Зона безопасности

Нетаниягу и замминистра здравоохранения Лицман. При любом раскладе останется на своей должности... Фото: Amos Ben Gershon, Flash-90

Мания величия Нетаниягу может нас убить?

Израиль должен быть готов справляться с чрезвычайными ситуациями, поскольку для этого у него есть специальные военные силы. Если так, то почему же Тыловой округ остаётся до сих пор не привлечённым к борьбе с эпидемией коронавируса? На этот вопрос ни у кого нет ответа, но широко распространено мнение, что это не просто халатность со стороны главы правительства. По-видимому, это его осознанный выбор, потому, что передача управления кризисом Тыловому округу ограничит единоличную власть Нетаниягу

Глава правительства Нетаниягу самолично осуществляет хаотичный процесс принятия решений. Каждый вечер принимаются всевозможные новые решения, противоречащие предыдущим решениям, принятым всего днём ранее.  То, что сейчас требуется – это передача управления кризисом командованию Тылового округа, это лишит Нетаниягу возможности принимать единоличные решения.

Граждане Израиля каждый вечер, разумеется, в часы пик, смотрят по телеканалам ежедневные обращения главы правительства  Биньямина Нетаниягу к нации. Почти каждый день Нетаниягу выходит в эфир и объявляет о дополнительных указах, новых ограничениях экономической деятельности из-за эпидемии коронавируса.  Как правило, он сопровождает свою красноречивую риторику словами поддержки, демонстрируя, как гражданам нужно себя вести (например, прикасаться к своему носу только через салфетку) во время смертельной эпидемии.

Нетаниягу всегда красноречив, ярок, он смотрит прямо в камеру, чётко и ясно произносит слова. Большинство граждан чувствуют себя более уверенными из-за того, что в дни столь тяжёлого кризиса страной управляет такой опытный и красноречивый лидер. Эти ежедневные выступления усиливают положение Нетаниягу и культ его личности. «Я тот, кто вам нужен, и нет никого другого» — это скрытый смысл его ежедневных телевизионных обращений.

Каждый, кто занимается управлением во время кризиса, понимает, что проблема именно в этом. Нетаниягу управляет этим кризисом единолично. У него нет рабочих групп, у него даже нет управленческой команды при министерстве главы правительства. Как известно, министерство главы правительства вот уже долгие месяцы действует в отсутствии постоянного генерального директора, который мог бы ему помочь. Он также не пытается задействовать рабочие группы, рассматривать альтернативные планы действий или выслушивать разные мнения. Хорошо это или плохо, но Нетаниягу управляет этим кризисом в одиночку и самостоятельно принимает все важные решения, касающиеся здоровья израильских граждан и их экономического будущего. Так это выглядит со стороны.

В одиночку Нетаниягу осуществляет хаотичный процесс управления, когда каждый вечер сообщается о принятии новых, разнообразных решений, часто противоречащих тем,  которые были приняты всего днём ранее. Если и существует какая-то стратегия по борьбе с эпидемией, то она не просматривается, так как не остаётся времени для проверки эффективности предыдущих решений, и им на смену приходят новые, гораздо более жёсткие и истеричные.

Действуя в одиночку, Нетаниягу загоняет Израиль в режим полного или частичного прекращения экономической активности. Министерство здравоохранения в истерике настаивает на том, что это решение является единственно правильным, и Нетаниягу, который хорошо разбирается в экономике и обычно не торопится с введением чрезвычайных мер, поддерживает министерство здравоохранения. Уже дважды Израиль находился в шаге от решения о введении почти полного осадного положения, и только, благодаря авторитету управляющего Банком Израиля Амира Ярона и бюджетному отделу Минфина этого не произошло.

Есть немало профессионалов, по мнению которых такие крайние меры вообще не были нужны. Многие считают, что первоначальные (и очень успешные) меры, предпринятые израильским министерством здравоохранения, устраняют необходимость в объявлении чрезвычайной ситуации, что альтернатива в виде массированного тестирования на коронавирус и изоляции его носителей, при частичном ограничении социальных контактов, могут избавить от необходимости ужесточения мер и свести к минимуму ущерб, наносимый  израильской экономике.

Альтернативы вообще не рассматривались

Как хорошо известно, лауреат Нобелевской премии Майкл Левит, который консультирует правительства Китая и Италии по борьбе с коронавирусом, рекомендовал Нетаниягу подобную альтернативу и в отношении Израиля. Также известно, что, хотя министерство здравоохранения представляет жуткие сценарии, по которым от 8600 до 21 600 человек умрут в ходе эпидемии – странные сценарии, в свете того факта, что в Китае (около 50 миллионов человек живут в провинции Хубэй и эта страна проявила халатность на начальных этапах борьбы с эпидемией) умерли на сегодняшний день только 3400 человек, и, по оценкам некоторых других государственных органов в Израиле, число погибших в нашей стране будет варьировать от 70 до 1300 человек максимум. При этом,  Левит утверждал, что число умерших не должно превысить десятка человек. Диапазон оценок свидетельствует о том, что существует необходимость заново пересмотреть прогнозы министерства здравоохранения и его вывод о том, что комендантский час якобы является единственным средством, способным остановить эпидемию. Но Нетаниягу, бесстрашный лидер, который принимает все решения в одиночку, этого не сделал.

