Политика

Акция протеста против антидемократических действий членов временного правительства. Photo by Yonatan Sindel/Flash90

Демократия стала неактуальной?

Кто гарантирует сбор лишь тех данных из мобильных телефонов, которые релевантны для борьбы с коронавирусом, и как будет контролироваться обозначение границ этой релевантности? Ведь не просто так в обычной жизни применение подобных средств требует санкции суда, и судьи внимательно, надо надеяться, рассматривают каждую отдельную просьбу Шабака о слежке посредством отслеживания сигнала мобильных телефонов. Тут же речь идет о глобальном разрешении Шабаку о примении этой меры по отношению к каждому гражданину страны! Как бы нам, после неизбежной победы над вирусом, не обнаружить, что мы уже не живем в демократическом обществе, а плавно скатились в некую форму вроде как мягкого на вид тоталитаризма, прикрывающимся формальным наличием демократических институтов.

Нет никаких сомнений даже у самых больших скептиков, включая тех, кто отрицает серьезность положения и необходимость применения чрезвычайных мер по борьбе с коронавирусом, в том, что мир находится в чрезвычайно тревожном состоянии. Закрытие границ, строгие карантинные меры, которые предпринимают во множестве стран, тяжелейший удар, нанесенный по как по глобальной мировой экономике, так и по экономическим системам разных стран….

Все это в Израиле приобрело еще и особый оттенок, который слишком уж попахивает схлопыванием нашей демократической системы, и этот аромат совершенно не озонирует и так тягостную атмосферу, сгущающуюся в стране.

Долгосрочный кризис власти привел к тому, что более года в Израиле действует переходное правительство, что подтверждает верность популярной израильской поговорки о том, что нет ничего более постоянного, чем временное. Сейчас к этому прибавилась и «пересменка» в Кнессете, причем под флагом потребности в соблюдении указаний министерства здравоохранения спикер Кнессета Юлий Эдельштейн всячески препятствует началу 23-ей сессии Кнессета, делая это по одной очень простой причине — блок «анти-Биби» в Кнессете  имеет численный перевес над блоком «только Биби», и это вполне может привести к некоторым важным парламентским успехам противников нынешнего премьер-министра.

Эдельштейн. Photo by Yonatan Sindel/Flash90

И первым делом Эдельштейн заботится о своей должности, ведь фракция Кахоль-Лаван и ее союзники собираются привести к переизбранию спикера, выдвигая на эту должность депутата от фракции Кахоль-Лаван Меира Коэна. Тормозится и создание комиссий Кнессета, что, среди прочего, привело и к абсолютному исчезновению парламентского контроля над исполнительной властью.

Яркий пример этому мы видели в эпизоде с предоставлению Шабаку разрешения отслеживать маршруты заразившихся коронавирусом и всех тех, кто в течении двух недель находились вблизи них в течении как минимум пятнадцати минут. В последний день работы Кнессета 22-го созыва руководитель временной комиссии кнессета по иностранным делам и обороне Габи Ашкенази провел заседание подкомиссии по делам разведывательного сообщества и на нем поставил перед руководством страны и Шабаком ряд острых вопросов, касающихся применения антитеррористических средств по отношению к гражданам страны, ни в какой террористической деятельности не заподозренных.

Но так как срок действия Кнессета 22-го созыва истек в тот же вечер, депутаты утратили всякое влияние на ситуацию, и Нетаньягу единолично принял решение о применении спецсредств. Позже в ситуацию вмешался БАГАЦ, который принял решение о том, что Кнессет обязан образована релевантные комиссии, которые будут осуществлять парламентский контроль над применением спецсредств Шабака. Если эти комиссии не будет образованы до 24 марта, применение спецсредств будет прекращено. Таким образом БАГАЦ снова показал себя стражем демократии — свойство, которое не очень любит нынешняя переходная власть, фактически стремящаяся править бесконтрольно. Можно быть уверенным в том, что без давления БАГАЦа мы бы еще долго не увидели функционирующий Кнессет.

