Арт-политика

Ури Барбаш ( слева). Фото: википедия

"Похищенные": ближневосточный "экшн" и драма

Новый сериал Барабаша - копродукция израильской компании HOT и норвежских кинематографистов. Вскоре она станет доступна подписчикам стримигового сервиса Netflix. История начинается с похищения боевиками ИГИЛ путешествующих по Синайскому полуострову трех молодых людей – двух израильтян и норвежки. Однако главные герои не они, а их родители.

Известный режиссер Ури Барабаш выпустил на платформе стриминга Netflix новый международный проект, израильско-норвежский сериал “Похищенные” (“Предупреждение для путешественников”). О своем пути в кино он рассказал журналисту “Гаарец” Итаю Штерну.

В википедии о режиссере Ури Барабаше говорится, что в своем творчестве он вновь и вновь обращается к теме арабо-израильского конфликта, размещая в центре своих кинопроизведений военнослужащих ЦАХАЛа. На ум приходят ставшие израильской классикой сериалы “Курс молодого бойца” (“Тиронут”) и “Резервисты” (“Милуим”), а также удостоенные многих наград фильмы “Один из нас” и “За решеткой”. Реже говорится о том, что лейтмотив многих картин режиссера – чувство вины. Так ли это на самом деле? В ходе нашей беседы, которая происходит в его доме в тель-авивском квартале Рамат ха-Хаяль, Барабаш подтверждает мое предположение.

В 50-е годы Беэр-Шева напоминала Дикий Запад. В старом городе начали строить рабочие кварталы. Грязь и слякоть зимой, песчаные бури летом. В детстве я остро переживал свое одиночество. Вокруг были сплоченные группы репатриантов из разных стран – из Румынии, Чехии, Марокко. Все говорили на своем языке. Я был единственным саброй в школе. Мама была директором школы “Мецада”, в которой я учился, но мне от этого было только хуже. Ей хотелось доказать, что она не делает мне поблажек. Я пытался сблизиться с детьми, которые говорили по-румынски или на арабском. Однажды я украл украшения матери и раздал их детям. У мамы не было дорогих камней, бриллиантов, но это были ее любимые украшения. Позднее мать сумела вернуть их обратно. Возможно, с тех пор я начал испытывать некое чувство вино.

Из Беэр-Шевы семья Барабаш переехала в Южную Америку.  Отец Ури был агентом Моссада и занимался поиском нацистских преступников. Разумеется, ни Ури, ни его младший брат не знали о миссии отца. Однажды, когда Ури учился в старших классах, он случайно прочитал в газете, что Интерпол разыскивает его отца, Менахема Барабаша, по обвинению в убийстве, совершенном в Монтовидео. Оказала ли деятельность отца на его творчество? “Может быть, — говорит 74-летний режиссер. — Хотя я особенно не задумывался об этом”.

 Новый сериал Барабаша — копродукция израильской компании HOT и норвежских кинематографистов. Вскоре она станет доступна подписчикам стримигового сервиса Netflix. История начинается с похищения боевиками ИГИЛ путешествующих по Синайскому полуострову трех молодых людей – двух израильтян и норвежки. Однако главные герои не они, а их родители, принимавшие в свое время участие в Норвежских переговорах израильтян и палестинцев. Израильский министр по вопросам спецслужб (Амос Тамам) обнаруживает, что похищенная норвежская девушка – его биологическая дочь. Ее мать (прекрасная роль известной норвежской актрисы Аннеке фон Дер Липпе) прибывает в Израиль, чтобы спасти дочь. Ей помогает палестинка Лайла (Раида Адон), работавшая переводчицей во время переговоров в Осло. В ходе сериала выясняется, что Лайла – мать одного из боевиков, похитивших молодых туристов.

Ури Барабаша пригласили снимать сериал, хотя он не принимал участия ни в разработке идеи, ни в написании сценария. Это первый подобный опыт в его карьере. Барабаш в шутку называет себя “наёмником”. Режиссер рассказывает, что авторам ленты пришлось вступить в спор с норвежскими продюсерами, которые вместе с Netflix являются основными спонсорами проекта. Норвежцы хотели, чтобы сериал представлял собой типичный ближневосточный “экшн”.  Израильская сторона (сценаристка Ронит Вайс-Беркович, а также продюсеры Хаим Шрир и Моше Данон) хотели снять психологическую драму о трех главных героях. Опытного Ури Барабаша пригласили для того, чтобы найти компромиссное решение. Съемки проходили во множестве локаций, но в основном – в пустыне Негев. Обычно Барабаш полностью контролирует создаваемый им продукт. Однако в этот раз последнее слово принадлежало не ему. Смириться с этим известному режиссеру было не так просто.

