Зона безопасности

Фото: Miriam Alster, Flash 90

Медовый месяц подошёл к концу

Нетаниягу поставил на Трампа - сделал ставку на то, что он будет выбран на второй срок. Этого не случилось, и в день, когда Джо Байден войдет в Белый дом, Нетаниягу столкнется с потребностью начинать строить отношения с тем политиком, по отношению к которому он демонстрировал в лучшем случае равнодушие.

Одной из отличительных особенностей эпохи правления Нетаниягу являются его «особые» отношения с вашингтонской администрацией.

Барак Обама был выбран президентом США в 2008 году и начал свою каденцию в январе 2009 года. Биньямин Нетаниягу начал свою вторую каденцию на посту премьер-министра, которая собственно продолжается и до сих пор, в марте 2009 года.  Практически сразу отношения стали напряженными.

Обама пытался решить израильско-палестинский конфликт — вначале с наскока, потом более основательным образом, постоянно демонстрируя готовность идти навстречу требованиям не только израильской, но и палестинской стороны. Через полгода после начала правления он поехал в Каир, где обратился к арабскому миру с речью, в которой позиционировал изменения к лучшему в отношении США к мусульманскому миру. Обама поддержал начавшиеся в конце 2010 года в Тунисе народные выступления против диктаторских режимов арабских стран, которые позже получили название  «арабская весна» и которые превратили  и так не слишком спокойный Ближний Восток в чрезвычайно нестабильное место. И, наконец, в 2015 году Обама сумел заключить с Ираном так называемую «ядерную сделку», которая фактически шла вразрез с той линией, которую вел по отношению к иранской ядерной программе Нетаниягу. С другой стороны, военно-финансовая помощь Израилю со стороны США в эпоху Обамы достигла своего пика, включая американское финансирование значительной части проекта Железный Купол.

Когда в США к власти пришел Трамп, Нетаниягу буквально расцвел

Вполне ожидаемым образом отношения Нетаниягу с Белым домом постоянно шли наперекосяк. Апогеем стало выступление Нетаниягу перед двумя палатами Конгресса в 2015 году с обращением к конгрессменам воспрепятствовать одобрению «ядерной сделки». Это был открытый бунт против Обамы, и в отместку за все унижения со стороны Нетаниягу, американский президент уже в самом конце своей второй каденции, в декабре 2016 года, не просто не наложил традиционное американское вето на резолюцию Совета Безопасности ООН под номером 2334, осуждающей израильскую поселенческую политику в Иудее и Самарии, а, судя по анонимному источнику из тогдашнего окружения Обамы, ее сам и инициировал.

Когда в США к власти пришел Трамп, Нетаниягу буквально расцвел. С самого начала каденции Трампа из Израиля посыпались комплименты по поводу «самого большого друга Израиля», окруженного евреями правого (по израильским лекалам) толка. И Трамп не разочаровал Нетаниягу. Он объявил о признании США Иерусалима столицей Израиля и о переносе туда американского посольства. Послом США в Израиле был назначен Дэвид Фридман, открытый сторонник израильской поселенческой политики в Иудее и Самарии. Трамп объявил о признании США израильского владения Голанскими высотами. Трамп сделал то, чего от него очень настойчиво добивался Нетаниягу, а именно вывел США из «ядерной сделки» и наложил на Иран очень жесткие санкции. Трамп активно способствовал заключению мирных договоров между Израилем и странами Персидского залива. Трамп отменил американскую часть финансирования бюджета UNRWA — организации ООН, которая помогает палестинским беженцам. Трамп представил так называемую «сделку века», призванную решить израильско-палестинский конфликт, и это предложение активно продвигалось Нетаниягу в роли ультимативного и желательного Израилю контура решения конфликта. Единственным камнем преткновения между Израилем и США за все годы Трампа в Овальном кабинете стал вопрос аннексии в Иудее и Самарии, но это никак не омрачило царившую идиллию между сторонами. В ответ Нетаниягу всячески демонстрировал свою преданость лично Трампу и его администрации, в целом.

