Политика

Фото: Yonatan Sindel, Flash-90

Очевидное-невероятное в законе

Жаботинский в своей работе 1940 года “Арабская проблема – без драматизации” упоминает и полное гражданское равенство, и равные права для иврита и арабского языка, и национально-культурную автономию, и экстерриториальность святых мест и свободный доступ к ним, и равные права на владение земельными участками. Видимо, и отцы-основатели, и «левак» Жаботинский чего-то серьезно недопонимали в политике на Ближнем Востоке. Наши авторы продолжают обсуждение Закона о национальном характере государства.

Теперь, когда угроза ликвидации еврейского характера государства временно отступила, можно остановиться и подумать: «А что это было?»

Итак, в законе о национальном характере есть пункты очевидные, непонятные, невероятные и совсем невероятные.

Очевидные – это название, флаг, гимн и прочая символика. Здесь ни у кого вопросов не возникает.

Непонятные – «Государство Израиль есть национальное государство еврейского народа, в котором он реализует свое естественное, культурное, религиозное и историческое право на самоопределение».

Разумеется, это не означает, что арабы теперь не смогут называть себя арабами, а друзы – друзами, как подумали некоторые.  Право наций на самоопределение – вполне конкретное понятие,  это один из основных принципов международного права, записанный в Уставе ООН. (К этому мы еще вернемся.) Все бы хорошо, но неплохо бы отдельным пунктом прописать права других народов, проживающих в Израиле, как это было сделано в Декларации Независимости Израиля:  «оно (государство Израиль) приложит старания к развитию страны на благо всех её жителей; оно будет зиждиться на принципах свободы, справедливости и мира, в соответствии с предначертаниями еврейских пророков; осуществит полное гражданское и политическое равноправие всех своих граждан без различия религии, расы или пола; обеспечит свободу вероисповедания, совести, выбора языка, образования и культуры; будет охранять святые места всех религий и будет верно принципам Хартии ООН.»

Возможно, отцы-основатели добавили этот пункт просто по рассеянности или из модной политкорректности, так же, как и этот: «Мы призываем — даже посреди кровавой агрессии, которая ведётся против нас вот уже несколько месяцев — сынов арабского народа, проживающих в Государстве Израиль, сохранить мир, внести свою лепту в строительство Государства на основе полного гражданского равноправия и на основе соответствующего представительства во всех его структурах, временных и постоянных.»

А, возможно, и нет. Ведь о принципах равенства граждан в несуществующем еще тогда государстве Израиль писал даже столь любимый правым лагерем Жаботинский в своей работе 1940 года “Арабская проблема – без драматизации” (1940), где он упоминает и полное гражданское равенство, и равные права для иврита и арабского языка, и национально-культурную автономию, и экстерриториальность святых мест и свободный доступ к ним, и равные права на владение земельными участками. Видимо, и отцы-основатели, и «левак» Жаботинский чего-то серьезно недопонимали в политике на Ближнем Востоке.

Так или иначе, этот пункт задел многих, кто по причине рождения не имеет счастья отнести себя к еврейскому народу, по причине светского мировоззрения не хочет проходить гиюр, но тем не менее имеет наглость называть Израиль своей страной и своей родиной. Вот что пишет, например, в открытом письме к премьер-министру бригадный генерал (тат алуф) Амаль Асад: «И что вы имели в виду, господин премьер-министр, вот этим: «Реализация права на национальное самоопределение в Государстве Израиль принадлежит исключительно еврейскому народу.» Что нееврейские граждане Израиля не имеют права определять себя, как другая национальная группа? Что будет записано в их документах — «нееврей»? Или просто «нет»? Или для простоты и во избежание ошибок идентификации введем новый закон, обязывающий тех, кому «не положены права», носить специальную бирку? Красная бирка для арабов-мусульман, зеленая — для христиан, желтая — для друзов?» На самом деле, никто не декларирует, что отныне у евреев будет больше прав (кроме права на самоопределение), но само это умолчание очень характерно.

Невероятные – «Государство видит в развитии еврейского поселенчества национальную ценность, и будет действовать для поощрения и продвижения его создания и упрочения». Что, простите? Даже если понимать «поселенчество» не в смысле строительства за зеленой чертой, а только в Израиле – все равно, что-что? То есть, еврейское строительство обладает приоритетом перед нееврейским? Например, если надо принять решение о распределении бюджетов или вдруг, для «развития поселенчества» надо будет снести одну-две арабские деревни, у нас теперь есть для этого специальный закон. Как говорят некоторые, «всего лишь закрепить законом существующее положение». Примерно, как узаконить семейное насилие, если уж супруги все равно и так каждый день дерутся. Итак, у нас теперь законодательно закреплена дискриминация.

Пункт о снижении статуса арабского языка нет смысла даже рассматривать, я не обладаю смачным языком бригадного генерала Асада. Очевидно, что он не имеет никакого смысла, кроме очередного «поставить арабов на место».

