Гражданин мира

Фото: Tomer Neuberg/Flash90

«Приговор оставить без изменения…»

Адвокаты Наамы Иссахар подготовились к суду блестяще, представив подробный анализ работы переводчика и доказав, что перевод осуществлялся неточно, из-за чего некоторые слова Наамы в ходе следствия и первого суда вообще приобретали противоположный смысл. То есть права Иссахар на защиту и на справедливое судебное разбирательство изначально были нарушены. Но кого это может волновать в российском суде.

Наама останется за решеткой – так решил вчера Московский областной суд, отклонив апелляцию Наамы Иссахар на решение Химкинского районного суда. Приговор – 7,5 лет в колонии за контрабанду и хранение наркотиков – остался без изменений.

Наама Иссахар, фото: сourtesy

Пожалуй, я не припомню за последние годы другого суда над иностранцем в России, который вызвал бы столь большой общественный резонанс, как суд над Наамой Иссахар. Разве что дело основателя инвестиционного фонда Baring Vostok Майкла Калви, арест которого в феврале 2019 года потряс весь мировой инвестиционный рынок и взбудоражил западную прессу (там, правда, был пока лишь суд по мере пресечения). Но равнять крупного международного инвестора и инструктора по йоге как-то странно. Однако вчера о суде над 26-летней израильтянкой отписались чуть ли не все российские СМИ, не говоря уже об израильских. Кроме того, в суде присутствовали журналисты многих мировых средств массовой информации – их было даже больше, чем российских. Зал был набит битком, пришлось приносить дополнительную скамейку. И дело, увы, вовсе не в Нааме, а в том, что всем абсолютно очевидно – личность девушки и ее деяние не имеют ровным счетом никакого значения, потому что решение по этому делу вынесено в других инстанциях, и не в компетенции суда его изменить. Вопрос лишь в том, каким будет это решение. Удалось ли израильской стороне добиться желаемого результата.

В период между двумя судами – Химкинским и Мособсудом – шла огромная закулисная работа. Юридическая и политическая. В части работы юридической были заменены адвокаты, в дело вошли Вадим Клювгант, Виталий Кулапов, Алексей Добрынин и Елизавета Плисканос. Они провели титаническую работу, разобрав на составные части все материалы дело и обнаружив массу юридических, процессуальных и прочих ошибок и полностью изменив тактику защиты. В части же политической шли непрерывные переговоры сторон. К российскому президенту обращались с просьбами об освобождении Наамы и президент Израиля Реувен Ривлин, и премьер Биньямин Нетаниягу, матери осужденной Яфе Иссахар даже удалось найти заступника в лице патриарха Иерусалимской православной церкви Феофила III и передать через него личное письмо Путину с просьбой о помиловании дочери.

Но что такое для Путина слезы матери? Не более чем эликсир молодости, которым он умывается по утрам. Ибо сколько таких матерей обращались к нему со своими слезами, и лишь одна из них перед смертью удостоилась радости увидеть осужденного сына – мать Михаила Ходорковского, о чем российский президент жалеет до сих пор. Спросите у матерей осужденных по делу «Нового величия», которые сегодня ведут голодовку в знак протеста против сфальсифицированного дела, слышит ли их президент? Но с делом Наамы все же несколько другое. После выдачи в США Алексея Буркова судьба девушки, в принципе, была решена. Этого не поняли лишь в Израиле. Израильские власти наивно полагали, что в лице Путина имеют дело с политиком, который понимает, что брать в заложники людей и менять пешку на ферзя невозможно, это не по правилам. Но для Путина нет ничего невозможного, если он этого хочет. Потому что он сам устанавливает правила. Власть, деньги, Крым, Донбасс – все можно получить, если правильно поставить задачу. И для человека, который привык получать все, что хочется, отказ в просьбе равносилен личному оскорблению. А оскорблений российский президент не прощает и не забывает никогда.

Хотя адвокаты по-прежнему делали все, что возможно и невозможно в данной ситуации.  Они подготовились к суду блестяще, представив подробный анализ работы переводчика и доказав, что перевод осуществлялся неточно, из-за чего некоторые слова Наамы в ходе следствия и первого суда вообще приобретали противоположный смысл. То есть права Иссахар на защиту и на справедливое судебное разбирательство изначально были нарушены. Но, право, это такие пустяки. Кого это может волновать в российском суде, который в принципе не предполагает ни права на защиту, ни презумпции невиновности? Все, как обычно, как любят в российских судах – ходатайства защиты были отклонены, доказательства судом не приняты, а все, что в свою защиту говорила подсудимая, не принималось в расчет. Дело было разобрано подробно, адвокаты на пальцах доказали суду, что в действиях девушки отсутствовал состав преступления. Работу защитников по этому делу можно смело включать в учебники по юриспруденции. Но, она совершенно не повлияла на судьбу девушки. И в этом нет их вины.

Несколько дней назад, выступая на митинге активистов «Ликуда», Биньямин Нетаниягу пообещал вернуть Нааму Иссахар. Зачем он это сделал, бог его знает. Может, хотел понравиться своему электорату (хотя он ему будет нравиться даже в том случае, если суд докажет, что он ест по утрам на завтрак маленьких детей), а может искренне поверил в то, что имеет некоторое влияние на Путина и действительно сможет добиться возвращения Наамы. Но, увы, события последних дней – задержания израильтян в российских аэропортах и приговор Мособлсуда – показывают, что Путин уже, по сути дела, похоронил Нетаниягу как политического лидера. Что, впрочем, логично, ведь как еще можно оценить перспективы политика, который дважды имел возможность сформировать правительство и дважды не реализовал ее и над котором висит несколько уголовных дел. Так что, думаю, с точки зрения Путина Биби – отработанный материал. Конечно, консульский диалог между Россией и Израилем продолжится, и стороны, безусловно, обсудят и проблему задержаний, и судьбу Наамы, но вы действительно полагаете, что Путина могут всерьез волновать проблемы каких-то людей, которых мурыжат по несколько часов в аэропортах, или судьба инструкторши по йоге? То, что происходит, скорее похоже не на попытку российского лидера добиться чего-то от израильских властей, а на банальную месть. Месть человека, привыкшего жить по законам питерской подворотни.

Теоретически у Наамы остается еще два шанса на свободу – последняя инстанция в виде Верховного суда и амнистия. Проект амнистии к 75-летию Победы пока еще разрабатывается, но по оценкам экспертов, в рамках этой амнистии на свободу могут выйти до 75 тыс. человек, причем большинство – осужденные по уголовным статьям (для российской власти уголовники и сегодня, как и в годы ГУЛАГа, остаются социально близкими). А это значит, что в их числе может оказаться и Наама. Если, конечно, этого захочет он, тот, кто подписывает указ об амнистии.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x