Общество

Южный Тель-Авив. Фото: TOMER NEUBERG / FLASH 90     

Незаменимые неевреи

Если запереть «красную зону» Южного Тель-Авива, снова закроются тель-авивские рестораны. В гостиницах и домах престарелых, между прочим, на уборке работают в основном иностранные работники. Гистадрут и министерство строительства в свое время прилагали титанические усилия, чтобы привлечь на стройки сионизма евреев. Какие только «пряники» им не предлагали! И зарплату вполне достойные, и социальные условия… Тщетно! Не еврейское это дело - в наши дни на стройке работать.

Есть темы в израильской жизни и, соответственно, в СМИ, которые идут по кругу, как средневековые ослы, крутящие ворот колодца или жернова мельницы. Вот одной из таких вечных тем является проблема иностранных рабочих – легальных и нелегальных или, как их по-научному обзывают, инфильтрантов.

Лет десять тому назад казалось, что нет в стране более острой проблемы, чем  нелегальные иммигранты. СМИ писали и говорили о них чуть ли не ежедневно. Мудрецы слева, справа и из «болота» центра ломали головы, что делать с этими десятками тысяч (причем, никто не знал, сколько этих десятков на самом деле)?

Проблема, действительно, была и обострялась с каждым месяцем.  Был период, когда ежемесячно в нашу страну через дырявую границу с Египтом проникали и оседали в Израиле по несколько тысяч нелегальных иммигрантов из стран Африки. Как всегда, традиционное неумение наших властей предвосхищать события и привычка решать проблемы по мере их поступления (а точнее, когда давление в котле уже начинает срывать крышку) сыграли плохую службу и в этот раз. Правда, надо отдать должное правительству: оно в конце концов сумело перекрыть  каналы проникновения нелегалов в Израиль. На границе с Египтом создали практически непроходимую преграду. Во всяком случае, «гевалт» по поводу проникновения новых нелегалов в последние годы уже не кричат. И если кому-то и удается просочиться в Израиль, то речь идет о единицах, а не тысячах.

Как границу перекрыли, про нелегалов  сразу же на долгое время забыли. Ни правительство не заседало, ни кнессет не обсуждал, ни общественность не выступала.

Помню, еще в те «горячие» времена МВД гордо рапортовало о «первой ласточке»: один самолет с добровольно покидающими Израиль нелегалами, получившими по три с половиной тысячи долларов «подъемных» или «отступных»,  вылетел из аэропорта Бен-Гурион! Ура! Но известно, что одна ласточка весны не делает. Вслед за этой ласточкой «стая», насколько мне известно, не поднялась. Потом была эпопея с  так называемым «лагерем  временного содержания» «Холот», где должны были на казенном коште содержаться отловленные нелегалы в ожидании высылки из Израиля. Лагерь был рассчитан на три тысячи человек и на три года «заключения». Последовали разбирательства в БАГАЦе, отмены решений, обходы отмены… В общем, было всё, кроме массовой высылки  нелегальных иммигрантов.

Прошло еще пару лет, и Нетаниягу, вернувшись из Нью-Йорка, торжественно объявил, что он блистательно решил проблему: договорился с ООН, что половину нелегалов примут европейские страны, а вторую половину – Израиль интегрирует и легализует. Что тут началось! Это что же, половина останется?! Нам инородцы, ообенно – африканские, не нужны! И Нетаниягу уже через пару дней пошел на попятную. В результате – остались все. Или почти все.

Потом появились сообщения, что некие непоименованные (по секрету – Уганда и Руанда) африканские страны в обмен на что-то готовы приютить «наших» нелегалов. Но только «добровольно» переселяющихся. А добровольцев было ничтожно мало.

Затем опять про нелегалов забыли. Да 2017 года, когда напомнили о них жители Южного Тель-Авива, которые, по их словам, вот уже более десяти лет живут в условиях «оккупации и террора». Оккупанты и террористы — это и есть те самые инфильтранты, заполонившие южные районы «города нон-стоп». Снова дело о высылке нелегалов завертелось. Чтобы ознакомиться с ситуацией на месте, район дважды посетил сам Биньямин Нетаниягу, клятвенно пообещавший протестующим и лично их лидеру — неистовой Шефи Паз в ближайшее время решить больную проблему. Вслед за этим БАГАЦ постановил, что можно высылать не только добровольно, но и принудительно. Но это решение БАГАЦа было абсолютно бессмысленным, потому что «непоименовенные» Руанда и Уганда  соглашались принимать только тех, кто переселяется добровольно.

Тогда наше хитроумное правительство решило «принудить к добровольности». Либо вы «добровольно» переселяетесь в Руанду, либо принудительно отправляетесь в тюрьму. Ничего из этой страшной угрозы не вышло. Практически никто не уехал. И в тюрьму не попал – они у нас и так уже переполнены.

