Зона безопасности

Вид на Остров Мира в Нахараиме, на границе между Израилем и Иорданией. Фото: Basel Awidat / Flash90

Предвыборные кролики в рукаве

Тема безопасности и мира временно уступила свое место в списке общеизраильских приоритетов здравоохранению и экономики - пока не грянет гром. Очевидно, что Иран продолжает реализацию своего сирийского проекта, а пока Нетаниягу и его адепты прославляют великие государственные достижения премьера, не стоит забывать о том, что в преддверии выборов ни один ближневосточный лидер не пожелал с ним встречаться и просьбы Нетаниягу о срочных встречах, саммитах и консультациях были вежливо, но настойчиво отклонены.

До проведения очередных парламентских выборов в Израиле остается чуть меньше недели, и израильтяне, несмотря на усталость и равнодушие, вновь оказались в водовороте кампейнов, предвыборных обещаний и громких заявлений. На этот раз вопросы безопасности и внешней политики были задвинуты в дальний ящик  — никто не обещает «разделаться с ХАМАСом» или лишить Иран ядерной бомбы, а члены Ликуда путают Мансура Аббаса – лидера исламистской партии РААМ и возможного коалиционного партнера с Махмудом Аббасом – престарелым лидером Палестинской Автономии. В центре кампейна – вакцина, открытые кафе и рестораны и возвращение к жизни в целом (избирательная комиссия запретила Ликуду использовать этот лозунг в предвыборном кампейне). Как быть с тем, что на выборах в Автономии может победить ХАМАС, что Иран продолжает окапываться на границах Израиля, и что турне Нетаниягу в Абу-Даби было сорвано из-за плохих отношений с Иорданией?

Принц и нищий

Можно ли было представить в мае 1994 году, в ходе торжественной церемонии подписания мирных соглашений между Израилем и Иорданией в Вади Араба, что через 27 лет визит израильского премьера в Абу-Даби был сорван из-за кризиса в отношениях с Амманом? Мир с Эмиратами казался вполне реальным и достижимым  — в ту пору арабские страны открывали в Израиле свои посольства и торгпредства одна за другой, а вот предположить, что визит иорданского принца в мечеть Аль-Акса будет сорван из-за того, что израильская сторона откажет его телохранителям во въезде, тогда никто не мог. На первый взгляд может показаться, что нынешний кризис между Иерусалимом и Амманом – не более, чем случайность. Какой-то офицер не досмотрел или неправильно оценил ситуацию, и вот, самолет премьера уже никуда не летит.

Однако, на самом деле, кризис начался совсем не вчера. Корни неприязни между Хашемитским королевством и Израилем лежат еще в 1997 году, когда по приказу премьер-министра Биньямина Нетаниягу агенты Мосада попытались ликвидировать в центре Аммана Халеда Машаля, одного из лидеров ХАМАСа. Уже тогда было ясно, что теплой и дружеской атмосферы, которая царила в отношениях покойного премьер-министра Ицхака Рабина и короля Хуссейна, больше не будет. Затем, после возвращения Нетаниягу к власти в 2009 году, последовали другие кризисы, недопонимания и разлады. Премьер радушно обнимал израильского охранника, которого иорданцы обвинили в убийстве двух человек, разрешал выставить на входе в Аль-Аксу магнометры, не торопился с реализацией совместных проектов и в целом давал иорданцам понять, что ему не до них. И это при том, что Иордания является гарантом безопасности Израиля на востоке, и что иорданская граница – 336 км – является самой спокойной и безопасной.

Как бы хорошо не развивались отношения между Израилем и арабскими странами Персидского Залива, Израиль не должен забывать о том, что старый друг лучше новых двух, тем более, если речь идет о стране, у которой есть общая граница с Израилем. Когда Нетаниягу и его адепты прославляют великие государственные достижения премьера, не стоит забывать о том, что в преддверии выборов ни один ближневосточный лидер не пожелал с ним встречаться и просьбы Нетаниягу о срочных встречах, саммитах и консультациях были вежливо, но настойчиво отклонены. Вишенкой на торте стало решение Эмиратов отказать Нетаниягу в визите. «Мы не будем участвовать в израильских политических интригах», заявил министр кабинета ОАЭ д-р Анвар Гаргаш. Только сейчас наши новые эмиратские друзья поняли, что у Нетаниягу все политическое -это личное и выразили свое «фе». Первая напряженность в отношениях ОАЭ пришла раньше, чем кто-либо предполагал.

