Конфликт

Рамалла. Фото: STR, Flash-90

Никто не говорит о справедливости - часть 2

Возможно ли применять механизмы правосудия переходного периода, когда конфликт еще не окончен? Они применялись на активной стадии конфликта в Колумбии, Югославии, Уганде и в Конго. Более того, в наше время эта практика широко применяется на этапах мирных переговоров - для установления доверия, сближения через признание нарратива, боли и обиды другой стороны.

Часть 1

Правосудие переходного периода применительно к палестино-израильскому конфликту

Можно ли применить техники правосудия переходного периода для разрешения палестино-израильского конфликта? Как известно, все переговоры между израильтянами и палестинцами велись, отталкиваясь от прагматизма, и касались только практических вопросов: территориальное урегулирование на основе обмена территориями, статус Иерусалима, проблема беженцев, вопросы безопасности, дальнейшее взаимодействие и т.д. Доктор Ронен опросила десятки участников переговоров, начиная с процесса Осло и заканчивая переговорами, которые вели в 2014 Ципи Ливни и Саиб Арикат, и все они говорили, что вопросы справедливости, установления правды, реабилитации после полученных травм, взаимных гарантий и взаимного доверия не обсуждались за столом переговоров. Гораздо более важным и простым казалось разрешение технических параметров будущих соглашений.

Если бы стороны занялись установлением абсолютной справедливости и перечислением взаимных обид, переговоры зашли бы в тупик. Абсолютная справедливость означала бы воскрешение всех мертвых и возвращение всех палестинских беженцев, то есть несбыточные ожидания.

Если бы стороны занялись установлением абсолютной справедливости и перечислением взаимных обид, переговоры зашли бы в тупик. Абсолютная справедливость означала бы воскрешение всех мертвых и возвращение всех палестинских беженцев, то есть несбыточные ожидания.

«Достижение исторической справедливости трактуется как требование всей Палестины для одной стороны и полной реализации ее прав, то есть, как шаг, который может привести только к войне. Интервьюируемые также говорили, что справедливость относится к прошлому, а мир – к будущему. Тем не менее, было ясно, что тема справедливости постоянно присутствовала, даже если неявно, за столом переговоров и осложняла процесс».

Взаимные обиды создавали атмосферу недоверия и препятствовали урегулированию. Чтобы перейти от ощущения «абсолютной справедливости» к достижимой, частичной справедливости, стороны должны понять нарративы другой стороны и свою ответственность за причиненные ей страдания. Они должны перестать считать себя единственной и ультимативной жертвой.

Известно, например, какая атмосфера недоверия и непонимания сопровождала весь процесс переговоров в Кэмп-Дэвиде. По словам одного из участников переговоров, Шломо Бен-Ами, израильское общество только незадолго до того начало осознавать проблему беженцев и ее важность для палестинцев. Требование палестинской стороны признать Накбу и ответственность за нее и добиться справедливого урегулирования не означает требования вернуть всех беженцев (эта цель по понятным причинам совершенно недостижима, и такие требования не предъявлялись ни на одном переговорном саммите). Признание Накбы как факта страданий и несправедливости – акт, имеющий важное психологическое значение для палестинского общества, который может стать одним из этапов восстановления доверия. О доверии к израильской стороне и оптимизму по поводу соглашений Осло в палестинском обществе можно судить, например, по реакции на палестинской улице на формулу «Первыми – Газа и Иерихон». Палестинцы иронически добавляли «и последними».

Возможно ли применять механизмы правосудия переходного периода, когда конфликт еще не окончен? Они применялись на активной стадии конфликта в Колумбии, Югославии, Уганде и в Конго. Более того, в наше время эта практика широко применяется на этапах мирных переговоров — для установления доверия, сближения через признание нарратива, боли и обиды другой стороны. Кроме того, палестино-израильский конфликт находится не в горячей фазе и стороны способны вести диалог на всех уровнях – начиная со встреч между рядовыми палестинцами и израильтянами и заканчивая открытыми конференциями на тему сотрудничества и безопасности на высшем уровне.

