Зона безопасности

Нафтали Бенет и основатель Совета ЙЕША Исраэль Арэль. Photo by Hadas Parush/Flash90

Цель: Эрец Исраэль Шлема (Большой Израиль)

«Израильская демократия выполнила свою задачу; теперь она должна уступить место иудаизму». Цель совета ЙЕША - препятствовать демократически избранным институтам, мешать им принимать и исполнять решения о мирных соглашениях. Что ими руководит?

В эти дни Совету ЙЕША исполняется 40 лет. Он был создан, чтобы воспрепятствовать реализации договора об автономии, подписанного между Израилем и Египтом в Кэмп-Дэвиде в 1978, и стал институционализацией движения «Гуш Эмуним» . Его цели и основные принципы, отраженные в его хартии, бросают вызов израильской демократии. Совет ЙЕША препятствует демократически избранным институтам принимать и исполнять решения о возврате территорий в обмен на мирные соглашения. Хартия гласит: «Совет является противником созданию неизраильского суверенного управления на территориях Земли Израиля […] считает незаконным […] любое предложение о передачи части Земли Израиля под чужое управление.»

Эта позиция является естественным продолжением идеологии создателя «Гуш Эмуним» рава Цви Иехуды Кука, который заявлял: «Эта Земля – наша […] Она должна быть Землей Израиля в Танахических границах.» Поэтому рав Кук добавил возвращение территорий к трем деяниям, запрещенным даже при смертельной угрозе («йеарег ве-аль яавор»). В 1974 в интервью газете «Маарив» он заявил: «За эту землю, за каждый ее клочок […] мы обязаны умереть, но не нарушить!»

Израильское руководство считало членов «Гуш Эмуним» и их мировоззрение угрозой для израильской демократии. В 1979 Ицхак Рабин писал о них в своих мемуарах: «Дикая группа, считающая что у нее есть мандат от бога […] Маскируются любовью к Земле Израиля и выплескивают на улицы дух угрозы и террора.»

О движении он писал: «Я считаю Гуш Эмуним очень серьезным явлением – раком на теле израильской демократии». В декабре 1977 Бегин писал: «Однажды в споре с членами Гуш Эмуним я сказал: […] у вас есть одно слабое место – у вас развился какой-то мессианский комплекс.»

«Гуш Эмуним» захватил и МАФДАЛ – политический дом религиозного сионизма. Они вытеснили его умеренных основателей и поставили Землю Израиля выше народа Израиля. Они трактовали Тору как метафизическое учение и учили, что настало время искупления (геулы), но она случится лишь при условии захвата всей Земли и изгнании с нее палестинцев. Они превратили сионистский национализм в мессианский ультранационализм и дошли даже до поддержки расистской доктрины Меира Кахане.

В интервью газете «Давар» в сентябре 1994 председатель МАФДАЛ Йосеф Бург говорил: «Им важна целостность Земли, и они забывают о целостности страны, о целостности Торы и целостности лагеря. Дорогой целостности Земли можно дойти до Кахане, и это почти преступно».

Заседание глав Совета Йеша в 2015 году, фото Flash90

Ошибка всех этих лидеров – светских и религиозных – в том, что они полагали, что можно разделить «заселение ради целей безопасности» в Иорданской Долине и вблизи Иерусалима (по плану Алона) и мессианское заселение Западного Берега, и что можно в течение долгого времени контролировать мессианское заселение. Так говорил Рабин, когда в первый раз был премьером: «Мы не должны поощрять создание еврейских поселений на Западном Берегу в местах, густо заселенных арабами […] В таких поселениях нет необходимости с точки зрения безопасности, и они не могут быть оправданы безопасностью.»

В правительстве Леви Эшколя, при котором был начат поселенческий проект, понимали, что недопустимы оба эти типа поселенчества. В телеграмме, которую министерство иностранных дел отправило послу в США Ицхаку Рабину в марте 1968, говорилось: «Нашей принципиальной линией было и остается избегать обсуждения с иностранными представителями ситуации на территориях […] Признание нами применимости [Женевской] конвенции создает серьезные проблемы по поводу […] строительства поселений и прочего.»

Системы безопасности стали соучастником попыток ввести мир в заблуждение, хотя позже оказалось, что они занимались самообманом. В секретной телеграмме, отправленной главой комитета по координации государственных операций на территориях Шломо Газитом 27 сентября 1967 Главе Генштаба Ицхаку Рабину по поводу сохранения Гуш Эциона, говорилось: «Чтобы замаскировать политические цели, мы представим поселенчество в Гуш Эционе религиозной молодежи как военный проект Нахаль. Поселенцы в этом районе получат соответствующие инструкции. ЦАХАЛ не будет предпринимать практических шагов для реализации этой маскировки.» Эшколь утвердил это решение, но сказал: «Эти козлята вырастут в козлищ», и он даже не знал, насколько он прав. Руководство ЙЕША не делало различий между зонами безопасности, определенными государством, и всем Западным Берегом, не придавали значения Женевской конвенции или любым другим обязательствам, которые отдаляли бы их от их конечной цели «унаследовать всю Землю». Один из лидеров движения рав Шломо Горен постановил: «Ни один национальный [то есть, принятый Кнессетом] или международный закон не в силах изменить нашу позицию, наши права. […] Судьба этой Земли по законам Торы – быть под полным еврейским суверенитетом и в еврейской собственности.»

