Гражданин мира

Алексей Навальный в больнице. Фото: официальная страница в Инстаграме и Фейсбуке

Невыгодное отравление

И вот теперь – отравление Алексея Навального, и опять этот проклятый «Новичок». Это установила спецлаборатория Бундесвера и подтвердили две независимые лаборатории во Франции и Швеции. И тут Европа всерьез занервничала. Причем даже не потому, что пострадал российский политик, главный оппонент Путина – в конце концов, когда рядом с Кремлем убили Бориса Немцова, фигуру гораздо более масштабную как по российским, так и по международным меркам, Европа расстроилась, но ненадолго: там, в этой «дикой России», традиция такая – людей убивать. Но в этот раз ситуация иная.

Для того, чтобы Европа поняла, что Россия сегодня опасна не только для собственных граждан, но и для всего мира, и с этим пора что-то делать, российскому оппозиционеру Алексею Навальному пришлось рискнуть своей жизнью. Европе, конечно, никогда особо не нравилось, что в России периодически легким движением руки отправляют на тот свет того или иного своего особенно надоевшего гражданина, но, в конце концов, все это происходило где-то далеко и не представляло непосредственной опасности для европейского благополучия. Можно было «выразить серьезную озабоченность» и продолжать жить дальше. Пока режим совершенно не оборзел от безнаказанности и не начал травить своих граждан направо и налево.

Попытка отравления бывшего сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии, в результате которой остался инвалидом британский полицейский и погибла ни в чем не повинная жительница Эймсбери, повергла Европу в ступор. Вот так, средь белого дня отравить боевым отравляющим веществом четырех человек в европейской стране, несколько месяцев держать в страхе жителей двух британских городов – это вам не фунт изюма. Тогда мирная Европа впервые услышала страшное русское слово «Новичок» (если, конечно, не брать в расчет отравление болгарского бизнесмена Гебрева – о нем тогда еще почти никто не знал). Официальная Москва, естественно, по старой доброй традиции утверждала, мол, я – не я, и лошадь не моя. Что Великобритания могла предпринять против страны-агрессора, использующей в отношении ее граждан запрещенное к применению боевое нервно-паралитическое вещество? Ну, приостановить двусторонние контакты на высшем уровне и выслать пару десятков российских дипломатов. Ах, да, еще высокопоставленные чиновники и члены королевской семьи бойкотировали чемпионат мира по футболу в России (в Кремле, наверное, по этому поводу здорово посмеялись). Тереза Мэй обещала объявить против России «экономическую войну», но как-то не задалось, и деньги российских миллионеров продолжили поддерживать британскую банковскую систему. Евросоюз ввел персональные санкции против четырех офицеров ГРУ, двоих офицеров Генштаба, а также двоих исполнителей покушения, да по несколько российских дипломатов выслали страны Евросоюза и НАТО. Ну, еще США ввели против России очередные санкции, но этих санкций уже столько, что пакетом больше, пакетом меньше – погоды не делает. Все остальные «решительно осудили», «выразили серьезную озабоченность» и «призвали наказать виновных». Все. На этом инцидент, казалось, можно было считать исчерпанным.

И вот теперь – отравление Алексея Навального, и опять этот проклятый «Новичок». Это установила спецлаборатория Бундесвера и подтвердили две независимые лаборатории во Франции и Швеции. И тут Европа всерьез занервничала. Причем даже не потому, что пострадал российский политик, главный оппонент Путина – в конце концов, когда рядом с Кремлем убили Бориса Немцова, фигуру гораздо более масштабную как по российским, так и по международным меркам, Европа расстроилась, но ненадолго: там, в этой «дикой России», традиция такая – людей убивать. Но в этот раз ситуация иная. Европа, наконец, осознала, что Россия либо сама ведет себя как опасный сумасшедший и целенаправленно использует боевое нервно-паралитическое вещество для расправы с политическими оппонентами, либо не контролирует его распространение, и им может воспользоваться кто угодно. И в том, и в другом случае виновата российская власть, и в том, и в другом случае это представляет серьезную опасность для всего мира, является нарушением Конвенции о запрещении химического оружия и международным преступлением.

