Зона безопасности

Official White House Photo by Chuck Kennedy. Источник: Википедия

Ближний Восток и президент Байден

В отличии от президента Трампа, чьи позиции по многим вопросам не были широко известны до того, как он решил баллотироваться, мнения и убеждения Байдена, сенатора со стажем и вице-президента, известны всем.

За день до выборов в США по ближневосточным сетям прошел слух о том, что некоторые арабские страны пытаются повлиять на своих бывших соотечественников, которые проживают в Америке с тем, чтобы они голосовали за Дональда Трампа. А после того, как завершилось бесконечное подсчитывание голосов в Неваде и Джорджии, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу и король Саудовской Аравии Салман Бин Абд аль-Азиз медлили с традиционными поздравлениями. Ближний Восток готовится к неизбежным переменам, которые сулит смена администрацией в Белом Доме.

Перед тем, как перейти к детальному обсуждению  ближневосточной политики президента Байдена, стоит отметить два немаловажных момента:

Ближний Восток теряет свою важность и необходимость в глазах американских президентов на протяжении последних двух десятков лет. Эта тенденция сохранится и при Байдене. Америка покидает Ближний Восток, сокращает военное присутствие (Трамп сократил количество баз и солдат в Сирии и Ираке), оставляя за собой альянсы и союзы между своими союзниками – Израилем и странами Залива.

И тем не менее, США не в состоянии полностью абстрагироваться от Ближнего Востока и сконцентрироваться на America First, хотя бы потому что Ближний Восток, если оставить его без внимания, вполне может прийти к Америке домой в форме террора, или нанесения ущерба ключевым американским союзникам. Главные приоритеты президента Байдена находятся в США, а не за пределами североамериканского континента, однако тлеющие костры конфликтов в регионе не позволят ему не заниматься Ближним Востоком вообще. Именно через эту призму и стоит смотреть на американскую политику в регионе.

Байден и Израиль

В отличии от президента Трампа, чьи позиции по многим вопросам не были широко известны до того, как он решил баллотироваться, мнения и убеждения Байдена, сенатора со стажем и вице-президента, известны всем. Он близко знаком со всей израильской политической элитой, регулярно посещает произраильское американское лобби АЙПАК, на его счету – сотни «произраильских» голосований в Сенате. Байден представляет наиболее центристскую позицию в своей партии, за что его и критиковали соперники, и в первую очередь сенатор Берни Сандерс, который проиграл Байдену праймериз в марте 2020 года. Байден тогда набрал во многих штатах 60-80% голосов, так что утверждение о том, что его позицию по отношению к Израилю не разделяет большинство – смехотворно.

Можно уже сегодня предположить, что новый президент США будет столь же щедрым в вопросе предоставления военно-технической помощи Израилю, как и президент Обама. Прошлый пакет помощи в размере 38 миллиардов долларов был принят в 2016 году, его реализация началась в 2019 году, а срок действия истечет в 2028 году. Обсуждения по новому пакету помощи начнутся при президенте Байдене, и нет никаких оснований предполагать, что он сочтет необходимым урезать эту сумму, хотя в США многие – как демократы, так и республиканцы (включая самого Трампа) – не раз предлагали заново обсудить этот вопрос, учитывая блестящие макро-экономические показатели Израиля за последние два десятилетия.

Вместе с тем, известно, что по вопросу о строительстве поселений Джо Байден придерживается классической американской позиции, и в этом смысле не отличается ни от Клинтона, ни от обоих Бушей: строительство поселений не поощряется, об аннексии, полностью противоречащей международному законодательству, и речи быть не может, а предпочтительным решением палестино-израильского конфликта является формула «два государства для двух народов». Является ли эта позиция анти-израильской? Конечно же нет, ведь далеко не все израильтяне едины в вопросе о целесообразности возведения новых поселений на земле, которая не принадлежит государству и целесообразности огромных капиталовложений именно в этот сектор. Кстати сказать, за 4 года правления Дональда Трампа строительство поселений продолжалось в обычном темпе, а на аннексию его администрация так и не дала свое «добро».

Разумеется, многое зависит от того, как будут развиваться отношений между Нетаниягу и Байденом. Политики хорошо знакомы, и сюрпризов здесь не предвидится, однако восстановить отношения после «ледникового периода» в отношениях Нетаниягу и демократов, а также после напряженности, и даже враждебности, царивших в отношениях Обамы и Нетаниягу будет не так-то просто.

