Политика

Фото: Miriam Alster/Flash90

На гвоздик или в рамочку?

Особенно интересны пункты соглашений, касающиеся развития гражданского общества. Главным образом – в сфере отношений религии и государства. Ультрарелигиозные СМИ уже подняли «гевалт» в связи с тем, что, по их мнению, является нарушением «статус-кво».

Теперь, когда правительство перемен вот-вот станет реальностью, нас, естественно, интересует, чем оно намерено заниматься. Или, попросту говоря, что написано в коалиционных соглашениях? Есть, конечно, документ об общих принципах работы правительства, но они не зря называются общими. Такие документы вполне описываются одним пунктом: за всё хорошее против всего плохого. Развивать экономику, инфраструктуру, транспорт, повысить уровень благосостояния граждан, уделять внимание здравоохранению и образованию и т.д. и т.п. В конце этого оптимистического документа говорится о необходимости улучшить положение пожилых граждан, инвалидов и переживших Катастрофу, вести борьбу с насилием в семье, изживать гендерную дискриминацию, провести реформу системы реабилитации инвалидов в министерстве обороны и опять «т.д. и т.п.».

Но народ хочет конкретики. Правые партии в стиле персонажа гайдаевской комедии требуют: «Огласите весь список, п-ж-ж-лста!». Имеются в виду все коалиционные соглашения. По закону подписанные соглашения должны быть обнародованы не позже, чем за 24 часа до голосования по утверждению правительства. Председатель кнессета Ярив Левин иезуитски назначил это голосование на воскресенье, 13 июня, хотя обычно пленарные заседания проводятся по понедельникам и средам. Подленький ход. Ведь если бы он назначил голосование на 14 июня, как предполагалось, новая коалиция могла бы посвятить «шлифовке» соглашений пятницу и субботу. А Левин вынуждает Беннета и Лапида представить соглашения до наступления шабата. Впрочем, это всё – из разряда мелких пакостей.

Председатель кнессета Ярив Левин иезуитски назначил это голосование на воскресенье, 13 июня, хотя обычно пленарные заседания проводятся по понедельникам и средам. Подленький ход

Пока нет официального представления подписанных коалиционных соглашений, СМИ питаются «утечками». Которые, впрочем, охотно предоставляются самими партиями.

Вообще, сам по себе, процесс подписания коалиционных соглашений довольно странный. Главный документ — это соглашение между «Яминой» и «Еш атид». Оно будет обязательным к исполнению всеми входящими в коалицию партиями. Что касается остальных соглашений, то они заключаются по отдельности между партией «Еш атид», чей лидер получил мандат на формирование правительства, и шестью остальными партиями, входящими в коалицию. Проблема этих соглашений заключается все в той логической задачке: как перевезти одной лодкой волка, козу и капусту на другой берег в целости и сохранности.  Ведь коалиционные соглашения, заключенные с одной партией, порой явно или неявно противоречат соглашениям, заключенным с другой (или другими) партиями. Во всяком случае, так это выглядит сейчас.  Таким образом, коалиционные соглашения, которые были оглашены ведущими телеканалами, скорей можно назвать протоколами о намерениях.

И всё-таки некоторые из уже озвученных пунктов этих соглашений имеют шансы превратиться в законы.

Лично меня особо интересуют пункты соглашений, касающиеся развития гражданского общества. Главным образом – в сфере отношений религии и государства.

Ультрарелигиозные СМИ уже подняли «гевалт» в связи с тем, что, по их мнению, является нарушением «статус-кво». Хотя, если честно, этот пресловутый «статус» постоянно сдвигается то в одну, то в другую сторону. И о его нарушении с равным основанием могут говорить как светские, так и религиозные граждане.

Сразу предположу, что в нынешнем составе коалиции такие законы будет непросто  продвигать. Ведь в коалицию входит партия религиозных сионистов «Ямина», да и лидер партии «Тиква хадаша» Гидеон Саар тоже «дати-лайт». А арабская партия РААМ придерживается  ультрарелигиозных, хоть и не иудейских, догм, особенно в части ЛГБТ-сообщества.

Наибольшие шансы на принятие имеет многострадальный законопроект о призыве в формулировке лидера НДИ Авигдора Либермана.  Этот закон был принят XIX кнессетом — первой коалицией без ультраортодоксальных партий. За него, помимо левых партий, голосовали и нынешние члены коалиции – партии Беннета, Лапида, Либермана. Даже «Ликуд» тогда под нажимом партнеров по коалиции вынужден был поддержать закон. Правда, уже следующий состав кнессета, где в коалицию с «Ликудом» вошли ультраортодоксы, этот закон отменил.