Власти России, конечно, немедленно кинулись путать следы. На борьбу против версии отравления «Новичком» были брошены все боевые пропагандистские силы и пригожинские тролли, количество вброшенных в сеть и в СМИ версий того, что случилось с Навальным, поражало воображение: Навального отравили в селе Кафтанчиково паленой водкой, Навального отравили западные спецслужбы, Навального отравили врачи клиники Шарите, Навального отравили сотрудники ФБК (чтобы занять его место), Навального никто не травил, а его анализы были подменены (и неделю российские официальные лица возмущались, что им не предоставляют биоматериалы Навального, хотя двое суток до этого он находился в их полном распоряжении со всеми своими биоматериалами). Чем версия была безумнее, тем больше она нравилась Кремлю, потому что общий их смысл был в том, чтобы довести ситуацию до абсурда, полностью запутать аудиторию, чтобы она перестала воспринимать происходящее, как что-то серьезное и опасное. Это подтверждает и заявление путинского пресс-секретаря: «В истории с Навальным слишком много абсурда, чтобы верить кому-то на слово», – заявил он.

Официально же Россия направила Германии список совершенно безумных и во многом риторических вопросов, каждый из который был предварительно «обкатан» в сети, и общая цель которых была та же самая – заставить обсуждать весь этот бред на высшем уровне, «заболтать» дело и увести обсуждение в сторону от опасной для России темы. Эта тактика в свое время была применена и в деле Скрипалей – тогда официальная Москва тоже подготовила список вопросов, которыми засыпала МИД Великобритании. В том списке, кстати, были вопросы и про недопуск консула к недобитому Скрипалю (как сейчас российские представители требуют допуска к Навальному и возмущаются, почему отравленные  граждане не хотят иметь с ними дело), и про то, откуда у Великобритании взялся антидот, и почему Францию привлекли к расследованию. Нынешний список вопросов примерно того же порядка, но самый потрясающий из них такой: «В чем причина того, что российские власти «травят» Алексея Навального, учитывая, что его реальный уровень популярности вряд ли достигает 2%, согласно недавнему опросу «Левада-Центр»?». То есть таким образом Россия (а именно от ее лица российский МИД задал эти, с позволения сказать, вопросы) официально заявляет, что есть некая процентная «черта популярности», до которой политика травить невыгодно, а после которой уже выгодно.

Но Европа уже не хочет играть с Россией в эти игры. Факт отравления очевиден для всех, несмотря на то, что Россия отказывается проводить расследование и возбуждать уголовное дело. На прошлой неделе Европарламент принял резолюцию в связи с отравлением Алексея Навального, в которой потребовал немедленно начать международное расследование факта отравления с привлечением ЕС, ООН, Совета Европы и Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО). Также Европарламент потребовал, чтобы ЕС «как можно быстрее принял список масштабных ограничительных мер и усилил существующие санкции против России». И хотя резолюция Европарламента носит лишь рекомендательный характер, за нее проголосовали представители практически всех правящих партий Европы. В резолюции предлагается применить санкционный механизм, с помощью которого можно будет найти и заморозить счета на территории ЕС, принадлежащие фигурантам расследований Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального. «Политические убийства и отравления в России являются системными инструментами режима, преднамеренно нацеленными на оппозицию», – говорится в резолюции. – «Подавление социального инакомыслия усиливается безнаказанностью полиции и сил безопасности, а также нежеланием судов привлекать к ответственности настоящих виновных». Кроме того, в документе подчеркивается, что «политически мотивированные убийства и покушения на убийство, совершенные российскими спецслужбами, имеют прямое влияние на внутреннюю безопасность ЕС».

Еще один серьезный удар по путинскому самолюбию – предложение остановить проект «Северный поток – 2», любимое детище Путина. Но самое главное даже не это – Европарламент задал вектор дальнейшего взаимодействия с путинской Россией, и это вектор на сворачивание политического диалога. Европа входит в стадию «холодной войны» с Россией, о чем свидетельствуют планы по выходу из целого ряда переговорных форматов и отмены встреч на высшем уровне. Россия постепенно становится политическим изгоем.

Конечно, инструментарий Евросоюза крайне скуден для того, чтобы нанести серьезный урон  и заставить российской власти пересмотреть свою агрессивно-безумную политику, но, по крайней мере, Евросоюз и США могут максимально увеличить для Россию цену каждого последующего шага, направленного на причинение вреда окружающему миру. Чтобы российская власть на собственной шкуре почувствовала, насколько это действительно невыгодно – убивать.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x