Политика

Почему Ханин и Мири удостоились особого отношения?

 

Ксени Светлова

Депутат Светлова

Как высказывания Ханин Зуаби, так и высказывания Мири Регев раздражают многих. Это факт. Также факт, что эти две женщины — не единственные, чьи высказывания раздражают. Но почему-то именно в них летят огненные стрелы насмешек, презрения и клеветы, сверх всякой меры.

Депутат Кнессета Ханин Зуаби не была единственной участницей заплыва к берегам сектора Газа, другие активисты её партии также были замечены в осуществлении провокационных действий. Тем не менее, общественность (и политики здесь не являются исключением) воспылала ненавистью именно к Ханин. Не к Джамалю Захалке, не к Баселю Гатасу, а именно к Ханин Зуаби.

Нападки на Ханин отнюдь не лишены ярко выраженного гендерного характера — непристойные намёки по поводу семейного положения Ханин никоим образом не имеют отношения к её политическим взглядам. Однако национальный вид спорта под названием «Кто больнее обидит Ханин?» стал, увы, настолько увлекательным, что осталось лишь включить его в программу олимпийских соревнований.

Мири Регев также не была единственной, кто говорил о «врагах народа» и проявлял расизм по отношению к арабам, иностранным рабочим и другим группам населения. И не она одна опустила уровень политического диалога в Израиле «ниже плинтуса», в этом были замечены и другие депутаты и министры — и Йоав Киш, высказавшийся об отмене демократического строя, и Моти Йогев, с его «D9», и Дейвид Битон, назвавший высокопоставленных сотрудников ШАБАКа и Моссада «леваками», и ещё многие другие.

Несмотря на это, те, кто справедливо возмущались подобными высказываниями, не обратили внимания на Киша, Битона или Йогева. Они возненавидили Мири Регев.

Почему?

Не только потому что Мири принадлежат возмутительные высказывания, но и потому что она женщина. Женщина достаточно самостоятельная и уверенная в себе для того, чтобы стать участницей политической игры, по прежнему считающейся некоторыми закрытой для представительниц прекрасного пола.

За год с небольшим моего пребывания в должности депутата Кнессета, мне также довелось, и не раз, сталкиваться с отвратительными проявлениями мужского шовинизма со стороны тех, кто считает, что женщина — любая женщина — не имеет права выразить своё мнение по вопросам безопасности и политики.

Эти люди видят перед собой не образованных и знающих женщин, а школьниц, которым лучше сидеть тихо и помалкивать, словно они — декоративные игрушки, в то время как «серьёзные мужчины» будут решать судьбу страны. Несколько таких случаев произошло на заседаниях Комиссии Кнессета по обороне и иностранным делам, членом которой я являюсь.

Простите, ребята, мы уже давно не живём во времена «I LOVE LUCY».

Да, работа в Кнессете, как и во многих других организациях, не совсем удобна людям, живущим семейной жизнью. Как мама двух семилетних близняшек, я ощущаю это на собственном опыте.

Тем не менее, до сих пор бытует предубеждение, что женщина, уходящая с работы пораньше, для того, чтобы побыть с детьми (даже если вечером она продолжит работу), проявляет слабость.

Некоторые так и продолжают думать, что женщиной управляют эмоции, и её решения и поступки объясняются лишь её семейным положением, уровнем гормонов в её крови и пр.

И тем не менее, мы далеко продвинулись.

Поэтому, любое проявление гнева по отношению к женщинам, не боящимся «раскрыть рот», выражающимся свободно (точь-в-точь как мужчины) и обсуждающим проблемы политики и безопасности, как внешней, так и внутренней… любое проявление гнева по отношению к таким женщинам неуместно. И уж конечно этот гнев не в силах остановить такую лавину.

Вы наверняка заметили, что я не коснулась содержания выступлений Ханин Зуаби и Мири Регев, ведь я хотела написать о женщинах в политике и о гневных шовинистах. Тем не менее, затрону один момент.

Депутат Кнессета Ханин Зуаби не является ни министром, ни председателем какой-либо парламентской комиссии.

Мири Регев, напротив, является министром, а это означает, что в её руках сосредоточено больше власти — бюджеты, назначения на должности и пр.

Отсюда следует, что влияние высказываний Регев гораздо более губительно и не идёт ни в какое сравнение с высказываниями Ханин Зуаби. Если бы не повышенное внимание к личности Ханин Зуаби со стороны политиков и СМИ, возможно, в арабском мире о ней бы даже и не узнали.

Утверждения о том, что слова Ханин Зуаби — депутата от небольшой партии приверженцев уже устаревшего насеризма — являются живыми словами Всевышнего, тут же воплощающимися в действие при помощи палестинцев или арабских граждан Израиля, или о том, что слова Ханин сродни антиизраильским подстрекательствам ХАМАСа, Исламского Джихада, ДАИШа или сродни ядовитой ненависти, распространяемой телевидением Катара, Ливана и пр., … подобные утверждения являются обыкновенной ложью.

Хотя, я против любого повышенного внимания к Ханин Зуаби, включая бойкот. Подобные шаги лишь придают силы Ханин и унижают тех, кто переводит политический диалог на личные рельсы.

Также я против презрительных выкриков по отношению к Мири Регев, особенно когда речь идёт о недавно произошедшем убийстве Халель Яфы Ариэль, да будет благословенна её память.

Вряд ли министр мужского пола удостоился бы подобного отношения. Удивительна и слепая вера людей в то, что касается места женщины в политике.

 

Блог автора в FB 

 

Посты блогеров размещаются на сайте РеЛевант без изменений стилистики и орфографии первоисточника. Исключения составляют нецензурные выражения, заменяемые звездочками. Мнения блогеров могут не совпадать с позицией редакции.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x