И снова до недавних дней об африканских нелегалах, которых по невнятным подсчетам, у нас, якобы, 38 тысяч, забыли. О 80 тысячах нелегалах из стран постсоветского пространства, которые, по данным МВД, затерялись на просторах Израиля,  деликатно промолчу.
Но недавно о чернокожих обитателях Южного Тель-Авива снова вспомнили. Среди них обнаружилась вспышка коронавируса. Что немудрено: огромная скученность, отсутствие медицинской помощи, учета и контроля – как тут ни разгуляться коронавирусу! Район, плотно заселенный иммигрантами, был объявлен «красной зоной». То есть, зоной с ограничением в передвижении.  Но тут возникла трудноразрешимая (точнее – неразрешимая) задача. Да, закрыть район можно, полицейских и барьеров хватит, но что делать с его обитателями? Они ведь зарабатывают свой хлеб за пределами своего южно-тельавивского «гетто». Значит, всех этих нелегалов придется содержать за государственный счет, иначе у них не останется другого выбора, кроме как грабить продуктовые магазины. Больных надо лечить, несмотря на отсутствие у них медицинской страховки. А как защитить от инфекции тысячи жителей Израиля, ежедневно проходящих через Центральный автовокзал, расположенный в этой красной зоне?  А еще, и самое, пожалуй, главное: как оказалось, без иностранных рабочих – легальных и нелегальных – израильская экономика (во всяком случае, отдельные ее отрасли) просто не может полноценно функционировать.

Три года назад, во время предыдущей «суеты вокруг нелегалов»  один телеканал показал репортаж о вкладе нелегалов в экономику Израиля. В нем приводились разные выкладки. Посудомой (это мужская работа) в тель-авивском ресторане получает 60 шекелей в час, но нзраильтян на эту работу привлечь невозможно, даже последнему безработному еврею работать посудомоем «западло», последние евреи-посудомои были в первые годы алии-90-х. Работают только африканцы (нелегалы и подавшие заявление на статус беженцев).  Однажды нелегалы Тель-Авива объявили трехдневную забастовку в связи с произволом полиции. Нелегалыв и забастовка – почти оксюморон! Но все владельцы ресторанов поддержали требования нелегалов, потому что без них они просто не смогут работать.  В ресторанах Израиля сегодня не хватает 5000 работников. Если нелегалов выслать (что во время коронавируса точно невозможно) будет не хватать 15000. В сфере уборки будет не хватать 25 тысяч  работников. В уборщики тоже евреи не рвутся. Лозунг первых сионистов «Еврейский труд на еврейской земле» как-то за долгие годы несколько трансформировался.

Строительство, сельское и гостиничное хозяйства — все опирается на африканских полулегалов и нелегалов. В Эйлате, в связи с тем, что перестали ежедневно приезжать (и уезжать вечером домой) уборщики из Иордании, не могут после карантина открыться многие  отели.
Если запереть «красную зону» Южного Тель-Авива, снова закроются тель-авивские рестораны. В гостиницах и домах престарелых, между прочим, на уборке работают в основном иностранные работники. Гистадрут и министерство строительства в свое время прилагали титанические усилия, чтобы привлечь на стройки сионизма евреев. Какие только «пряники» им не предлагали! И зарплату вполне достойные, и социальные условия… Тщетно! Не еврейское это дело — в наши дни на стройке работать.

Как тут не вспомнить сказку Салтыкова-Щедрина «Дикий помещик»! Герой сказки, помещик люто ненавидел мужиков. Он молился, чтобы Бог мужиков у него забрал. Бог знал, что помещик глуп и не внял. Тогда помещик замучил мужиков поборами, и уже по их просьбе Бог забрал мужиков из поместья. Весь дом пылью зарос, помещик одичал, оброс шерстью, перестал ногти стричь. У сказки – счастливый конец — мужики вернулись…
Сказка — ложь, да в ней намек…

Я оптимист. Я верю, что наше правительство, минздрав и – главное — медики  справятся со вспышкой эпидемии среди нелегалов и полулегалов (это те, чья просьба на статус беженцев уже много лет болтается по столам израильских чиновников). После чего об африканцах снова забудут на несколько лет до очередного какого-нибудь правонарушения  с участием кого-то из нелегалов. И снова встрепенется Шефи Паз, и будут новые демонстрации, новые «инициативы» и обещания правительства по разрешению этой проблемы.
А между тем подросли и стали взрослыми дети этих нелегалов, которые родились здесь и учились в школе на иврите, и вообще не знают никакой другой страны, кроме Израиля. Может, имеет смысл легализовать тех, кто уже в Израиле? Тем более, что наши границы теперь на замке и инфильтрации новых нелегалов (во всяком случае, из африканских стран) не предвидится.

Проблема нелегалов и Южного Тель-Авива никуда не денется и не исчезнет, если ее не решать. Между тем, правительство уже почти тридцать лет вынашивает планы создания на месте Старой и Новой (ставшей уже старой) автобусных станций фешенебельного района. Уже даже проект  сорокаэтажного дома во всех газетах опубликовали. Но никто в этом доме квартиры покупать не спешит. Кому охота иметь возле дома клоаку?

Неужели проблема африканских нелегалов для нашего государства такая же «неразрешимая», как наш конфликт с палестинцами?

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x