Зона безопасности

Фото: Yonatan Sindel/Flash90

Плоды нормализации

Торжественно согласившись с законопроектом о переносе принятия бюджета еще на 100 дней, то есть заморозив ситуацию и отложив выборы, Нетаниягу много говорил о своем личном вкладе в "мирное соглашение" с ОАЭ. Доктор Шауль Ариэли, полковник запаса и эксперт по израильско-палестинскому конфликту, пишет о том, к чему приведет это соглашение. «Плоды нормализации» в долгосрочной перспективе приведут к краху сионистской мечты и созданию на ее руинах арабского государства", - считает эксперт.

Договор о нормализации между Израилем и ОАЭ, так же, как и Бар-Иланская речь Нетаниягу в 2009 и «сделка века» Дональда Трампа в 2020, вполне характерны для политики и образа действия премьер-министра: использовать термины, принятые в политическом пространстве в сфере отношений с палестинцами и арабскими странами, вкладывая в них смысл совершенно противоположный тому, который в них вкладывали предыдущие руководители Израиля и международное сообщество. Цель Нетаниягу — не урегулировать израильско-палестинский конфликт с помощью арабских стран, а при их поддержке или их безразличии к существующему положению диктовать палестинцам заведомо неприемлемые условия.

Если государственный субъект находится в состоянии конфликта с другим государственным субъектом и не может назязать ему свои условия или достичь с ним разумного компромисса, то у него существует возможность привлечь третью сторону, заинтересованную и влиятельную, способную изменить ситуацию. Такую стратегию можно использовать двумя способами: можно употребить ресурс третьей стороны для давления на другой субъект, а можно при помощи льгот поощрять к достижению компромисса оба вовлеченных субъекта.

История богата примерами первого сценария; мы ограничимся тремя.

Первый: мобилизация арабских стран на стороне арабов Палестины для разрешения конфликта между арабами и евреями во время Войны за Независимость и после нее.

Второй: стратегия Бен-Гуриона в конце 50-ых, когда он использовал особые отношения и создавал союзы во всех сферах — стратегической, разведывательной и экономической — со странами и группами, обеспокоенными политикой президента Египта Гамаля Абдель Насера. Эта стратегия получила название «Союз периферий». В союз вошли Турция, Иран, Эфиопия, курды и ливанские христиане.

И третий пример: одним из факторов, повлиявших на Ицхака Рабина во время мирного процесса с палестинцами в 1993, было понимание того, что в обмен Израиль сможет потребовать от арабских суннитских стран создать с ним стратегический союз против усиливающегося Ирана и его шиитских прокси.

В истории есть примеры второго сценария, но мне бы хотелось сфокусироваться на израильско-арабско-палестинском конфликте с начала политического процесса с арабским миром в 1974. Мирные договоры между Израилем и Египтом и Иорданий в своей основе были двухсторонними, но для их достижения понадобилось участие США. Для Египта, помимо освобождения Синая, важным стимулом стала щедрая военная помощь американцев. Это помогло ему удовлетвориться соглашением о палестинской автономии и согласиться на демилитаризацию Синая. То же верно и для Израиля. Гражданская и военная помощь, полученная от американцев (на сегодняшний день достигшая около 200 миллиардов долларов) и присутствие международных наблюдателей (MFO) во время переходного периода очень помогли принять решение о полном уходе с Синая. То же самое относится и к договору с Иорданией: гражданская помощь США, обещанная Иордании помощь ЦАХАЛ, поставки воды из Израиля, особый статус Храмовой Горы и обещание экономических преференций помогли склонить Иорданию к подписанию мирного договора.

Ситуация между Израилем и палестинцами более сложная. Обеим сторонам и США понадобилось больше десяти лет (с 1993 до 2007), чтобы осознать, что требуется привлечь дополнительных акторов. Самонадеянность Барака, в 2000 в Кэмп-Дэвиде говорившего «если мы с Арафатом окажемся в одной комнате, то решим все за два часа», привела к усилению сотрудничества с другими сторонами, и в первую очередь с арабскими странами. Израиль просил их пойти на шаги, не требующие вложений, в основном позволить палестинцам согласиться на уступки в различных сферах (безопасность, границы, беженцы и Иерусалим) в обмен на американскую помощь.

Были привлечены европейские и другие страны, у которых Израиль просил финансового участия, в основном в вопросе компенсаций беженцам и экономического развития Палестины. Так в 2002 был создан Квартет, в который вошли США, Евросоюз, ООН и Россия. В конференции в Аннаполисе в 2007 приняли участие, кроме представителей Израиля и Палестины, США и других стран Квартета, также представители болшинства стран ЛАГ, в том числе Египта и Иордании, но также и стран, не имеющих дипломатических отношений с Израилем, таких как Саудовская Аравия, Малайзия, Судан, Ливан и даже Сирия.

Премьер-министр Нетаниягу выбрал другой путь. Он объявил, что выбрал второй сценарий и будет действовать в соответствии с ним, то есть привлекать внешние силы ради блага обеих сторон и урегулирования конфликта, но в действительности он действует по первому: мобилизует силы для принуждения палестинцев и навязывания им своих условий.

