Гражданин мира

Демонстрация в Лос-Анджелесе. Фото: Википедия

Фанатик фанатику рознь?

Демонстрация в Лос-Анджелесе. Фото: Википедия

Демонстрация в Лос-Анджелесе. Фото: Википедия

Как и следовало ожидать, сразу после ужасающего теракта в Орландо, ответственность за который приняло на себя ИГИЛ, из всех аспектов личности террориста для СМИ и соцсетей остался лишь один: Омар Матин был мусульманином.

Практически никто не задается вопросом, как получилось, что ФБР дважды допрашивали его в последние годы, но так и не смогли предотвратить теракт. А также никого не интересует, нормален ли вообще закон, по которому домашний абьюзер и подозреваемый ФБР в сочувствии террору и ИГИЛу просто идет в магазин и совершенно спокойно покупает оружие, из которого открывает затем стрельбу в клубе, полном танцующей молодежи.

Фото из водительского удостоверения Омара Мартина.

Фото из водительского удостоверения Омара Матина

Итак, общественность уже решила, что в теракте в Орландо виновен ислам. Весь, целиком. Даже не исламизм, даже не ИГИЛ, а просто ислам. То бишь все миллиады мусульман в мире, от босняков до жителей Малайзии и Мальдив, являются потенциальными террористами. Красота.

С другой стороны, когда год назад на гей-параде в Иерусалиме ультрарелигиозный еврей Ишай Шлиссель бросился на демонстрантов с ножом, убив Ширу Банки, общественное мнение гласило: речь идет о психе-одиночке, а вовсе не о представителе своих религиозных кругов и тем более не о представителе иудаизма. И это несмотря на то, что в общине Шлисселя о геях ничуть не лучшего мнения, чем в окружении Омара Матина.

Думаю, что уважаемым комментаторам следует определиться: либо и Шлиссель, и Матин — террористы-одиночки, убивающие людей просто из-за сочетания беспричинной ненависти и социопатии, либо оба являются плодами определенной идеологической и религиозной системы. По моему мнению — безусловно верно то, что и на первого, и на второго повлияла их среда, окружение, в том числе —  их религиозная община.

Не уверена, что полностью понимаю, как действует система мусульманского воспитания в США, но могу сказать, что понимаю, как действует система ультраортодоксального еврейского воспитания в Израиле. В своем (зачастую благом) стремлении оградить религиозную молодежь от влияния западных секулярных норм и ценностей и привить им свои традиционные ценности, такие, как скромность, верность семье и сексуальное воздержание до свадьбы, педагоги и религиозные авторитеты представляют свободного от религиозных запретов человека как нечистого, скверного или ущербного. Просто трудно избежать таких «дидактических приемов» в современном мире, полном притягательных соблазнов. И иногда палка очень сильно перегибается в сторону проклятий в адрес грешников, ведущих себя иначе, чем подобает по религиозным законам (интересно, кто-то из наших соотечественников, осуждающих иммамов, читал в последнее время «пашквили» на стенах района Геула или слушал ролики «возвращающих к ответу»? И как, стиль и лексика ничем не помешали?)

Акция памяти в Хьюстоне. Фото: Википедия

Акция памяти в Хьюстоне. Фото: Википедия

Предполагаю, что есть уши (и души), для которых такие «педагогические» речи подобны яду подстрекательства. Неуравновешенный человек, склонный к физическим расправам над теми, кто ему не нравится или разозлил его, вполне может воспринять речи о «грешниках» и «нечистых» как подстрекательство к убийству. Насилие позволяет ему, к сожалению, почувствовать собственную ценность в своей же общине, которая до момента теракта могло относиться к нему более чем прохладно, считая бесталанным и странным — а после теракта все будут говорить только об Ишае или Омаре, не так ли?

Хотелось бы надеяться на то, что мусульманская община задастся вопросом, откуда берутся Омары Матины, родившиеся и выросшие в США, и примкнувшие к ИГИЛ, а не будет занята исключительно бесконечными интервью, отрицающими всякую связь с террористом (ребята, исламофобов вы все равно не переубедите, а остальные это и так понимают). Также хотелось бы надеяться, что некоторые круги в Израиле зададутся подобными вопросами по поводу взрощенных на их улице экстремистов. Только вот верится в это с трудом. Людям свойственно отрицать свою ответственность и свои ошибки до последнего.

Гомофобия в русскоязычном сегменте социальных сетей. Мем, прославляющий Ишая Шлисселя.

Гомофобия в русскоязычном сегменте социальных сетей. Мем, прославляющий Ишая Шлисселя.

Но поскольку мы мало можем повлиять на происходящее в мусульманской общине США, а также на происходящее в ультрарелигиозных кругах в Израиле, хотелось бы уяснить, где проходят границы нашей ответственности? У меня, пожалуй, созрел ответ и на этот вопрос. Русскоязычный сегмент Фейсбука славится своей замшелой гомофобией, которая расцветает буйным цветом как перед ежегодными гей-парадами, так и после трагических происшествий, терактов, направленных против ЛГБТ-общины. Вот и после страшного теракта в Орландо немало было написано на нашем родном языке текстов, статусов и твитов, выражающих в лучшем случае равнодушие к смерти «гомиков», а в худшем — радость по этому поводу. И вот на это каждый из нас, имеющий аккаунт в одной из соцсетей, может повлиять.  מעט מן האור דוחה הרבה מן החושך — «Даже маленький огонек прогоняет очень много тьмы», помните?

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x