И, наконец, совсем, то есть абсолютно, невероятное. «Реализация права на национальное самоопределение в Государстве Израиль принадлежит исключительно еврейскому народу.» Исключительно. Еврейскому. Народу. Помните, мы говорили, что право наций на самоопределении является базовым и записано в Уставе ООН. (Возможно, на основании только этого противоречия новый закон можно будет оспорить в БАГАЦ – об этом я не возьмусь судить.) Оно провозглашает право каждого народа самостоятельно решать вопрос о форме своего государственного существования, свободно устанавливать свой политический статус и осуществлять своё экономическое и культурное развитие. Проще говоря – если нация захочет создать автономию в границах и в составе государства или даже выйти из его состава, она имеет на это полное право.

С одной стороны, это хорошо и правильно, но с другой — сразу возникают вопросы – а что делать с правом государства на территориальную целостность? С угрозой сепаратизма? Хуже того – если под прикрытием сепаратизма проведет агрессию иностранная держава (примеры мы наблюдали в недавнем прошлом)? Как различить все эти случаи и примирить все эти конфликты? Законники думали-думали, решали-решали и постановили: если страна не предусматривает права наций на самоопределение, то к ней неприменим принцип территориальной целостности (Декларация о принципах международного права, 24 октября 1970 года). Неприменим. На минуточку остановимся и подумаем, что это значит. То есть, или ты предоставляешь нациям право свободного выхода или автономии – или извини, но ты лишаешься права на защиту своей территориальной целостности. Тут опять возникает масса проблем – что значит предусматривать право? Предполагается ли оно по умолчанию, или  оно должно быть задекларировано? Достаточно ли его задекларировать — или нужно прописать конкретный механизм реализации? Но нас все это уже не касается, поскольку Израиль на прошлой неделе торжественно, недвусмысленно и официально отказал всех нациям, кроме евреев, в праве на самоопределение. Тем самым лишив себя права на территориальную целостность. Сам себя, руками своих законотворцев и при широкой поддержке народных масс. То есть, если завтра жители Вади Ара решат провозгласить Вади-Арскую республику, по международному закону мы не имеем права им мешать. Как это можно назвать? Хотели как лучше, а получилось как всегда? Чемпионы по стрельбе себе в ногу?

На самом деле понятно, что ни Вади Ара, ни Мадждаль-Шамс отделяться не собираются (хотя кому-то, может, этого, и хотелось бы), и вообще — прямо сегодня никакая израильская нация не собирается самоопределяться. Другое дело – если вдруг наше правительство все же решится на аннексию зоны С, а то и всей Иудеи и Самарии. Имеем – много-много арабов, даже неважно, с гражданством или без. От нескольких сотен тысяч до нескольких миллионов, в зависимости от аннексированной зоны. А теперь самое интересное – согласно международному праву, они имеют право на самоопределение. (Вот здесь, наконец, и пригодился бы уже порядком потрепанный аргумент «нет такого народа», да вот беда – его никто не захочет слушать, сколько бы мы его сами себе ни повторяли. Еще немного отвлечемся и заметим, что на сегодняшний день это аргумент вдвойне бессмысленный – не только потому, что это неправда, но и потому что «не народ» нельзя оккупировать точно так же, как и народ. Либо предоставляем полное гражданство и равенство перед законом, либо выводим войска).

Мы им в этом самоопределении отказываем, потому что у нас как раз случайно есть соответствующий закон (Я совершенно не сомневаюсь, что этот пункт – про исключительное право на самоопределение – вошел в текст закона именно на этот случай, «на вырост», иначе вообще непонятно, кому и зачем он понадобился.)  Но ирония состоит в том, что этот закон не страхует от подобного сценария, а наоборот – у палестинцев будет больше оснований требовать и добиться автономии. Более того, приняв этот закон, мы лишаем себя правовой базы на защиту от любого сепаратизма или даже внешней агрессии под видом сепаратизма. Только что, этим замечательным законом мы вынесли на помойку свою территориальную целостность, право на самозащиту и саму легитимность существования Израиля. Даже наши худшие враги до этого не додумались бы.

Даже не будучи юристом, я полностью осознаю пропасть между декларированным правом и его реализацией. Я рассматриваю предложенный мной сценарий как чисто гипотетический. Я не верю, что кто-то станет сегодня или завтра покушаться на территориальную целостность Израиля. Я не верю, что международное сообщество бросится отстаивать право палестинцев на самоопределение. Я даже не верю, что правительство, сегодняшнее или будущее решится на аннексию, поскольку это совершенно самоубийственный шаг. Но факт остается фактом – мы приняли закон, противоречащий международному праву, ничего нам не добавляющий, не отвечающий нашим интересам и теоретически подрывающий наше право на защиту от сепаратизма.

Разумеется, до сих пор отношения Израиля с палестинцами развивались главным образом по принципу «Против лома нет приема», и на горизонте нет ни одной причины для изменения этой политики. Но для применения этого принципа не нужны никакие дополнительные законы.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x