Ваши права

Генеральное консульство Израиля в Санкт-Петербурге. Фото: yandex

Есть ли в МИДе стеклянный потолок

Назначение репатриантов 90-х на посольские должности не может не радовать. Однако и у этой медали есть вторая сторона. Назначают-то “наших” лишь в страны бывшего СССР.  А вот когда дипломат из “русских” подаст свою кандидатуру на пост посла Израиля в Париже или Брюсселе, это и станет настоящей проверкой на наличие стеклянного потолка.

На прошлой неделе израильский русскоязычный сегмент фейсбука наполнился восторженными откликами, что бывает исключительно редко. Радость пользователей соцсетей вызвало назначение репатрианта 90-хх годов, на пост посла Израиля в Украине. На данный момент руководящие посты в израильских дипмиссиях в трех ключевых странах  постсоветского пространства (Россия, Украина и Беларусь) занимают выходцы из стран бывшего СССР. Получается, стеклянный потолок “русских” в МИДе пробит окончательно и бесповоротно? Не все так однозначно. 

В 90-ее годы попасть на дипломатическую службу было мечтой практического каждого репатрианта из бывшего СССР, по недоразумению либо по призванию заканчивающего гуманитарный факультет израильского вуза. Дипломатическое поприще всегда было в СССР делом престижным, только вот МГИМО для инвалидов пятого пункта был закрыт практически наглухо.  К тому же, в Израиле работа дипломата  казалась практически единственным шансом найти престижную и неплохо оплачиваемую работу для обучающихся на многочисленных  гуманитарных и общественных факультетах.  Однако надеждам очень многих юношей и девушек так и не суждено было сбыться. В 90-е и начале 2000-х годов попасть в израильский МИД удалось лишь единицам. 

МИД Израиля всегда был элитой. Попасть в его ряды, а уж тем более активно продвигаться по служебной лестнице в этой структуре, не обладая родственными, армейскими, политическими или иными связями — крайне сложно. Каждый год на кадетские курса МИДа попадают примерно 20-25  человек на нескольких тысяч претендентов. В 90-е в МИДе еще не было понимания того, что израильским дипмиссиям в странах бывшего СССР необходимы русскоязычные сотрудники, и соответственно, отсутствие русскоязычных кадетов не сильно беспокоило его руководителей. В 2000-е появился и  принцип diversity (разнообразия), согласно которому каждый кадетский набор должен включать в себя представителей самых разных групп израильского общества, в том числе и новых репатриантов. Вот тогда и русские имена и фамилии среди сотрудников МИДа стали появляться все чаще. На кадетском курсе 2002 года было лишь двое русскоязычных: Михаил Бродский и Ольга Слов. Оба добились серьезных успехов — Бродский стал послом в Украине ( уже вторая посольское назначение), а Слов заканчивает в августе каденцию генконсула Израиля в Санкт-Петербурге, должность, в дипломатическом ранге равная посольской. 

Хотя никаких особых усилий, чтобы продвигать именно “русских», МИД Израиля не делало никогда, даже в бытность Либермана на посту министра иностранных дел. И русскоязычных сотрудников в МИДе до сих пор намного меньше 15% — доли выходцев из бывшего СССР в израильском обществе.

В МИДе трудится и немало репатриантов  70-х. Правительство Израиля утвердило недавно назначение Елиава (Эли) Белоцерковского на пост посла Израиля в Южной Африке. Уроженец Молдавии, кадровый дипломат Белоцерковский в прошлом занимал пост посла Израиля в Украине. Послом в Польше стал Яков Ливне, еще один представитель алии 70-х. В России Израиль представляет Александр Бен-Цви, уроженец Украины.  Заканчивает свою каденцию генеральный консул Израиля в Торонто (Канада) Галит Барам, продолжают свою работу генеральные консулы Эди Шапиро (Шанхай), и многие другие. 

Но в этой истории есть один любопытный нюанс. Многие сотрудники МИДа, мягко говоря, стараются не выпячивают свои русские корни. И дело здесь вовсе не в какой-то дискриминации или клановости. Далеко не всем хочется делать карьеру исключительно на постсоветском пространстве. Формально, в израильском МИДе нет специализации, но на практике испаноязычные сотрудники, начавшие свою работу в Чили, рискуют всю свою карьеры провести в Латинской Америке. Та же судьба уготована и “русским”.  А поскольку Сан-Франциско для израильского дипломата гораздо престижнее Санкт-Петербурга, многие прилагают особые усилия, чтобы не увязнуть на русском направлении. 

И если с  назначениями  на должности послов и генеральных консулов дела для русскоязычных дипломатов обстоят в общем-то неплохо, но с продвижением внутри самого МИДа ситуация намного хуже. До недавнего времени рожденный в бывшем СССР дипломат мог рассчитывать лишь на должность главы Евроазийского (постсоветского) отдела МИДа. Лишь недавно Анна Азари, самый  опытный израильский дипломат, работавший  на постсоветском пространстве, впервые была назначена заместителем гендиректора  МИДа по Европе, и это реальный прорыв.

Да, назначение репатриантов 90-х на посольские должности не может не радовать. Однако и у этой медали есть вторая сторона. Назначают-то “наших” лишь в страны бывшего СССР.  Секрет полишинеля — внутри МИДа спрос на эти должности, мягко говоря, невелик. А вот когда дипломат из “русских” подаст свою кандидатуру на пост посла Израиля в Париже или Брюсселе, это и станет настоящей проверкой на наличие стеклянного потолка.

Так есть ли в МИде стеклянный потолок для “русских”? Непреодолимого потолка нет. Однако путь наверх для русскоязычных дипломатов остается крайне тернистым.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x