Конфликт

Закария Збейди, бывший лидер палестинской группировки боевиков «Бригады мучеников Аль-Аксы» на Западном берегу, в суде. Фото: Yonatan Sindel/Flash90

Это не сериал, ребята

Посты в социальных сетях называли Захарию Збейди героем. На фоне скучной рутины короновируса это событие внесло в жизнь свежую струю и надежду на то, что, возможно, боевики станут реальностью. В этом смысле личность заключенных и тот факт, что они террористы-убийцы, становятся менее актуальными. Наш набор ассоциаций воспринимает историю побега и делает её увлекательной. Возникающие чувства связаны с наслаждением историей удачного побега, вместо гнева, отчаянья и беспомощности. Хорошие истории могут сделать хаотичную реальность захватывающей.

Анализ твитов и комментариев на побег из тюрьмы «Гильбоа» в социальных сетях показал, что реакция израильской общественности неоднозначна. Некоторые из комментаторов возмущены упущением охраны тюрем, лёгкостью, с которой произошёл побег, беспомощностью и унижением, которое он причинил Государству Израиля в глазах мира, но нередко попадаются и реакции другого рода: комметарии, восхваляющие смелость заключенных, продуманность побега до мелочей и сотрудничество, которое привело к успеху операции.

Как это возможно, чтобы побег палестинцев был воспринят, как некий героический акт, вместо того, чтобы вызвать чувство гнева и беспомощности

И не подумайте, что речь идёт только о комментаторах на палестинской стороне. На ивритских страницах в сети Facebook полно кадров из «Стен надежды» и «Беглецов», а также мемов с изображением Збейди и пожеланием «года преодоления препятствий и поиска новых путей». Пользователи пародируют традиционные поздравления с праздником Рош Ашана, отправляемые каждый год. Некоторые из постов даже упоминали о хитроумности Збейди и наделяли его всевозможными героическими качествами.

Как это возможно, чтобы побег палестинцев был воспринят, как некий героический акт, вместо того, чтобы вызвать чувство гнева и беспомощности из-за наглого побега, который они проделали у нас под носом? Чтобы понять, как мы интерпретируем случившееся событие, я предлагаю взять методическую паузу на мгновение и сделать небольшой экскурс в прошлое, обратившись к психоаналитику, ученику Зигмунда Фрейда по имени Карл Юнг, который ввёл в научный оборот термин «архетипы».

Вам когда-нибудь снилось, что вы бесконечно падаете вниз и не можете достигнуть земли? Или, снилось ли вам, что вы пытаетесь бежать, но ватные ноги словно прилипли? Если это так, то вы не одиноки. Согласно психоанализу, эти мотивы, часто встречающиеся в сновидениях, образуют часть коллективного бессознательного, основанного на опыте, накопленном человечеством на протяжении многих поколений, и остаются в памяти как рудименты. Психоаналитики утверждают, что эти рудименты наследуются и передаются генами.

В отличие от Фрейда, который считает, что тёмное и изобилующего страстями бессознательное подавляется нами, чтобы избавить нас от постоянного ощущения тревоги, согласно Юнгу, существует коллективное бессознательное, которое в одинаковом виде содержится в подсознательной памяти всех людей. Юнг называет эти присущие всем людям смыслы и фантазии «архетипами». Есть ситуации, которые можно объяснить только в более широком коллективном контексте. Архетипы остаются отложениями в человеческой памяти и передаются из поколения в поколение. Они межкультурны и ярко выражены в мифах и народных сказках, видениях и снах всех народов. Герой, спасающий принцессу, люди с особыми способностями или побег из заповедного места.

История побега из тюрьмы — это прежде всего хорошая история. Наш разум любит хорошие истории. Истории помогают нашему уму находить смысл в событиях, происходящих во внешнем мире. Наш мозг использует основные паттерны (архетипы), чтобы наполнять нашу жизнь смыслом. Если событие вписывается в представление о «хорошей истории», которая хорошо сочетается с коллективным воспоминанием или архетипом, это будет тем фреймом, который поможет нам интерпретировать тот или иной сюжет.

Архетипы связаны с целым набором ассоциаций. По данным Google Trends, за два дня, прошедшие с момента публикации истории о побеге из тюрьмы «Гильбоа», количество поисковых запросов в Интернете сериала «Побеги» и фильма «Стены надежды» выросло на 100%. Таким образом, история поиска позволяет заглянуть в наше бессознательное, в страхи, тревоги и даже фантазии.

Это был побег не просто заключенных, а опасных террористов-убийц

Фантазия приводит нас к знаменитым историям побега. Побег Захарии Збейди и пяти членов «Исламского джихада» из тюрьмы «Гильбоа» накануне Нового года, вероятно, является одним из самых значительных побегов из израильской тюрьмы за всю истории государства. В историях с побегом есть героический и захватывающий элемент, будоражащий наше воображение. Побег из тщательно охраняемого места — это один из самых распространённых архетипов. О побегах написано огромное количество романов, снято множество фильмов, сериалов и компьютерных игр.

В этом смысле личность заключенных и тот факт, что они террористы с кровью на руках, становятся менее актуальными. Наш набор ассоциаций воспринимает историю побега и делает её увлекательной. Возникающие чувства связаны с наслаждением историей удачного побега, вместо гнева, отчаянья и беспомощности. Хорошие истории могут сделать хаотичную реальность захватывающей.

Это история о побеге из тюрьмы, которая считается лучшей, самой охраняемой тюрьмой в стране. И это был побег не просто заключенных, а опасных террористов-убийц во главе с Захарией Збейди. История рытья туннеля, побега за два часа до тюремной переклички, сохранение подготовки к побегу в секрете, идеальная координация и удачно выбранное время — накануне праздника — всё это сюжет для создания хорошей истории.

По данным полиции, предварительное расследование инцидента показало, что одна из тюремщиц заснула во время дежурства и что на сторожевой вышке, расположенной над выходом из прорытого тоннеля, не было ни одного охранника. Кроме того, в результате первоначальных поисков выяснилось, что длина лаза, по которому сбежали заключённые, составляет от 20 до 25 метров. Сообщалось также, что террорист Збейди попросил сотрудника тюремной оперчасти о его переводе на одну ночь в камеру № 5 в крыле 2, из которой и был совершён побег. Если бы мы не знали, что всё это правда, можно было бы подумать, что сценарий позаимствован из голливудского фильма 80-х годов.

Чем больше раскрывается подробностей побега, тем интереснее становится эта история для обывателя. На фоне скучной рутины эпидемии короновируса, драматические события в тюрьме «Гильбоа» внесли новую струю и появилась надежда, что, возможно, боевики станут теперь реальностью. Что тут скажешь — единственное, чего пока не хватает в этом сюжете — это полицейской погони за беглецами на земле и с воздуха, которая транслировалась бы в прямом эфире.

Оригинал на сайте TheMarker

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x