Общество

Иллюстрация: Aadarshtm93 https://pixabay.com/

Ничейные дети

Министерство труда и благосостояния закрывает ещё одно общежитие для детей из групп повышенного риска. Специалисты предупреждают об очевидном ущемлении интересов ребенка. "Налицо желание сэкономить бюджеты и ускорить процедуру передачи в приёмные семьи, но, в конечном итоге, расплачиваться придётся государству".

«Все они – ничейные дети», – говорит воспитатель общежития «Бейт-Шерман» о детях, которые попали под её опеку в те годы, когда она там работала. Когда она думает об ожидаемом закрытии в конце июня учреждения, которое служило транзитным домом для детей раннего возраста из групп повышенного риска, на её глазах выступают слёзы.

«Всё, что мы пытались сделать, к сожалению, не принесло результатов, – говорит она о многочисленных обращениях в государственные инстанции, особенно в министерство труда и благосостояния, которое и распорядилось о закрытии «Бейт-Шерман». – Я не могу понять, почему интересы ребёнка волнуют их в самую последнюю очередь».

«Бейт-Шерман» был основан в 1975 году в районе Иерусалима и на протяжении многих лет его сотрудники заботились о сотнях детей в возрасте от двух до семи лет, которые были отняты у своих родителей по решению суда из-за психологического или физического насилия или отсутствия должной заботы. Это дети, уровень доверия которых к окружающему миру крайне низкий. «Было много очень тяжёлых историй, – рассказывает воспитатель. – Многие из них перенесли тяжёлую психическую травму, нередко к нам попадают сразу несколько братьев и сестёр из одной семьи. Сюда же возвращаются и те дети, которые не прижились в приёмной семье».

Пребывание детей в «Бейт-Шермане» может длиться от нескольких месяцев до года и включает диагностику и реабилитацию командой сотрудников, в которую входят психолог, арт-терапевт, эрготерапевт, специалист по коммуникациям, сестра-хозяйка, завхоз и другие люди, осуществляющие уход. Некоторые дети не ходят в учебное заведение, других отправляют на несколько часов в лечебный детский сад или специальное дошкольное учреждение. Они проходят процесс реабилитации после душевной травмы, в ходе которого они учатся вновь доверять взрослым, строить отношения со сверстниками и в семье, после чего их передают в приёмные семьи.

Около двух лет назад в министерстве труда и благосостояния решили закрыть все действовавшие в стране дома временного проживания, посчитав, что детям лучше сразу переселяться в приёмные семьи, чем жить в условиях интерната. Первым закрылся «Бейт-Шери» в Беэр-Шеве, который был расформирован в марте прошлого года.

«С нашей точки зрения, проблему не следует решать методом её усугубления, – написала в ответ на наше обращение Ирис Флорентин, руководитель отдела социальных служб в министерстве благосостояния, который отвечает за осуществляемый процесс закрытия домов временного проживания. – Необходимо, чтобы налаживалась связь с постоянными, а не меняющимися людьми. Это модель подходит для учащихся интернатов, но она не годится для детей дошкольного возраста».

Из министерства труда и благосостояния сообщают

«Договор с организацией «Байт ле-коль елед», которая осуществляет деятельность общежития «Бейт-Шерман» истекает в июне 2021 года. Министерство объявило тендер на открытие экстренных центров для детей, и до тех пор, пока они не откроются, будут расширены существующие центры помощи, чтобы был устроен каждый нуждающийся ребенок.

Решение о прекращении деятельности «Бейт-Шерман» связано с новой методикой, внедряемой министерством на протяжении более десяти лет, которая основывается на передаче детей из домов временного проживания к временным приёмным родителям. Эта методика выработана на основе профессионального мнения, согласно которому передача детей раннего возраста во временные приёмные семьи даёт лучшие результаты, чем их пребывание во временных общежитиях. Внедрение нового подхода осуществляется под контролем министерства.  Подходящее решение находится для всех, кто в этом нуждается».

Из ответа министерства труда и благосостояния неясно, почему оно приняло решение закрыть действующие учреждения только для того, чтобы объявить тендер на открытие таких же, но временных экстренные центров. «Закрытие «Бейт-Шерман» – это отнюдь не случайность, – говорит Оснат Райхман, председатель отдела психологии развития в профсоюзе психологов. – Это процесс, который министерство благосостояния продвигает в течение довольно длительного времени. Оно должно будет объявить тендер для альтернативного общежития, и как мы ни старались, мы не могли понять разницу между экстренным центром и теми учреждениями, что существуют сейчас».