В итоге можно смело констатировать следующий факт, который, возможно, будет иметь для Израиля крупные стратегические последствия: впервые в истории Израиля премьер-министр страны перенес весь вес израильских дружественных отношений на одну американскую партию. До Нетаниягу все израильские премьеры прилагали значительные усилия в соблюдении политического нейтралитета. Американская властная система сдерживаний и противовесов, основанная на тонком балансе между президентом, и обеими палатами Конгресса, не дает одной партии долго и единолично владеть всей полнотой власти. Поэтому Израиль, который заинтересован в постоянной поддержке всех вашингтонских властных структур, никогда не отдавал предпочтение лишь одной из двух крупных партий, даже если ее представитель занимал Овальный кабинет. Всегда израильские официальные и неофициальные представители поддерживали хорошие отношения и с республиканской и с демократической партией.

Нетаниягу вел себя абсолютно по-другому, он положил все жетоны на Трампа и сделал ставку на то, что он будет выбран на второй срок. Это не случилось (пока по неофициальным данным), и в день, когда Джо Байден войдет в Белый дом, Нетаниягу столкнется с потребностью начинать строить отношения с тем политиком, по отношению к которому он демонстрировал равнодушие в лучшем случае, даже не согласившись встретиться с ним во время официального визита в Вашингтон с целью подписания мирного договора с ОАЭ и соглашения о намерениях с Бахрейном, который состоялся в сентябре 2020 года, в разгаре предвыборной компании в США.

Нетаниягу вел себя абсолютно по-другому, он положил все жетоны на Трампа и сделал ставку на то, что он будет выбран на второй срок

И стоит помнить, что Байден в роли вице-президента США был близким свидетелем бурных разногласий между Обамой и Нетаниягу, и хотя он нередко служил своего рода примирителем между сторонами, когда градус враждебности между ними начинал зашкаливать, нет сомнения в том, что неприязнь Обамы к Нетаниягу оставила свой след и в памяти Байдена.

Надо сказать, что буквально в последний момент Нетаниягу попытался все-таки продемонстрировать хоть какое-то подобие нейтралитета, и когда Трамп позвонил ему в присутствии журналистов и стал добиваться от Нетаниягу признания в том, что «слипи (соня) Джо» не добился бы нормализации между Израилем и Суданом, как он, Трамп, Нетаниягу ответил очень дипломатично и не стал подыгрывать американскому президенту. Можно было отчетливо видеть, насколько Трамп был поражен ответом Нетаниягу, когда тот сказал, что  уверен в том, что каждый американский президент будет помогать Израилю добиваться мира с другими государствами. Трамп привык получать от Нетаниягу буквально всё, что желал, и он был потрясён буквально до глубины души обтекамым ответом израильского премьера. Скорее всего, на том этапе у Нетаниягу уже, как говорится, «упал жетон (асимон)», и он понял, что победа Трампа совершенно не очевидна, и пора наконец-то вспомнить о стратегическом израильском нейтралитете в политических вопросах США.

Ко всему вышеперечисленному стоит добавить и тему еврейского лобби в США. Организация AIPAC (Американо-израильский комитет по общественным связям), являющаяся главным лоббистом Израиля в США, при всей своей консервативности, всегда предоставляла трибуну и демократам, и республиканцам, вела политику хороших отношений с обеими главными партиями на американской политической арене. Перекос Нетаниягу в сторону республиканцам нередко ставил руководителей этой могущественной и очень важной для Израиля организации в неудобное положение. Сейчас власть в Вашингтоне меняется, и не очень ясно, не уменьшится ли влияние AIPAC во властных структурах из-за медового месяца длительностью в четыре года между Трампом и Нетаниягу.

В целом, и на этих выборах большинство (более 70%) американских евреев проголосовало за демократов, а ведь сила израильского лобби в США строится на поддержке именно этих евреев. И так с каждым годом, с ростом влияния в Израиле ортодоксальной иудейской повестки дня, американские евреи чувствуют себя отдаляющимися всё дальше и дальше от Израиля, так Нетаниягу еще и привнес в этот процесс и политический аспект. В дальней перспективе это ничего хорошего Израилю не сулит, и когда историки будут исследовать причины «развода» между Израилем и американским еврейством,  Нетаниягу будет фигурировать в этих исследованиях в качестве того политика, деятельность которого значительно приблизила этот «развод»!

Совсем скоро мы узнаем, нанес ли Нетаниягу стратегический ущерб Израилю своей политикой по дезавуированию постоянной израильской нейтральной позиции на американской политической арене. В данный момент есть ощущение того, что нам всем придется пожинать ядовитые плоды этой стратегической недальновидности израильского премьер-министра.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x