До заключения мирного соглашения…

Доктор Ронен пишет о палестино-израильских переговорах: «Важно отметить, что палестинский представитель в Осло Абу Ала и израильский представитель Ури Савир договорились, что в рамках переговоров не будет обсуждаться прошлое. После провала соглашений Осло участники переговоров признали, что причиной неудачи во многом стали пренебрежение прошлым и ранимость обеих сторон, а также то, что сами народы не были готовы к процессу, в результате чего переговорщики оказались далеки от реальности. Последнее можно увидеть по подстрекательству и по бурно усиливавшемуся сопротивлению процессу, которое в конце концов вылилось в убийство премьер-министра Ицхака Рабина правым экстремистом. Позиции переговорщиков изучали многие исследователи того периода.

«У меня нет ни желания, ни потребности вернуться в Ашкелон, но у меня есть потребность в возможности найти в ваших архивах материалы, имеющие отношение к моему деду», — сказал мне палестинский коллега, чей дед был последним палестинским мэром города, который тогда назывался Мадждаль. Работа с темами, которые никогда не были частью переговоров – изучение нарративов другой стороны, необходимость знать правду, возможность принести извинения за допущенную в прошлом несправедливость, вложение в построение культуры, поддерживающей идеи мира – могут облегчить ведение диалога и подготовить почву для договоренностей по практическим вопросам».

Работа с темами, которые никогда не были частью переговоров – изучение нарративов другой стороны, необходимость знать правду, возможность принести извинения за допущенную в прошлом несправедливость, вложение в построение культуры, поддерживающей идеи мира – могут облегчить ведение диалога и подготовить почву для договоренностей по практическим вопросам.

В последующие годы были извлечены некоторые уроки. По словам одного из участников переговоров в Кэмп-Дэвиде Шломо Бен-Ами, который в то время занимал пост министра иностранных дел, на позицию израильской делегации повлияли работы «новых историков», которые дали израильскому обществу новый угол зрения: «Я бы сказал, что как бы критически мы ни относились к новым историкам арабо-израильского конфликта как к «непатриотичным» или «несбалансированным», израильские миротворцы пришли к столу переговоров со взглядами, сформированными их последними исследованиями. Тот факт, что они были готовы рассмотреть решение, основанное на границах 67 года, разделе Иерусалима и нарративе трагедии беженцев 48 года, не может быть полностью отделен от дискуссии о работах новых историков». На саммите в Кэмп-Дэвиде обсуждалась в том числе тема беженцев — там говорили об официальных извинениях Израиля, выплате компенсаций и возвращении части из них на территорию Израиля внутри Зеленой Черты. Не менее важен и вопрос Иерусалима, крайне болезненный для обеих сторон, и процесс эвакуации поселений. Разговор на все эти темы не может носить чисто технический характер и не затрагивать человеческие чувства – боль, обиду, привязанность, поиск справедливости. Один из ключевых вопросов – это понимание «справедливости» и достижения ее при помощи совместных усилий, направленных на развитие взаимоотношений, а не только на реализацию прав.

Эйнат Ронен рассказывает, что в Израиле и в автономии уже пытались внедрять элементы правосудия переходного периода, и говорит о возможных перспективах этого направления для разрешения палестино-израильского конфликта:

«В 1999 Саиб Арикат создал действующий и по сей день орган, предоставляющий Палестинской администрации политические и юридические консультации по вопросам, связанным с переговорами. В начале 2000-ых, во время переговоров в Кэмп-Дэвиде, такой же орган был создан и в Израиле. Важно, чтобы он был восстановлен и взял бы на себя ответственность за сбор информации и выработку альтернатив по каждому рассматриваемому вопросу, активно изучая и используя опыт других стран. Он также мог бы служить каналом обмена информацией между правительствами после подписания договора. Для того, чтобы этот орган был эффективным, в него должны войти специалисты в разных областях, занимающиеся рабочими процессами, которым прежде не уделялось внимание, в том числе процессами посредничества, примирения и правосудия переходного периода.

Перед началом конференции в Аннаполисе (2007) впервые была создана комиссия, занятая культурой мира – это включало в себя исправление проблем системы образования при помощи учебных программ, работу со СМИ по таким вопросам, как предотвращение подстрекательства и создание нового дискурса, направленного на примирение и на поощрение мирного активизма – и для подготовки народов к изменениям. Эта комиссия подготовила черновик договора, который так и не был завершен. «Сделка века» Трампа также затрагивает вопросы правосудия переходного периода, когда говорит о создании совместной комиссии, которая будет продвигать диалог между народами и залечивать раны, оставшиеся после конфликта.