Ударить ХАМАСом по бездорожью и разгильдяйству

Ровно через два месяца после голосования в Израиле, на выборы отправятся палестинцы – жители Западного Берега и Газы. В Иерусалиме пока делают вид, что никаких выборов в Автономии нет и не будет, ведь они столько раз откладывались, а ФАТХ и ХАМАС так ненавидят друг друга, что аж кушать не могут. И все же, шанс на то, что палестинские выборы состоятся существует. По мере того, как проходит время, даже сами палестинцы начинают верить в то, что впервые с 2006 года в Автономии пройдут парламентские (22 мая) и президентские (31 июля) выборы. По данным института по изучению общественного мнения в Рамалле, во главе которого стоит д-р Халиль Шкаки, если бы выборы состоялись сегодня, то 38% палестинцев поддержали бы на выборах лидера ХАМАСа Исмаила Ханию, и всего 34% — Абу-Мазена.

Даже если предположить, что шансы на проведение выборов и победу на них ХАМАСа минимальны, Израиль обязан начать готовиться к этому сценарию. А то когда жареный петух клюнет, а в Мукате вдруг будут восседать палестинские исламисты, будет поздно. Одно дело вести двойную игру – с ХАМАСом в Газе с помощью Катара, и с ФАТХом на Западном Берегу через службы безопасности, и совсем другое – иметь дело с безраздельной властью ХАМАСа над всеми палестинскими территориями. Конечно, можно вспомнить, как кое-кто обещал «свергнуть ХАМАС» в 2009 году, но лучше всего попытаться здраво оценить политику правящей партии и ее лидера на палестинском фронте: ослабление умеренных и усиление исламских радикалов.

Иранский шах и ливанский мат

За 10 лет войны в Сирии Иран прочно окопался на израильских рубежах, а в случае 1-й Северной войны следует ожидать, что враг будет выпускать по территории Израиля свыше 2000 ракет в день. Нетаниягу критиковал Эхуда Ольмерта и Амира Переца за «проигранную» войну в Ливане в 2006 году, однако благодаря той войне граница между Израилем и Ливаном была по большей части спокойна. Также, благодаря атаке на сирийский реактор в 2007 году, у Израиля не болит голова по поводу того, в чьи руки могла попасть сирийская ядерная программа.

Вопрос заключается в том, что было сделано за последние 10 лет для того, чтобы помешать Хизбалле наращивать свой арсенал, а Ирану – углублять свое присутствие на территории Сирии. Израиль регулярно «пропалывает» сирийскую территорию, с тем, чтобы предотвратить поставки иранского оружия Хизбалле и созданию иранских военных баз поблизости от израильских границ, однако очевидно, что Иран продолжает реализацию своего сирийского проекта, а Россия, несмотря на некоторую напряженность и раздражение по поводу иранского присутствия в Сирии, не предпринимает меры для того, чтобы гарантировать Израилю безопасность и сдвинуть Иран как можно дальше.

Трудно сказать, как бы повел себя иной премьер в этой ситуации, однако справедливо спрашивать результатов с того, кто с гордостью называет себя «Мистер Безопасность» и находится у власти последние 12 лет.

Тема безопасности и мира не исчезла. Она временно уступила свое место в списке общеизраильских приоритетов здравоохранению и экономики. Однако, всем известно, что достаточно пары терактов или ракетной атаки из Газы для того, чтобы все вспомнили о том, как хрупко затишье и как важны крепкие региональные контакты, как необходимо планирование и подготовка для того, чтобы безопасность и впрямь была безопасной.

 

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x