— Но почему же в таком случае вы все-таки приняли предложение снимать сериал?

 — Проект стал для меня настоящим вызовом, не говоря уже о том, что в разгар съемок началась пандемия. Прежде всего языковая проблема: на площадке говорили на четырех языках – английском, иврите, арабском, норвежском. Или вот пример: мы должны были снимать сильную песчаную бурю. Для этого были использованы колоссальных размеров вентиляторы. Каждая техническая деталь, каждый шаг были продуманы до мелочей. Съемка боя тоже была организована на высшем уровне. Меня такие проекты возвращают к жизни. Я это обожаю.

— Наверное, нелегко в 74 года снимать подобный экшн в пустыне?

 — Напротив, я получаю от этого мощный заряд энергии. Как раз в студии мне снимать гораздо трудней – выпиваю литры кофе. А бегать по дюнам – сплошное удовольствие. Когда мне говорят, что Netflix доволен этим проектом, я в восторге. Даже если некоторым критикам сериал не пришелся по душе. Если выбирать между высоким зрительским рейтингом и любовью критиков, я однозначно выбираю первое.

— Не все ваши фильмы пользовались популярностью

 — Это верно. Когда ты поглощен творчеством, ты не думаешь о зрителях. Хотел бы ты, чтобы публике понравился твой фильм? Разумеется. Когда я снимал документальный фильм об идишском поэте Авроме Суцкевере, мне было ясно, что он предназначен для достаточно узкой аудитории.

— Не кажется ли вам, что история съемок сериала “Похищенные” в немалой степени отражает  тот печальный факт, что израильская сериальная индустрия теряет самобытность в стремлении адаптироваться под вкусы международного зрителя?

 — В последние месяцы я смотрю на Нетфликсе индийские сериалы. Я открыл для себя целый мир. Кроме прочего, сериалы отлично сняты. Я бывал в Индии, но благодаря сериалам я смог познакомиться с этой страной на более интимном уровне. Международные копродукции, конечно, диктуют свои законы. Надеюсь, бурное развитие глобальной сериальной индустрии не причинит ущерб локальному колориту нашего кинематографа.

— Имеем ли мы, евреи, израильтяне, рассказывать истории других народов и культур, с которыми у нас столь острый конфликт? Это то, что происходит в вашем сериале.

 — Хороший вопрос. Но как иначе можно рассказать историю этого места, не касаясь тех, кто живет рядом с тобой, ведет с тобой борьбу за эту страну. Взять, к примеру, мои фильмы. Я всегда затрагивал историю второй стороны. Это было в ленте “За решеткой” и в других моих работах.  Один из моих документальных проектов “Молочный колодец посреди города”, которым я очень горжусь, посвящен молодым поэтам. Мне хотелось рассказать о стране через образы молодых людей, пишущих стихи.  Больше всего я люблю стихи поэтессы Сиван Хар-Шефи, живущей на территориях, в поселении Текоа. Мы с ней не сходимся в каких-то идеологических вопросах, но я очень ее люблю. Другой любимый молодой поэт — Маруан Махуль. Среди палестинцев, граждан Израиля, его считают преемником Махмуда Дарвиша. Он пишет потрясающие стихи – очень личные, но при этом политические. Я рассказал о нем в своем фильме. Не нужно было этого делать? Я считаю, что это моя обязанность – именно потому, что я художник. Это важная часть моего творчества.

У Барабаша трое детей и семь внуков. Он родился в 1946 году в Тель-Авиве, рос в Беэр-Шеве. Когда ему исполнилось 16 лет, он отказался жить с семьей за границей и обосновался в Тель-Авиве. Он служил в боевых частях, учился режиссуре в Лондоне. Вернувшись в Израиль, снимал документальные фильмы. Затем вместе с братом Бени начал снимать художественное кино. Их второй фильм “За решеткой”, рассказывающий об еврейских и арабских заключенных, конфликтующих с администрацией тюрьмы, был номинирован на “Оскар”, как лучший фильм на иностранном языке. Ури Барабаш является автором двух успешных телесериалов “Курс молодого бойца” и “Резервисты”.

Оригинал статьи на сайте «Гаарец»

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x