Без давления БАГАЦа мы бы еще долго не увидели функционирующий Кнессет. Photo by Noam Revkin Fenton/Flash90

В общем аспекте, вопрос применения столь больно бьющей по приватности граждан меры, которая обычно применяется по отношению к подозреваемым в терроризме или других серьезнейших противоправных действиях, требует глубокого анализа последствий этого применения. Кто будет контролировать и гарантировать отсутствие утечки информации? Насколько в этом вопросе можно будет полагаться на работников министерства здравоохранения, которые будут иметь доступ к информации? Кто гарантирует прекращение применения спецсредств, когда надобность в них будет уже не столь очевидной? Возможно ли применение собранной информации не только в целях борьбы с коронавирусом, но и, к примеру, в политических целях? Кто гарантирует сбор лишь тех данных из мобильных телефонов, которые релевантны для борьбы с коронавирусом, и как будет контролироваться обозначение границ этой релевантности?

Ведь не просто так в обычной жизни применение подобных средств требует санкции суда, и судьи внимательно, надо надеяться, рассматривают каждую отдельную просьбу Шабака о слежке посредством отслеживания сигнала мобильных телефонов. Тут же речь идет о глобальном разрешении Шабаку о примении этой меры по отношению к каждому гражданину страны!

Амир Охана. Photo by Gili Yaari/Flash90

Тем временем Амир Охана, министр юстиции переходного правительства, остановил работу судов, что сделало невозможной начало судебной процедуры против Беньямина Нетаньягу. 17 марта должны были начаться судебные заседания по трем обвинительным заключениям в адрес премьер-министра, но сейчас они отложены, формально на 24 мая, но фактически на неопределенный период времени. Вроде бы формальность, всего лишь отсрочка, но она имеет чрезвычайную важность на фоне попыток Бени Ганца сформировать правительство, и туманной политической обстановкой вообще. И неизвестно, не захочет ли Охана отменить и заседания БАГАЦа, тем самым абсолютно парализовав судебную ветвь власти.

При всем при том, что нет никаких сомнений в важности применяемых руководством страны шагов по борьбе с коронавирусом, чрезвычайно настораживает та легкость, с которой в стране отменены или отставлены в сторону важнейшие институты, которые обеспечивают демократический характер государства, и предотвращают его превращение в диктатуру. При наличии нынешних технологических средств вполне возможно наладить и работу Кнессета, и работу важных судебных инстанций, не нарушая инструкций министерства здравоохранения. Но нынешняя чрезвычайная ситуация очень на руку Нетаньягу, и он безусловно старается выжать из нее максимум в своих попытках продолжать занимать пост премьер-министра, обладающего чрезвычайными полномочиями, и активно пользующегося параличем остальных ветвей власти.

Посмотрим правде в глаза: Нетаниягу нас использует.Photo by Yonatan Sindel/Flash90

Баланс между ветвями власти, который обеспечивает целостность демократического характера страны, нарушен самым серьезным образом, и это нарушение невозможно оправдать мерами по борьбе с распостранением коронавируса. Чрезвычайно настораживает та энергия, которая у нынешней власти уходит на укрепление этого положения. Вместо того, чтобы бороться с демократическими институтами, следовало выделить необходимые, не такие уж большие ресурсы на бесперебойное их функционирование в нынешних условиях. В то время, как любой школьник сейчас умеет пользоваться программным обеспечением, позволяющим ведение уроков в режиме видеоконференции, вполне возможно обеспечить и работу комиссий Кнессета в таком режиме, и даже проводить пленарные заседания.  Нет сомнения в том, что руководитель страны, который заботится о здоровье ее демократических институтов, проявил бы надлежащую государственную ответственность и приложил бы усилия для обеспечения их бесперебойной работы.

В случае Беньямина Нетаньягу это явно не так, и нам всем просто необходимо посмотреть правде в глаза — наш премьер-министр использует создавшуюся непростую ситуацию для своих личных политических целей, по ходу снова и снова расшатывая каркас израильской демократии. И это тем более может быть губительно для демократии при создавшемся в стране чрезвычайном положении, которое однозначно требудет плотного общественного, парламентского и судебного контроля над чрезвычайыми мерами, которые исполнительная власть принимает в рамках борьбы с коронавирусом. Как бы нам, после неизбежной победы над вирусом, не обнаружить, что мы уже не живем в демократическом обществе, а плавно скатились в некую форму вроде как мягкого на вид тоталитаризма, прикрывающимся формальным наличием демократических институтов.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x