Это продемонстрировало отдельную проблему израильского законотворчества – законы (в том числе и основные – то есть конституционные)  с легкостью необыкновенной принимаются и отменяются коалицией, имеющей больше 60 голосов. Кстати, именно из-за этого закона (отменить – отменили, а нового не приняли) был распущен кнессет XX созыва, и страна была ввергнута в перманентные выборы. Нынешний кнессет, согласно предписанию БАГАЦа, просто обязан принять закон о призыве в ближайшее время. Для Либермана этот закон – «дело чести, славы, доблести и геройства».

Нынешний кнессет, согласно предписанию БАГАЦа, просто обязан принять закон о призыве в ближайшее время. Для Либермана этот закон – «дело чести, славы, доблести и геройства»

Среди других коалиционных требований партии НДИ – принятие закона о регистрации брачных союзов для всех, кто не может или не хочет регистрировать брак в раввинате. Необходимость  такого закона особенно ярко проявилась в период коронавируса, когда не было возможности таким парам выехать заграницу для регистрации брака. Требование такого закона уже 15 лет фигурирует в коалиционных соглашениях. С одинаковым успехом. Точнее – без всякого успеха.  Кроме того, НДИ требует отменить пресловутый закон о запрете работы магазинов в субботу, проведенный в свое время усилиями Арье Дери.  Предлагается передать решения о работе торговли в субботу в ведение городских  властей.

Коалиционные соглашения  с партией МЕРЕЦ  предусматривают разрешение на работу общественного транспорта по субботам. Как и тема гражданских браков, этот вопрос уже несколько десятилетий стоит на повестке дня. Он входил в коалиционные соглашения и во времена правительства Рабина, и во всех последующие левые и правые коалиции –в виде пунктов, вносимых либо МЕРЕЦ,   либо «Исраэль ба алия», либо «Шинуем», либо НДИ, и неизменно торпедируется ультраортодоксами. Увы, я не верю, что и этой коалиции удастся кардинально решить эту важную проблему. Хотя конечно, ситуация с транспортом по субботам частично сдвинулась с мертвой точки в ряде городов, благодаря либеральным городским советам.

Еще один пункт коалиционных соглашений, на этот раз — с партией «Кахоль-Лаван» — о создании государственной комиссии по расследованию катастрофы на горе Мерон. Созданию такой комиссии резко противились ультраортодоксальные партии. Полагают, что создание комиссии станет одним из первых решений нового правительства.

Еще один пункт коалиционных соглашений, на этот раз — с партией «Кахоль-Лаван» — о создании государственной комиссии по расследованию катастрофы на горе Мерон

Ультраортодоксальным партиям есть чего опасаться. Так, «Ямина» посягает на монополию харедим на посты главных раввинов Израиля. Если правительство доживет до выборов в раввинаты и назначения главных раввинов (они – государственные служащие), то следующие главные раввины будут из религиозных сионистов.

Впрочем, эти специфические внутрирелигиозные разборки меня, честно говоря, не слишком волнуют. Например, долгая изнурительная борьба за право неортодоксальных течений иудаизма на участок Стены плача, где они смогут молиться по своим правилам. Хотя это тоже играет свою роль в отношениях с реформистами Америки. Так же меня не очень волнуют коалиционные соглашения с партией РААМ. От этих соглашений мне точно ничего не перепадет, а израильские арабы заслуживают более чуткого отношения со стороны властей.

Два момента, которые, скорей всего, будут предусмотрены в коалиционных соглашениях, представляют общий интерес. Первый — это предполагаемое расширение так называемого «норвежского закона», предусматривающего возможность для министров и замминистров передать депутатский мандат следующим кандидатам из партийных списков. Это хорошо, потому что предполагает большее разделение законодательной и исполнительной власти и позволит министрам сосредоточиться на работе во вверенных им министерствах. Это плохо, потому что надо будет прокормить еще энное количество депутатов, пришедших на места  министров.

Но кто нам считает шекели!

Второй момент – Беннет и Лапид будут иметь право вето. То есть для того, чтобы принять какое-то «судьбоносное» решение или закон, потребуется согласие обоих голов нашего двуглавого премьер-министерского орла.

Я полагаю, у нас еще будет возможность прокомментировать те или иные пункты коалиционных соглашений. В заключении же хочу привести апокриф, связанный с Ицхаком Шамиром. Во время его бытности главой правительства к нему пришел обиженный лидер какой-то малой партии коалиции и стал жаловаться на нарушение Шамиром коалиционных соглашений. Далее существуют два разных варианта ответа Шамира, впрочем, одинаковых по смыслу. Согласно одному, Шамир рекомендовал наколоть   эти коалиционные соглашения на гвоздик в туалете. Согласно другому, он посоветовал вставить эти соглашения в рамочку и повесить в салоне дома этого лидера. Это — притча о значимости таких соглашений. Впрочем, мы это видели и на примере недавних коалиционных соглашений «Ликуда» с «Кахоль- Лаван».

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x