Произошло ли это по случайной халатности или же в результате изначального замысла, но истерия вокруг эпидемии коронавируса вполне отвечает  интересам Биньямина Нетаниягу. Прикрываясь эпидемией, он сумел остановить работу судебной системы и Кнессета и представить себя в образе высшего и непререкаемого лидера, который не имеет себе равных, и при этом довести Израиль до почти полного прекращения  экономической деятельности. Проблема в том, что и это тоже он делает очень халатно. Если мы действительно приближаемся к полному закрытию всего, то где же подготовка к этому?

Тех, кто полагали, что Израиль, имеющий богатый опыт кризисов и чрезвычайных ситуаций, будет лучше подготовлен к сценарию введения экономики в режим комендантского часа, чем любая другая западная страна, ждёт  разочарование. Нет ответов на самые основные вопросы, касающиеся управления экономикой в условиях чрезвычайной ситуации. Например, неясно, какие предприятия считаются «жизненно необходимыми» и должны будут оставаться открытыми? Перепуганные правительственные чиновники обнаружили, что даже такие, безусловно необходимые учреждения, как банки, платежные системы, которые питают всю финансовую деятельность, фондовые биржи, страховые компании и пр. не определены как таковые, и не существует нормативных актов или законов, касающихся их «жизненной важности» и права требовать, чтобы их сотрудники продолжали работу.

Также выяснилось, что само определение того, какая структура является «жизненно важной» в чрезвычайной ситуации, а какая нет оказалось весьма аморфным и зависящим от политического давления. Например,  израильский парламент, Кнессет, самый важный институт в демократическом государстве, особенно в период кризиса, был закрыт из-за чрезвычайных директив, но, разумеется, сотрудники правительственных министерств были освобождены от каких-либо ограничений. Кроме того, вся строительная отрасль также была освобождена от запрета на работу, и для наружных работ не были введены ограничения на десять человек. С другой стороны, службы, которые действительно необходимы для поддержания нормальной жизни граждан в четырёх стенах – например, магазины сотовой связи, которые могут помочь в налаживании общения между людьми, или некоммерческие организации социального обеспечения, которые заботятся о пожилых людях и посещают их на дому – не смогли найти ни одного лоббиста, который выступил бы в их защиту.

Более того, полный запрет гражданам выходить за пределы их квартир – если Израиль до этого докатится – потребует исключительной логистической подготовки. В разных городах должны будут открыться предварительные отделения неотложной помощи. Необходимо будет организовать службы, которые возьмут на себя заботу о гражданах, запертых в домах – обеспечивать их пищей или организовывать поездки за продуктами в определённые часы, посещать пожилых людей и управлять системой чрезвычайных мер на уровне местных органов власти. В органах местного самоуправления, которые и без того находятся в бедственном положении из-за задержки поступления муниципальных налогов, в том числе, от частных предпринимателей, до сих пор почти ничего не было сделано в этом направлении.

Конечно, в Израиле существует один орган, который полностью готов управлять страной в условиях чрезвычайной ситуации. Это орган располагает многомиллиардным бюджетом, он уже приобрёл опыт управления экономикой во время чрезвычайных ситуаций и знает, как наладить работу с местными властями. Он провёл немало учений, в ходе которых разыгрывались всевозможные сценарии управления тыловыми районами. Это орган, который хоть и не имеет теории по борьбе с эпидемиями, но ему не потребуется много усилий, чтобы разработать эффективную тактику противостояния коронавирусу. Этот орган называется командованием Тылового округа («Пикуд ха-ореф»), и нет никаких сомнений в том, что он является единственным органом, который может и должен управлять израильским тылом в случае чрезвычайной ситуации. Спрашивается, почему до сих пор не было задействовано командование Тылового округа?

Это ключевой вопрос: более, чем любая другая страна в мире, Израиль должен быть готов справляться с чрезвычайными ситуациями, поскольку для этого у него есть специальные военные силы. Со времён Второй ливанской войны 2006 года и неполадок, выявленных в готовности тыла  к чрезвычайным ситуациям, Тыловой округ – с или без РАХАЛ (Рашут ха-херум ха-леумит) Управления по чрезвычайным ситуациям – является мощным, профессиональным и квалифицированным органом. Вдобавок ко всему прочему, этот орган, знает, как управлять тыловыми районами взвешенно,  без напрасной паники и, возможно, не доходя до крайних мер, которые на самом деле не нужны. Эта структура, которая обходится государству в миллиарды шекелей был создана именно для того, чтобы израильский тыл был подготовлен к любому сценарию, включая возможность применения противником биологического оружия. Если так, то почему же Тыловой округ остаётся до сих пор не привлечённым к борьбе с эпидемией коронавируса?

На этот вопрос ни у кого нет ответа, но широко распространено мнение, что это не просто халатность со стороны главы правительства. По-видимому, это его осознанный выбор, потому, что передача управления кризисом Тыловому округу ограничит единоличную власть Нетаниягу, который не смог бы принимать решения самостоятельно и вынужден был бы передать полномочия профессиональному органу – командованию Тылового округа, непосредственным начальником которого является министр обороны (Нафтали Беннет), а уже над ним находится глава правительства. Нетаниягу, каждый вечер занятый укреплением своего статуса на телеэкранах, предпочитает наносить ущерб государству во время самого сложного кризиса за последние десятилетия, лишь бы ему лично это было выгодно.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Оригинал на сайте «The Marker»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x