Социальные вопросы

Photo by Matanya Tausig / Flash90

Врачи-стажеры на новом витке борьбы

"Отсутствие отдыха истощает организм. У тебя нет возможности восполнить недостаток сна в течение недели, из-за крайней усталости ты забываешь о физической активности и правильном питании, возвращаясь домой, ты не можешь уделить время семье, так как засыпаешь прямо за ужином". Что вы знаете о врачах-стажерах и ординаторах, которых вы, как пациенты, встречаете в больнице? Скорее всего, они не спали нормально уже несколько лет.

Если кто-то из вас читал книгу Адама Кея «Будет больно», вы, думаю, уже понимаете, о чем пойдет речь в этой статье. Тем же, кто не читал — очень рекомендую. Книга описывает путь молодого врача от начала стажировки до окончания ординатуры, не скрывая ничего — и картина, описанная автором с суховатым английским юмором, поистине ужасает. Непонятно, каким образом врачи вообще доживают до вожделенного статуса «настоящий врач», не говоря уж о том, каким чудом они не теряют сотни пациентов просто из-за крайней усталости и стресса.

Но это у них, в Англии, скажете вы. А что у нас?

Да все то же самое, помноженное на израильский пофигизм и на то, что у нас стажеры зачастую еще и женаты, и имеют детей. Вот уже десять лет израильские стажеры требуют сокращения многочасовых дежурств, пагубно влияющих на их здоровье и работоспособность. Но кризис, вызванный пандемией коронавируса, заставил всех понять, что ресурсы нашей системы здравоохранения крайне скудны, и одеяло неизбежно оказывается слишком  коротким.

«Из-за нашей необходимости выживать больные все чаще оказываются не на первом месте».

Д-р Шири Тенненбаум, онколог, администратор органов здравоохранения, заместитель директора больницы «Вольфсон», пишет об этом на сайте «Самое горячее место в аду»: «В первый год стажировки мне нравились дежурства. Когда темнеет, и почти все главврачи разъезжаются по домам, больница превращается в королевство стажеров. Во время дежурств я чувствовала себя настоящим врачом, адреналин бурлил так, что я даже не ощущала усталости. Но годы шли, дежурства давались все тяжелее и выматывали все сильнее: месяц за месяцем, неделя за неделей. Каждые четверо суток меня ждала ночь без сна – после полного рабочего дня, и после нее был еще один длинный день. При этом ответственность, возложенная на меня, была серьезнее, чем вначале, так как я теперь была старшим ординатором; моя личная и семейная жизнь серьезно страдали, и надеяться на изменения было бесполезно».

Отсутствие отдыха, как известно, истощает организм. Доктор Тенненбаум описывает ситуацию, при которой восполнить недостаток сна в течение недели нет никакой возможности, не говоря уж о таких вещах, как физическая активность или правильное питание. Она пишет, что не могла уделить время семье, так как иногда засыпала прямо за ужином.

«У меня сдавали нервы, я все чаще занимала оборонительную позицию, пыталась урвать несколько минут, чтобы перевести дух, вырваться из тучи хронической усталости, которая стала всей моей жизнью. Из-за необходимости выживать я изменилась», пишет Тенненбаум.

Я захлопнула дверь

В своей статье доктор Тенненбаум описывает историю, которая, к сожалению, знакома многим из нас » с другой стороны». Что мы делаем, когда дорогой нам человек очень болен? Хотим срочно поговорить с врачом. Думается, это описание поможет нам понять, с чем мы имеем дело, оказавшись в такой тяжелой ситуации:

«Одна ночь в третий год ординатуры особенно запомнилась мне. Не страшной аварией, сложнейшей операцией или невиданной человеческой трагедией – вовсе нет. В больнице находилась семья, которой в два часа ночи захотелось поговорить со мной о матери, находившейся между жизнью и смертью. Я отвечала скупо, но родные просили подробностей. Я выдавила из себя еще половину фразы, но они требовали еще. Наконец я просто выпихнула их из кабинета, захлопнула дверь и легла спать. Через час меня разбудили: я должна была констатировать ее смерть. Женщину звали Йегудит, у нее были родные, и я бросила их в трудный час».

«Когда я начинала работать в больнице, для меня не было ничего важнее интересов моих больных, но чем дальше, тем чаще они оказывались не на первом месте», признает она.

Сегодня, как стало известно из прессы, стажеры снова требуют сократить немыслимые часы дежурств. Их протест длится безуспешно уже почти десять лет, те, кто его начинал, уже закончили ординатуру. Но с тех пор к врачебным коллективам больниц присоединяются новички, ординаторы, студенты-медики, и они так же чувствуют, что от них требуют невозможного — а от этого страдает их работа. Доктор Тенненбаум в своей статье подчеркивает: стажеры не просто требуют достойных условий работы – они хотят сохранить человеческий облик.

Всем понятно, что врач – это больше, чем работа, на него возложена огромная ответственность за пациентов. Кризис коронавируса показал ясно, как никогда, что на врачей лежит ответственность за здоровье всего израильского общества. Именно поэтому необходимо положить конец ситуации, когда условия работы врачей просто не позволяют им оказывать профессиональную помощь пациентам, сохраняя при этом человеческое отношение к ним, к их родным, к другим коллегам… Когда ты не спишь ночами, тебе не до разговоров с беспокойными родными, а все мы знаем, как необходимы нам иногда ответы и советы врача!

Что нужно для того, чтобы изменить ситуацию? Как всегда — достойный бюджет. Кроме того, считает Тенненбаум, следует дать администрации больницы достаточную свободу  подобрать модель работы, которая подходит под конкретные нужды персонала в том или ином отделении. Руководство наших больниц должно сотрудничать с министерством здравоохранения, министерством финансов и рабочими организациями, чтобы изменить облик больниц в стране, и позволить нашим врачам оставаться теми, кем они умеют и могут — прекрасными медиками и порядочными и чуткими людьми.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x