кашрута, настроенной на бизнес-модель, просто – дёшево, сложно – дорого. Именно поэтому, например, несмотря на то что в результате длительного обсуждения в Талмуде (трактат Хулин) коровье вымя объявляется кашерным (несмотря на наличие в нём молока), сегодня в Израиле вы не найдёте кашерного ресторана, где бы вам подали вымя.

Тем не менее, много лет Главный раввинат ставил печать кашрута на малину. Не то, чтобы в Израиле её много, в основном её импортируют. Но и на импорт нужно ставить кашрут. И на часть замороженных ягод, завезённых неким импортёром (названным в публикации YNet – А), был поставлен в рамках описанной выше конкуренции организацией Цохар. Дело, кстати, не только в конкуренции, так как раввин Орен Дувдевани – ответственный за кашрут в организации Цохар, нашёл способ признавать замороженную малину кашерной, в отличие от мнения раввината, который предпочитает запретить по дешёвке, чем найти способ разрешить подороже.

Неудивительно, что представители раввината сообщили А, что не смогут более предоставлять кашрут импортируемым им продуктам (даже тем, которые уже прошли проверку), если он не прекратит работать с конкурентом. А отказался от сотрудничества с Цохар, справедливо опасаясь потери заработка в этот тяжелый для любого предпринимателя год, но история уже просочилась в прессу, и раввинат объявил продукты, импортируемые компанией А – некошерными. Включая ту самую малину.

Так вот, хотелось бы отметить, что де-факто цель государственного кашрута – то есть максимально простого, без устрожений, сегодня Главным Раввинатом не преследуется, а воплощается именно деятельностью раввина Орена Дувдевани и организации Цохар. Так что малину можно продолжать кушать и тем, кому не наплевать на кашрут. Приятного аппетита!

Автор – раввин общины «Даниэль» в Яффо, исследователь политической философии, еврейской гомилетики и литургии.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x