Когда в 1992 правительство Рабина приняло решение прекратить строить поселения, Совет ЙЕША начал строить незаконные форпосты при помощи Поселенческого отдела и бюджетов непослушных министерств. В 1999 члены Совета пообещали эвакуировать часть поселений по договору с правительством Эхуда Барака, но так и не сдержали свое обещание. Сегодня они стыдливо называют их «молодыми поселениями». В 2012 судья Верховного Суда Эдмонд Леви написал о них в своем отчете: «Обнаруженное явление израильского поселения в Иудее и Самарии не соответствует правовому характеру государства […] Сторонникам заселения и политикам необходимо понять, что они должны действовать исключительно в рамках закона, а государственные институты в дальнейшем обязаны уважать закон.»

Когда правительство Шарона реализовало одобренный Кнессетом план размежевания с Газой выхода из северной Самарии, руководители Совета ЙЕША не приняли это соглашение, которое они подписали как частные лица. «Крестная мать» поселений адвокат Плия Альбек из министерства юстиции объяснила газете «Гаарец» в марте 2005: «[У поселенцев] нет права собственности, поскольку существует условие о том, что им, возможно, придется вернуть землю, если прекратится военный режим […] Подписанные каждой семьей поселенцев договоры о землевладении […]включают в себя пункты, позволяющие их отмену.»

Для Совета ЙЕША самое главное – это предотвращение окончательного урегулирования с палестинцами. Для них урегулирование стало бы концом предписанной свыше борьбы, которую они ведут ради прихода Мессии и «основания дома Давида». Поэтому они отрицают право израильского правительства прийти к урегулированию. В 1986 Совет ЙЕША решил, что «возвращение территории Иудеи, Самарии и Газы – это преступление», и что «любое правительство Израиля, которое совершит какое-либо из этих преступлений, будет считаться незаконным»

После соглашений Осло, в декабре 1993, один из лидеров движения Менахем Фликс писал в газете «Некуда»: «У сегодняшнего правительства Израиля нет полномочий продолжать руководить еврейским государством… Это незаконная власть». Рав Шломо Авинер, один из учеников рава Цви Кука в своей 1999 книге «Народ и его земля. Возрождение народа в его земле» (1999): «Даже если большинство поддержит позорный и опасный шаг [эвакуацию поселений] это не будет моральным оправданием. Решения политического руководства тоже недостаточно для морального оправдания.» Совет ЙЕША продолжает проводить в жизнь свой мессианский подход «всей Земли Израиля» даже ценой израильской демократии. Как говорил председатель Комитета жителей Самарии Бени Кацовер в интервью «Гаарец» в январе 2012: «Израильская демократия выполнила свою задачу; теперь она должна уступить место иудаизму.»

Мессианские позиции стали и причиной отказа от плана президента США Дональда Трампа. Как было написано на сайте Совета ЙЕША, «В плане Трампа и в приложенных к нему картах заключена опасная идея создания Палестинского государства. Земля Израиля принадлежит нам».

Мессианство членов Совета ЙЕША, их отрицание полномочий израильских демократических институтов не останавливаются на Западном Берегу. Кроме бесконечных попыток нарушить закон о размежевании и заново овладеть землями Хомеш и Са-Нур на севере Самарии, освобожденными в 2005, характерен также ответ, данный на сайте Совета на вопрос: «Почему в названии Совета осталась буква ‘А’?» Они отвечают: «‘А’, то есть еврейские поселения в Секторе Газа, осталась и останется, и это не случайно […] Эта буква – на будущее: с божьей помощью мы еще вернемся и увидим, как Гуш Катиф восстает из пепла.»

И сегодня, накануне выборов в Кнессет, правильным ответом Совету ЙЕША и его сторонникам среди правых кандидатов на пост премьер-министра остается завещание Рабина: «Чтобы опровергнуть их точку зрения, идущую вразрез с основами израильской демократии, нам придется вести идеологическую борьбу и показывать истинную суть их позиции и их методы». Иначе Государство Израиль обречено, и, как предсказывал Йешияху Лейбович, «Мессианское учение рава Цви Кука приведет к тому, что национализм превратит людей в зверей, а народ бога станет народом земли.»

 

Перевод: Анна Кац

Оригинал на сайте Гаарец

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x