«Люди, подписавшие это решение, ни разу не побывали лично в «Бейт-Шерман», – говорит Лиор Бен-Шитрит, психолог по проблемам развития из Форума организаций общественной психологии и бывшая воспитательница в «Бейт-Шермане». – Я не думаю, что они вообще понимают разницу между существующими структурами, знают, чем именно это общежитие отличается от других, и почему ему нет замены. После того, как было принято решение о закрытии «Бейт-Шерман», мы пытались их (то есть, Ирис Флорентин, руководителя отдела социальных служб и других представителей министерства благосостояния – Г. Х.) привести к детям, но наши усилия оказались тщетными. Эти дети нуждаются в процессе длительной реабилитации, что в существующих сегодня условиях не представляется возможным «.

«Это верно, что сменяющиеся воспитатели – не самое лучшее решение, – признаёт Лиор Бен-Шитрит.  – Но, когда приёмный родитель проводит с ребёнком каждый день с утра до вечера, не имея необходимого опыта и знаний, не зная методик для решения сложных случаев, он может просто не выдержать и «сломаться». Когда мы иногда теряем терпение, всегда в команде находится кто-то, кто заменит нас, чтобы ребёнок не увидел, как взрослый человек выходит из себя, чтобы он не укрепился в мысли, что с ним самим что-то не в порядке. В приёмных семьях есть люди с самыми высокими намерениями, но случаи попадаются очень тяжёлые. Например, ребёнок, которого изнасиловал его отец, не станет слишком быстро доверять взрослому, но, с другой стороны, он может нанести такую же траву кому-нибудь из братьев или сестёр в новой приёмной семье».

«Теперь, после закрытия переходных домов, все дети будут направляться прямо в приёмные семьи. Проблема ещё и в том, что приёмных семей не хватает. Люди отнюдь не выстраиваются в очередь, чтобы принять на усыновление этих травмированных детей, – говорит воспитатель.  – Другая проблема в том, что эти семьи не всегда в состоянии понять и решить все сложные проблемы таких детей».

«Речь идёт о детях, над которыми требуется присмотр 24 часа в сутки, например, у них может произойти «ломка» из-за наркотиков, – говорит профессор Ашер Бен-Арье из Школы социальной работы Иерусалимского университета, специализирующейся на социальной помощи для детей. – Нет такой семьи, которая могла бы обеспечить им постоянный круглосуточный надзор. Министерство благосостояния подкраивает ребёнка под решение, а не ищет решение, подходящее для ребёнка».

«Приёмных семей не хватает»

Израильский профсоюз психологов направил в министерство труда и благосостояния письма с резкой критикой решения о закрытии домов временного содержания. «Разумеется, было бы лучше всего сразу найти подходящие семьи, которые могли бы принять маленьких детей в экстренных случаях и предоставить им нормальные условия для восстановления. Однако, к сожалению, наш практический опыт показывает, что есть немало детей, находящихся в тяжёлом психическом состоянии, и в таком состоянии их пока нельзя передавать в приёмные семьи. До усыновления им необходимо пройти процесс реабилитации и лечения, и для этого лучше всего подходят дома временного содержания в их нынешнем формате».

«Отправлять детей в приёмные семьи – это, конечно, правильное решение, – говорит Оснат Райхман. – Но семей не достаточно для того, чтобы найти решение, ни на постоянной, ни на временной основе. Приёмная семья – это, как правило, обычная семья с работающими отцом, матерью и несколькими детьми в подростковом возрасте. Такой семье будет трудно принять травмированного ребенка, особенно с крайне агрессивным поведением и нарушением в развитии, намного ниже его или её биологического возраста. Например, это может быть пятилетний ребенок, которого ещё не отняли от груди или он не умеет самостоятельно есть. Должно быть учреждение, в котором умеют обеспечить ребёнку психологическую поддержку и восстановление, и где могут определить, когда его можно будет передать на усыновление в приёмную семью».

«Я занималась ребёнком, который дважды прошёл через «Бейт-Шерман» после неудачной попытки усыновления, – говорит Лиор Бен-Шитрит. – Такое случается довольно часто, потому что детям нужно пройти полный курс реабилитации. На начальном этапе они проводят «проверку границ дозволенного». Дети выясняют, как они могут поставить взрослого человека в такую ситуацию, когда он будет злиться и выходить из себя. Постепенно можно увидеть, как они накапливают положительный опыт общения с людьми, которые заботятся о них, и учатся верить во взрослых и в окружающий мир. Требуется немало времени, чтобы они были готовы переехать в приёмную семью».

