Родительский день

Фото принадлежит автору статьи

Совершенно новая рутина

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху объявил, что специальное образование в Израиле, с некоторыми ограничениями, возвращается к учебе. Однако можно ли назвать то, что происходит действительно “возвращением к учебе”? И почему тогда многие родители детей с ограниченными возможностями приняли решение не возвращать детей в школы и детские сады? Мария Дубова, мама ребенка с ограниченными возможностями рассказывает о сложности ситуации.

Специальные школы для детей инвалидов действительно открыли, как обещали. Но несколько странно. На этой неделе мой сын ходил в школу два раза на два часа. В классе вместе с ним было еще два ребенка, учительница и помощница. Учителя были в масках и перчатках и по правилам они должны были соблюдать дистанцию с учениками. В школе моего сына учатся дети-аутисты и дети с ДЦП, как преподавателям удавалось не приближаться к детям и не дотрагиваться до них, я, честно говоря, не знаю.

Мой сын был счастлив вернуться в школу. Даже на таких условиях, даже просто на два часа. Дома ему скучно, и, несмотря на то, что я всеми силами пытаюсь скрасить наш быт дополнительными занятиями и даже прогулками, все это уже сильно ему надоело. Учительница рассказала мне, что на утренней встрече в школе сын показывал всем карточку — “очень счастлив”. Эта карточка отражает высшую степень счастья, более счастливым быть просто не возможно. Яша не разговаривает, поэтому выразить степень своего счастья от возвращения в школу словами он не может.

В то же время, единства среди родителей детей с ограниченными возможностями как не было, так и нет. Многие назвали шаги по возвращению к учебе  “откровенным издевательством над родителями и детьми”. Зачастую семьи с особенными детьми живут далеко от школ, в которых дети учатся, и везти ребенка на другой конец города, чтобы он в течение двух часов сидел в маске (часть школ потребовали надеть маски на детей старше 7 лет)  — не каждый сможет.  Некоторые родители также полагают, что в случае если их ребенок будет посещать учебное заведение и общаться с другими детьми и преподавателями, — это подвергнет их самих и их близких неоправданному риску.

“Я получаю абсолютно разные отзывы от родителей”, — говорит клинический психолог, сотрудник муниципальной психологической службы Иерусалима Рита Габай. “Есть семьи, которые рады этим 2-3 часам и используют  их для того, чтобы прийти в себя или уделить внимание другим детям в семье. А есть семьи, которые решают не посылать ребенка в школу из-за опасений за его здоровье или здоровье пожилых членов семьи, также многие семьи не могут воспользоваться этими 3 часами из-за отсутствия подвозок и личного транспорта”. Стоит отметить, что некоторых городах все-таки  обещали предоставить родителям подвозку в том случае, если нет никакой возможности отвезти ребенка в школу самостоятельно.

Отдельная история происходит с родителями, чьи дети учатся в обыкновенных школах, но в специальных классах. Здесь ситуация еще сложнее, потому что их учеба проходит в других школах, а не в тех, куда дети привыкли ходить. Более того, зачастую с ними занимаются совсем другие  учителя, которых они видят в первый раз в жизни. “Подозреваю, что эта учеба 2 раза в неделю на 2 часа только  осложнит мою жизнь потому, что — это совсем новая рутина, мой ребенок отказывается надевать маску,  да и вообще непонятно как он  согласится поехать на совсем новой подвозке, если нам вообще ее предоставят”, — говорит Татьяна Мозиас, мама ребенка-аутиста из Модиина. В то же время она признается, что несмотря на все сложности, все равно готова отправить своего ребенка в школу, чтобы “хоть немного уменьшить угрызения совести от того, что ребёнок всё время проводит за компьютером”. “Учиться из дома у нас совсем не получается”, — отмечает Татьяна.

Можно только добавить, что зачастую и нейротипичным детям тяжело дается удаленное обучение. Дети же с ограниченными возможностями зачастую вообще не могут воспринять информацию через компьютер. Мой сын, например, может воспринимать информацию через интернет около пяти минут, потом он просто встает и уходит по своим делам.

С введением карантина сильно повысилось количество обращений со стороны людей с особенными потребностями  и их родственников в социальные службы и в службы психологической помощи”, — рассказывает Рита Габай. “После месяца карантина, произошло два обратных процесса: с одной стороны семьи привыкли к ситуации, когда они вынуждены находиться круглые сутки вместе, с другой —  у этих же семей появилось ощущение истощения физических и душевных сил”, — отмечает Габай.

По нашему опыту, те два часа, которые особенный ребенок проводит в школе, — очень важны. Но остается вопрос: как долго дети с ограниченными возможностями будут находится в подвешенном состоянии, когда учеба то ли есть, то ли нет и не каждый день? Ведь эта неопределенность ударяет прежде всего по ним самим —  им необходима понятная рутина.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x