Еврейский мир

https://pixabay.com/

Подводные камни в регистрации отцовства

По религиозным причинам, принятый в 60-е годы закон требует, чтобы каждый ребенок был записан, как сын или дочь мужа матери. Даже если мать ребенка и ее муж находятся в разводе, или, например, к моменту рождения младенца муж скончался. Как это влияет на жизнь ребенка?

У женщины и ее нового спутника жизни родилась дочь. МВД проигнорировало требование матери и зарегистрировало ее бывшего мужа в качестве отца новорожденной, несмотря на то, что тот не был биологическим отцом ребенка. Из-за этого девочке пришлось столкнуться со множеством проблем – как бюрократических, так и личных, связанных с самоидентификацией. Ее настоящий отец, занимавшийся воспитанием ребенка, не мог записать ее в школу или сопровождать дочь в медицинских учреждениях. Девочку постоянно спрашивали, почему она носит другую фамилию, не такую, как все прочие члены семьи. В более старшем возрасте девушка обратилась в суд с просьбой об изменении фамилии и записи в ее документах данных о настоящем отце. Стоит отметить, что описываемый кейс затрагивает не только проблемы, связанные с конкретным семейным конфликтом, но и более фундаментальные вопросы, касающиеся сферы религии и государства.

Общественные дискуссии, вращающиеся вокруг темы религии и государства, чаще всего касаются таких вопросов, как работа общественного транспорта по субботам, кашрут, браки и разводы. Подавляющее большинство израильтян даже не подозревает, что на процесс регистрации отцовства в министерстве внутренних дел также оказывают влияние взаимоотношения между религией и государства, точнее – между Галахой и государством. Принятый в 60-е годы закон требует, чтобы каждый ребенок был записан, как сын или дочь мужа матери. Даже если мать ребенка и ее муж находятся в разводе, или, например, к моменту рождения младенца муж скончался. Это требование действительно в том случае, если ребенок родился  в течение 300 дней – после развода или смерти мужа.

По-видимому, в основе закона лежало стремление помочь ребенку, зачатому до формального развода матери, уберечь его от возможного признания «мамзером», сопряженного с запретом на заключение галахического брака. Если мы не “расскажем” об этом раввинату, там «не обратят на это внимание», рассуждал простодушный законодатель.

Однако этот закон не столько решает проблемы, сколько создает новые. Ребенок теряет право получать алименты от биологического отца, поскольку тот не записан в качестве такового. Ребенок также не может стать наследником своего биологического отца. Биологический отец лишен законного права выполнять даже самые простые действия, которые родители осуществляют для своих детей. И это мы еще не касались проблемы самоидентификации ребенка.

Кроме того,  вполне возможно, что “добрые намерения”, которыми руководствовался законодатель, стремясь помочь ребенку избежать ярлыка “мамзер”, во многих случаях совершенно бессмысленны и нерелевантны.  Во-первых, не исключено, что семья ребенка и он сам придерживаются иных взглядов, согласно которым галахическое понятие “мамзер” не имеет никакого мировоззренческого и практического смысла. Ребенок, достигнув совершеннолетия, может решить не сочетаться религиозным браком, либо вообще не вступать в брачные отношения.  Во-вторых, галахические правила определения “мамзерства” кардинально отличаются от того, каким образом гражданский суд рассматривает свидетельские показания. Поэтому “подозрительная” запись отцовства в МВД не всегда приводит к обвинению в “мамзерстве” в раввинатском суде – в силу различных галахических толкований. Иными словами, попытку законодателя преодолеть галахические установки посредством гражданских правил современного государства, нельзя назвать удачной, поскольку речь идет о двух совершенно разных сферах, говорящих на разных языках.

В июле суд по семейным вопросам в Крайот вынес решение по делу, о котором я рассказала в начале статьи. Суд постановил, что министерство внутренних дел обязано записать супруга матери истицы в качестве ее отца, поскольку именно он воспитывает ее с рождения. Девушка также получит фамилию своего настоящего отца.

Данное решение суда сохраняет здравый баланс между правом девушки на самоидентификацию, правом отца на признание его родительства и свободой вероисповедания. Это постановление также подчеркивает забытый многими факт, что гражданская и религиозные правовые системы являются отдельными друг от друга институтами. Гражданский суд обязан заботиться о гражданских правах ребенка и родителей – вне связи с правилами и соображениями религиозных институтов (раввината, раввинатских судов и т.п.). Религиозная система в свою очередь, вынося галахические постановления, не обязана считаться с решениями гражданских судов.

Оригинал на сайте Гаарец

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x