«Я могу на собственном опыте засвидетельствовать, что само появление такого ребёнка в семье потрясает весь дом и ломает все заведённые в нём порядки не только у родителей, но и у братьев и сестер, – говорит названная сестра приёмной девочки, которая переехала к ним три года назад, после проживания в специализированном общежитии. Моя сестра попала в общежитие в состоянии, когда она не могла говорить и только кричала. Она отталкивала всех, кто подходил к ней, и не верила, что она заслуживает любви и заботы. Когда она приехала к нам, она была настолько готова к жизни в новой семье, что с первой же встречи стала называть моих родителям «мама» и «папа». И, тем не менее, вначале с ней были непростые ситуации, и когда моей маме было трудно справиться с ней, и она обратилась за помощью в Службу социального обеспечения, ей сказали: «Не тратьте усилий и отправьте её в школу-интернат». Без периода реабилитации в специальном общежитии она так бы и попала в школу-интернат, и неизвестно, как сложилась бы её жизнь. Я не представляю себе, как обычная семья может справиться с ребёнком, которого только что отняли у биологических родителей».

Какие структуры и службы существуют

В Израиле существуют три основные структуры для детей младшего возраста, которых отнимают у родителей в чрезвычайной ситуации и которые нуждаются во временном устройстве. Это экстренные центры (рассчитанные на пять детей и обеспечивающие временное устройство для детей, которые могут вернуться к своим родителям или быстро быть переданными в приёмные семьи), центры неотложной помощи (для детей более старшего возраста) и временные общежития.

После закрытия «Бейт-Шери» в Беэр-Шеве и запланированного закрытия «Бейт-Шерман» остаются ещё два учреждения для детей дошкольного возраста – это «Бейт Шабтай Леви» в Хайфе и «Реим» в Иерусалиме, а также «Бейт-Шустерман» для детей более старшего возраста. Согласно свидетельствам, поскольку службы социального обеспечения перестали направлять детей в «Бейт-Шерман» из-за его скорого закрытия, они начали отправлять маленьких детей в «Бейт-Шустерман», несмотря на то, что это учреждение для них не предназначено.

«Главный вопрос не в том, будут ли дети каким-либо образом устроены, а в том, каким будет профессиональный уровень предоставляемой им помощи, — говорит Лирон Эшель из организации «Ха-моаца ле-шлом ха-елед». – В принципе, существующие структуры предназначены для предоставления временного проживания (от нескольких месяцев до года – Г. Х), и так и должно быть. Есть несколько моделей, которые должны подходить ребенку, обстоятельствам его жизни и перенесённой им травме. Дети, перенёсшие тяжёлую душевную травму и отнятые у родителей – это дети, остро нуждающиеся в курсе реабилитации и психологической помощи на высочайшем профессиональном уровне.

Между временными общежитиями и центрами неотложной помощи есть и другие модели, в том числе постоянное проживание в приёмный семьях, и государство должно обучать приёмных родителей тому, как правильно вести себя с трудными детьми в раннем детстве и принимать их. Мы считаем, что структура должна быть адаптирована к ребенку, а не наоборот. И чем больше будет моделей, тем легче будет подобрать для ребёнка то, что ему лучше всего подойдёт».

Лиор Бен-Шитрит отмечает, что бюджет на ребёнка, который попадает в одно из переходных общежитий, выше, чем бюджет на устройство в приёмных семьях. «Налицо желание ускорить процесс и сократить бюджеты, но в подобных сложных вопросах, в конечном итоге, государству приходится платить ещё больше. Если в ребёнка с самого начала вкладывают необходимые  средства, он сможет восстановиться и вырасти в полноценного взрослого человека, получить профессию и работать. Что вряд ли произойдёт, если трудный ребёнок кочует из одного учреждения в другое и государству постоянно приходиться заботиться о нём.

Мы предложили министерству благосостояния рассматривать закрытие «Бейт-Шери» как пробный проект – посмотреть на результаты, изучить ситуацию, сравнить данные, проанализировать, что происходит с детьми, которые жили там, и что происходит с детьми в Южном округе, куда они направляются. Нужно основательно изучить последствия внедряемого новшества, прежде чем спешить с закрытием «Бейт-Шерман»! Ответа на наш призыв мы не получили».

Оригинал на сайте  «Ха-мааком ахи хам ба-геейном»  

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x