Арт-политика

Фото: кадр из фильма

"Манаек" - великолепная полицейская драма

В Израиле уже давно научились снимать качественные сериалы, а"Манаек" не уступает по уровню самым крутым американским. Режиссура, сценарий, диалоги, актерская игра, саспенс, динамика - всё на высоте.

Досматриваю израильский сериал «Манаек» (совершенно непереводимый фольклор, грубое ругательство арабского происхождения). В русском переводе я назвал бы сериал «Легавый».

10-серийная полицейская драма государственного телеканала «Кан» вышла около месяца назад. И хотя от финала меня отделяют еще две серии, хочу поделиться восторгами и всячески порекомендовать это кино к просмотру.  К сожалению, этот сериал вряд ли будут продвигать на международных платформах, как «Фауду» или «Тегеран», поскольку  кино не про палестино-израильский конфликт и не про Моссад. Но русские онлайн-кинотеатры, как известно, не слишком церемонятся с авторскими правами — переведенный на великий и могучий «Манаек» уже доступен широкой русскоязычной публике. Из профессионального переводческого любопытства сверил перевод нескольких серий: ужас, но не ужас-ужас. Ляпов немало, искажений ивритских имен и географических названий — более чем. Но смотреть можно. А, по моему скромному мнению, нужно — ибо отличнейшее кино. Для ивритопонимающих — сериал целиком лежит на официальном ютубе корпорации «Кан».

Фото: кадр из фильма

Пожалуй, это лучший израильский сериал. А, следует отметить, в Израиле уже давно научились снимать качественные сериалы. Это международно признанный факт. Совершенно блистательная работа режиссера Алона Зингмана, на счету которого несколько телепроектов, включая знаменитый «Штиссель». «Манаек» не уступает по уровню самым крутым американским сериалам. Режиссура, сценарий, диалоги, актерская игра, саспенс, динамика — всё на высоте.

Главный герой, опытный офицер отдела внутренних расследований (МАХАШ), которого все считают неудачником, поскольку тот раздражающе честен, вызывающе прямолинеен и начисто лишен карьерных амбиций, узнает, что его лучший друг, занимающий пост начальника одного из полицейских округов, вступил в сговор с одним из преступных кланов и активно с ним сотрудничает на протяжении многих лет. На его совести сделки с краденым оружием, ликвидации конкурирующих уголовных авторитетов. Причем в качестве наемных убийц выступают подчиняющиеся ему сотрудники полиции. В этой деятельности также замешаны и представители прокуратуры.

Скажу вам прямо: если хотя бы треть показанного в этом полицейском триллере — правда, и в наших правоохранительных органах уровень коррумпированности действительно таков, то становится реально страшно. Но не станем забывать, что речь идет о художественном вымысле, хотя с полицией лучше все-таки не пересекаться.

Наш герой проявляет себя настоящим Дон Кихотом, вступает в борьбу с системой, против которой у него нет никаких шансов.

В фильме много отличных актерских работ (Амос Тамам, Орна Питусси, Майя Даган, Лираз Хамами, Рами Хойбергер), но настоящим открытием и даже потрясением для всех стал исполнитель главной роли, Изи Бахара, комический актер и стендапист Шалом Асаяг.  Постаревший Асаяг совершенно не похож на себя. Наблюдая за его героем, забываешь о двух десятилетиях пошлого и несмешного стендапа, которым промышлял этот артист. Сдержанный, аутентичный, искренний, тонкий, вызывающий доверие и сопереживание. Блистательная драматическая роль. Снимаю шляпу.

Еще один момент, который мне не понравился, но впечатления от фильма не испортил. Хотя, возможно, я чрезмерно придирчив. Среди персонажей второго плана есть два русскоязычных — бывший полицейский и наемный убийца по имени Руслан и милая женщина по имени Таня Левин, у которой завязывается роман с главным героем.

Образ Тани как будто достаточно позитивен, но абсолютно стигматизирован: стереотип на стереотипе едет и стереотипом погоняет:  внешне привлекательная, ухоженная, легкодоступная разлучница, мать-одиночка, живущая с мамой и папой-пенсионерами, не владеющими ивритом («савта бе-салон»). И готовит она, разумеется, исключительно борщ и пельмени.

Образ Тани как будто достаточно позитивен, но абсолютно стигматизирован: стереотип на стереотипе едет и стереотипом погоняет:  внешне привлекательная, ухоженная, легкодоступная разлучница, мать-одиночка, живущая с мамой и папой-пенсионерами, не владеющими ивритом («савта бе-салон»)

На протяжении всего сериала Таню называют «русская», «эта русская», (ха-русия ха-зот), один раз даже (из уст плохого героя) звучит сакраментальное — эта вонючая русская (русия масриха). При этом речь идет не о недавней иммигрантке, а о русскоговорящей израильтянке, живущей в стране 20-30 лет, с хорошим ивритом и легким акцентом, растящей ивритоговорящего сына-сабру.  Любое упоминание Тани другими героями имеет легкий сексуальный подтекст, это произносится либо с многозначительным закатыванием глаз, либо с ухмылкой.

В фильме присутствуют персонажи, представляющие все слои, этнические группы, общины Израиля (ашкеназы, мизрахим, арабы).  Есть два других женских персонажа второго плана — арабская женщина, следовательница МАХАШ, и офицер полиции, эфиопская девушка. Однако словосочетаний «эта арабка», «эта эфиопка» я  в сериале не обнаружил. Зато выражений «эта русская» к восьмой серии я насчитал пяток.

В любом случае «Манаек» —  великолепная полицейская драма, смотрится на одном дыхании. И я этот фильм всем горячо рекомендую.

На иврите смотреть здесь

С русским переводом

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x