Годами Нетаниягу препятствовал любым попыткам разрешения конфликта по второму сценарию: он отверг мирную инициативу ЛАГ 2002 и объявил в июне 2016 : «Если арабские страны поймут, что инициативу ЛАГ нужно привести в соответствие с требованиями Израиля, тогда будет о чем говорить»

Годами Нетаниягу препятствовал любым попыткам разрешения конфликта по второму сценарию: он отверг мирную инициативу ЛАГ 2002 и объявил в июне 2016 : «Если арабские страны поймут, что инициативу ЛАГ нужно привести в соответствие с требованиями Израиля, тогда будет о чем говорить».

Он отверг четыре французские инициативы, а среди них — предложение создать группу международной поддержки, которая будет сопровождать переговоры с палестинцами, и созыв международной конференции до конца 2016. Он отверг сотрудничество с Квартетом в подготовке отчета о политическом застое, отказался от предложения, сделанного Евросоюзом в декабре 2013, о повышении уровня отношений с Израилем и Палестиной, если те подпишут мирный договор. Он требовал от администрации Обамы сохранять статус-кво. Так, например, в 2014 он отверг программу безопасности генерала Джона Эллена, действующего по поручению Госсекретаря Джона Керри, и открыто выразил опасения программой мира, которую Обама представил в конце своего президентского срока. О политике Нетаниягу Керри сказал в Дубае в ноябре 2017: «В Израиле нет лидеров, стремящихся к миру… Большинство членов сегодняшнего израильского правительства публично заявляют, что никогда не поддержат создание палестинского государства».

О политике Нетаниягу Керри сказал в Дубае в ноябре 2017: «В Израиле нет лидеров, стремящихся к миру… Большинство членов сегодняшнего израильского правительства публично заявляют, что никогда не поддержат создание палестинского государства».

Нетаниягу дожидался своего шанса и в 2016 обрел его в лице президента Трампа. Так начала реализовываться его старая программа — дать палестинцам Западного Берега ограниченную культурную автономию (не государство) и сделать так, чтобы эту программу представил американский президент, по сути потребовав от палестинцев безоговорочной капитуляции. «Сделка века» Трампа дополняет Бар-Иланскую речь, по поводу которой отец Нетаниягу, Бен-Цион Нетаниягу, сказал в интервью Второму каналу: «Биньямин  поддерживает Палестинское государство лишь на условиях, на которые палестинцы никогда не согласятся. Я слышал это от него» «Сделка века», как и Бар-Иланская речь, перенасыщена терминами, которые использовались до того, как Нетаниягу стал премьер-министром в 2009. От «Палестинского государства» до «столицы Палестины в Иерусалиме», включая «территориальную непрерывность Палестины». Но в действительности в этом плане нет никакой возможности исполнить эти обещания.

Нетаниягу при помощи американцев и общей иранской угрозы снова ставит арабские страны перед выбором: придерживаться мирной инициативы ЛАГ 2002, основанной на резолюциях Совета Безопасности и параметрах конференции в Аннаполисе, или отделить процесс нормализации от разногласий с Израилем, как того хочет Нетаниягу. То есть, получить от американцев инвестиции и военную помощь в обмен на оказание давления на палестинцев, чтобы они согласились на условия Израиля, или хотя бы не оказывали сопротивление. Иными словами, Нетаниягу стремится к тому, чтобы арабские страны осознанно переняли политику европейских и других стран — признание Израиля, полную нормализацию, осуждение оккупации и решение в духе двух государств, но без продвижения планов его реализации и без санкций за их невыполнение.

Нетаниягу стремится к тому, чтобы арабские страны осознанно переняли политику европейских и других стран — признание Израиля, полную нормализацию, осуждение оккупации и решение в духе двух государств, но без продвижения планов его реализации и без санкций за их невыполнение.

Тем, кто в восторе от политики Нетаяниягу, стоит прочесть статью Жаботинского «Железная Стена», написанную в 1923: «Многим кажется очень заманчивым следующий план: получить согласие на сионизм не от палестинских арабов, раз это невозможно, но от остального арабского мира, включая Сирию, Месопотамию, Геджас и чуть ли не Египет.» И далее: «Если бы это и было мыслимо, то и это не изменило бы основного положения: в самой Палестине настроение арабов по отношению к нам осталось бы то же самое.» Возвращаясь к сегодняшнему дню: палестинцы уже признали Израиль в границах 67 года как часть соглашений Осло. Признание арабскими странами Израиля в границах 67 года не изменит принципиально позицию палестинцев.

Трудно предсказать, последуют ли примеру ОАЭ другие арабские страны, хотя президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси и король Иордании Абдалла уже обожглись в 2016, попытавшись помочь Нетаниягу создать правительство, которое поддержало бы политический процесс. Но если это произойдет, «успех» политики Нетаниягу повысит шансы на движение Израиля по направлению к созданию одного государства с долгой промежуточной остановкой в апартеиде. Палестинцы уже ответили на инициативу Трампа отказом, поскольку принять ее означало бы для них полную капитуляцию. Утрата надежды на решение по формуле «два государства» приведет палестинцев от национальной борьбы к борьбе за равенство гражданских прав, определенные этапы которой, возможно, будут сопровождаться насилием и террором. «Плоды нормализации» в краткосрочной перспективе – от военного сотрудничества до выступления Омера Адама – в долгосрочной приведут к краху сионистской мечты и созданию на ее руинах арабского государства.

Перевод Анны Кац

Оригинал на сайте «Гаарец»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x