Байден и палестинцы

Палестинское руководство в Рамалле, и даже в Газе бурно радовалось победе не выборах Джо Байдена. Палестинская улица осталась практически равнодушна к его победе. Этот диссонанс легко объясняется тем, что жители ПА еще помнят восторги по поводу избрания Барака Обамы. Восторги восторгами, а палестинский воз – и ныне там. Жизнь жителей лагеря беженцев Балата возле Шхема или Дхейше близ Вифлеема вряд ли станет легче или проще после прихода к власти Байдена. А вот для палестинского руководства Байден хорош хотя бы тем, что он – не Трамп. Он не станет унижать палестинцев внезапными решениями, принятыми после консультаций с одной-единственной стороной – Израилем, скорее всего, возобновит финансовую помощь Палестинской Автономии, заново откроет консульство в Восточном Иерусалиме, и вернет дипредставительство ПА в Вашингтоне. Мало кто в окружении Абу-Мазена всерьез мечтает о возобновлении переговорного процесса, понимая, что шансы на это при Нетаниягу равняются нулю. Однако, если бы можно было вернуть ситуацию  в период, предшествующий переносу американского посольства из Тель-Авива в Иерусалим, для многих и это было бы уже немалым достижением. Кстати, насчет посольства Байден уже все сказал – все останется на своих местах, и небольшой офис с табличкой «посольство США» в Иерусалиме, и де-факто посольство, которое продолжает действовать в Тель-Авиве.

Байден и Иран

Самый щекотливый с точки зрения военно-политического руководства вопрос о том, какую политику будет проводить президент Байден на Ближнем Востоке, заключается вовсе не в открытии консульства в Восточном Иерусалиме или возобновлении финансовой помощи ПА, а в том как Байден намерен поступить в отношении Ирана. Первый вопрос касается ядерной сделки – в прошлом политик не раз говорил о том, что намерен вернуться к договору, заключенному в 2015 году. Однако, насколько это реально в геополитической реальности 2021 года? За прошедшие годы были получены доказательства того, что Иран склонен к нарушениям отдельных положений соглашения, в Иране же требуют «компенсацию» за годы жестких санкций и выхода США из сделки. Одновременно, за годы правления Трампа, в Иране сделали свои выводы об американских планах по сокращению присутствия в регионе и желания избежать лобового столкновения с Исламской Республикой. Несмотря на санкции и угрозы, в прошлом году Иран атаковал нефтяные заводы на территории Саудовской Аравии. Американского ответа – к ужасу саудовцев и к полному удовлетворению иранцев- так и не последовало. С точки зрения Байдена, выход США из сделки без какого-либо плана по дальнейшему сдерживанию иранского натиска в регионе и ядерной программы, был бессмыслен, и скорее всего, вокруг иранских президентских выборов (июнь 2021) он попытается осторожно проверить почву на предмет нового соглашения по ядерной программе.

Задача Израиля – использовать все свои связи с новой администрацией (а они на данный момент далеки от идеала) – с тем, чтобы объяснить, что попытка Ирана распространить свою гегемонию в Йемене, Сирии, Ливане и Ираке, ставит под угрозу не только интересы Израиля и арабских стран, но и США, так как речь идет о стабильности всего региона и потенциале для большого взрыва.

Байден и арабские лидеры

Не секрет, что лидеры арабских стран без восторга отнеслись к кандидатуре Джо Байдена. Там, как и в Израиле, предпочли бы продолжать работать с Трампом, занявшим непримиримую позицию по Ирану и закрывавшим глаза на нарушения прав человека. В Саудовской Аравии долго тянули с поздравлением Байдена (также как и в Израиле), что неудивительно, учитывая близкие, дружеские отношения между наследником престола Мухаммадом Бин-Салманом и зятем президента Джаредом Кушнером. Но в конце, все же поздравили, куда тут денешься.

Дело в том, что Байден – да и по сути любой другой президент, кроме Трампа – вновь поднимет вопрос о нарушении прав человека в этих странах. Если Трамп долго думал перед тем, как отреагировать на зверское убийство и расчленение саудовского журналиста Джамаля Хашшогджи в 2018 году в Стамбуле саудовским «спецотрядом», то Байден вряд ли будет мириться с подобными поступками. Стоит напомнить, что американские президенты никогда ничего конкретно не делали для того, чтобы защитить права человека и заставить арабские режимы играть по чуждым для их правилам, однако вопиющие преступления не обходились без осуждения Госдепа или самого президента. За четыре года арабские правители успели от этого отвыкнуть – Трамп ясно дал понять, что аресты и убийства журналистов, пытки женщин-активисток и оппозиционеров – не его головная боль.

Очевидно, что так, как раньше – уже не будет, и вместе с тем, нет сомнений в том, что Джо Байден – не Барак Обама. Он умелый дипломат и политик и сумеет найти общий язык и с теми, кто сегодня не ощущает никакой радости по поводу его победы. На то она и политика. Байдену тоже нужны оружейные сделки с монархиями Залива, потому что нужны рабочие места для американцев, ему необходимы союзники по стабилизации ситуации в зоне Персидского Залива, и больше чем что-либо, ему необходимы тишина и спокойствие, для того, чтобы уделять как можно больше внимание своим собственным, внутренним американским проблемам.

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x