Экономика

Протестующие против ядерной сделки в США. Фото: Elvert Barnes www.flickr.com

Ядерная сделка: чьи нервы крепче?

Разрушение Трампом ядерной сделки пока привело только к одному – Иран активизировал свою ядерную программу. Вместо оговоренных соглашением 3,67% Тегеран довел уровень обогащения урана до 20% (свыше этой цифры уран считается оружейным) и заявил устами верховного лидера аятоллы Али Хаменеи, что при необходимости Иран обогатит уран до 60%.

Минувшая неделя, которая была насыщена событиями, встречами и переговорами по поводу возвращения к жизни иранской ядерной сделки, показала: дальнейшая судьба соглашения зависит от того, у кого раньше сдадут нервы – у Тегерана или у Вашингтона. США требуют от Ирана первого шага – возвращения к выполнению условий соглашения, Иран, в свою очередь, заявляет, что условием его возвращения за стол переговоров является отмена американских санкций, наложенных Трампом. Израиль же, который больше всего на свете не хочет возрождения ядерной сделки, занят предвыборной кампанией, коронавирусом и борьбой со своими гражданами, пытающимися вернуться домой через закрытый аэропорт.

Еще до своей инаугурации Джо Байден говорил о намерении вернуться к Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД), поскольку отсутствие контроля за иранской ядерной программой может привести к дестабилизации в регионе и к тому, что соседние страны также захотят получить ядерное оружие. Разрушение Трампом ядерной сделки пока привело только к одному – Иран активизировал свою ядерную программу. Вместо оговоренных соглашением 3,67% Тегеран довел уровень обогащения урана до 20% (свыше этой цифры уран считается оружейным) и заявил устами верховного лидера аятоллы Али Хаменеи, что при необходимости Иран обогатит уран до 60%. Начато восстановление тяжеловодного реактора в Араке, способного производить плутоний оружейного качества (согласно условиям СВПД он должен был быть перепрофилирован под производство радиоизотопов), введены в строй почти тысяча центрифуг нового поколения для обогащения урана в обход ядерной сделки на предприятиях в Нетензе и в Фордо и многократно увеличен запас низкообогащенного урана, а в конце прошлого года принят закон «Стратегическая мера по отмене санкций», направленный на активизацию ядерной деятельности. Согласно этому документу, с 23 февраля Тегеран ограничил инспекционную деятельность МАГАТЭ на своих атомных объектах – все расширенные проверки, которые регулировались дополнительным протоколом к соглашению с Агентством, прекращены. Таким образом, результатом стараний США и Израиля стало то, что Иран, лишенный постоянного контроля со стороны участников СВПД, подошел к созданию ядерного оружия ближе, чем когда бы то ни было.

Официальный Тегеран заявил, что вовсе отказываться от сотрудничества с МАГАТЭ он не намерен, и контакты по вопросам нераспространения ядерного оружия продолжатся, Агентство сможет продолжить проверки атомных объектов Ирана в ограниченном объеме. Что же касается расширенных проверок его ядерных объектов, Иран готов вернуться к этому вопросу в том случае, если стороны ядерной сделки выполнят его требования. На раздумья по поводу снятия санкций участникам сделки Тегеран отвел три месяца, в течение этого времени у МАГАТЭ не будет доступа на определенные ядерные объекты, а также к записям с камер наблюдения на этих объектах. Иран будет хранить эти записи в течение трех месяцев, не передавая их МАГАТЭ, если за это время санкции сняты не будут, записи будут стерты.

Как ни относись к Ирану, но его действия выглядят куда более логичными, чем действия всех остальных участников ядерной сделки. В отличие от Вашингтона, в одностороннем порядке одномоментно разорвавшего сделку, руководствуясь лишь личными соображениями Трампа и заявлениями Нетаниягу, Иран до определенного времени выполнял свои обязательства, пока не понял, что остальные участники СПВД не пойдут против Вашингтона и ничем ему не помогут. При этом Тегеран выходил из сделки поэтапно, на каждом этапе давая партнерам возможность передумать. Но Трамп, представлявший себе политику как игру в одни ворота, был уверен, что возьмет Иран нахрапом и измором, а добился только того, что Европа и США практически полностью потеряли контроль над иранской ядерной программой.

Надо сказать, что и Байден, пообещавший вернуться за стол переговоров, тоже пока продолжает действовать методами Трампа, заявляя, что пока Тегеран не начнет выполнять свои обязательства в рамках СВПД, ни о каких переговорах не может быть и речи. И в этом смысле вполне логичен ответ официального представителя МИД Ирана Саида Хатибзаде, заявившего, что, выйдя из соглашения, США «более не являются членом СВПД, и единственный способ получить членство в СВПД – это снять санкции». Эту мысль развил постоянный представитель Ирана при отделении ООН в Женеве Исмаил Багаи Хамане: «Абсурдно повторять просьбу к Ирану вернуться к полному соблюдению соглашения, в то время как вы либо выходите из соглашения и полностью нарушаете его условия, либо продолжаете не выполнять свои обязательства», – сказал он, выступая по видеосвязи на конференции по разоружению в Женеве, и подчеркнул, что ответственность за возвращение к сделке, ее перезапуск и компенсацию ущерба лежит на «виновной стороне», которая также должна доказать, что больше не отступит от условий соглашения.

Но участники сделки со стороны Евросоюза тоже считают, что первый шаг должен сделать Иран.  Они осудили введенные Ираном ограничения для работы МАГАТЭ. «Мы, министры иностранных дел Германии, Франции и Соединенного Королевства, глубоко сожалеем, что Иран с сегодняшнего дня начал приостановку действия дополнительного протокола и транспарентных мер в рамках СВПД. Своими мерами Иран в очередной раз нарушает взятые на себя обязательства в рамках СВПД и значительным образом сокращает возможности МАГАТЭ по надзору и проверке», – говорится в совместном заявлении трех ведомств. «Нашей целью по-прежнему является сохранение СВПД и поддержка дипломатических усилий по урегулированию конфликта в процессе переговоров, что позволит Ирану и США вернуться к полному выполнению обязательств в рамках СВПД», – говорится далее в документе. Хотя пока рассматривать действия любой из сторон сделки как «дипломатические усилия» вряд ли возможно. При этом верховный представитель ЕС по внешней политике и безопасности Жозеп Боррель продолжает утверждать, что возвращение США в СВПД является приоритетом в работе внешнеполитической службы ЕС с новой американской администрацией. «Самое важное сейчас – это иранская ядерная сделка. Мы в эти дни много по ней работаем, чтобы сделать возможным возвращение США, а также возвращение Ирана к полному выполнению обязательств», – сказал он в ходе онлайн-конференции, организованной Атлантическим советом.

То ли мы чего-то не понимаем в вопросах дипломатии, то ли США и ЕС представляют себе «дипломатические усилия» как возможность придавить горло партнера по переговорам коленом и ждать, пока он не запросит пощады, но в любом случае, если «дипломатические усилия» по возвращению сторон ядерной сделки за стол переговоров дальше будут развиваться в том же русле, можно смело предположить, что в скором времени Иран получит ядерное оружие. Это, конечно, не совсем то, на что рассчитывал Израиль, уговаривая Трампа выйти из ядерной сделки, но зато Нетаниягу сможет продолжить радоваться тому, что СВПД больше не существует.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x