… и после

Как будет выглядеть израильско-палестинская модель? Она должна начаться с серьезного совместного изучения потенциала правосудия переходного периода по основным направлениям (правда, компенсации, справедливости и гарантии невозобновления) для приближения процесса примирения и изменений в сознании. Эта область должна быть неразрывно связана с будущим мирным процессом – и на этапе переговоров, и после подписания договора. Создание рядом с Израилем Палестинского государства потребует, кроме совместного процесса правосудия переходного периода, еще и отдельных процессов в каждой из стран: в Израиле — для тех, кого выселят с Западного Берега, а в Палестине потребуется процесс примирения между ФАТХ и ХАМАС. Также сторонам предстоит осознать потребности каждой из них в терминах каждого из четырех главных направлений правосудия переходного периода и соответственно выбрать оптимальные механизмы правосудия переходного периода.

Судьба процесса примирения во многом зависит от затраченных на него ресурсов и создания эффективных рабочих механизмов, так же как это делается для урегулирования практических вопросов. Без активного участия государств на сцене останется только гражданское общество и небольшие проекты узкого назначения. В Белфастском соглашении, подписанном в 1998 в Ирландии, уделялось большое значение роли процессов реабилитации жертв в решении задачи исцеления всего общества и выделялись специальные бюджеты, предназначенные на эти цели. В результате была создана государственная система, которая в том числе оказывала поддержку общественным организациям, которые годами трудились до подписания соглашения, из-за признания их вклада в создание прочного мира.

В Белфастском соглашении, подписанном в 1998 в Ирландии, уделялось большое значение роли процессов реабилитации жертв в решении задачи исцеления всего общества и выделялись специальные бюджеты, предназначенные на эти цели. 

Чтобы выбрать подходящие инструменты, необходимо понять, каким потребностям они будут отвечать. Например, если учредить комиссию по установлению правды, будет ли она рассматривать показания пострадавших с обеих сторон? Какие цели будут стоять перед этой комиссией: воспроизводить отдельные нарративы возрождения израильской государственности и палестинской Накбы, создавать общий нарратив или позволить им существовать независимо и параллельно? Должна ли она заниматься действиями двух сторон или углубиться в корни конфликта, вплоть до решений правительства Британии и международного сообщества?

В зависимости от своих полномочий комиссия сможет давать рекомендации обеим сторонам, рекомендовать символические и материальные компенсации, в том числе взаимные извинения от имени глав государств и признание страданий обеих сторон.

Если стороны примут решение о сохранении памяти, им придется решить, будет ли это отдельное сохранение для каждой стороны, либо нужно создать хотя бы один совместный мемориал, как общий мемориал сербов, боснийцев и хорватов в Боснийском городе Мостар.

Для гарантий невозбновления конфликта израильтянам и палестинцам придется разработать и провести реформы системы образования (с упором на образовательные материалы, связанные с конфликтом), армии и СМИ. Существенной частью этого направления должны стать культура сближения двух сообществ, а также экономические и экологические проекты, которые будут закреплять сближение.

А что с правом на справедливость? Поскольку долгосрочная цель – не окончание конфликта, а мир, то разделение на два народа должно сопровождаться процессом настоящего примирения. Поэтому можно предположить, что для этого лучше всего подходят «мягкие» механизмы подобные тем, что использовались в Руанде (процессы посредничества и примирения) и в Ирландии – извинения, материальные и символические компенсации, гарантии неповторения, а также механизмы преодоления конфликтов.

Многие израильтяне, познакомившиеся с правосудием переходного периода, рассказывают о том, как изменилось их отношение к конфликту и к другой стороне. Узнав о прошлом, о боли и страданиях обеих сторон, люди не становятся «рабами чужого нарратива», как это принято думать; так рождается новый, почти не существующий в палестино-израильском пространстве дискурс».

Материал подготовлен Анной Кац (Anna Kats) на основе статьи д-ра Эйнат Ронен אף אחד לא מדבר על צדק

Д-р Эйнат Ронен — адвокат, специалист по правосудию переходного периода и урегулированию конфликтов.

При поддержке «Женевской инициативы».

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x