Социальные вопросы

Яйца на рынке Махане Иегуда. Фото: Sarah Shuman, Flash-90

Опасная сальмонелла снова с нами

Санитарно-эпидемиологический контроль в Евросоюзе все-таки поставлен лучше, чем в Израиле, но Европа все равно болеет. А как же дело обстоит у нас? Иногда, глядя на некоторые точки продаж, с ужасом думаешь: странно, что здесь еще нет холеры или чумы. Если исходить из этого, кажется, что Израиль должен находиться впереди планеты всей по инфекционным заболеваниям. Однако это не так.

Никогда такого не было, и вот опять. В Израиле снова вспышка сальмонеллеза. Компания «Еш маоф» объявила об отзыве из торговых сетей десятков тысяч яиц, с большой долей вероятности зараженных сальмонеллой.

Вообще сальмонеллез – не самое редкое, скажем так, для Израиля заболевание. За последние пару лет можно, не сильно себя утруждая, навскидку вспомнить несколько вспышек, причем все они были связаны с продуктами питания. Самой громкой была история с компанией «Юниливер» в августе 2016 года, когда в магазины попали более 200 зараженных упаковок кукурузных хлопьев. Примерно в то же время и по той же причине свою продукцию из сетей отзывала компания «Салатей Шамир». А весной нынешнего года вездесущую сальмонеллу обнаружили в яйцах, производимых несколькими птицеводческими хозяйствами в Галилее, и тогда Минздрав начал активную проверку. И теперь вот – «Еш маоф».

Не употреблять яйца, продающиеся под маркой этой компании, Минздрав и Минсельхоз призвали граждан еще в начале сентября. Тогда речь шла об 11 млн яиц (а это 1% от общего количества яиц, продаваемых в стране), и был закрыт для санитарной обработки и дезинфекции один из курятников компании. Теперь новая вспышка на том же предприятии.

Что произошло и насколько виновата «Еш маоф», разбираться будут специалисты. Но отзыв и уничтожение такой крупной партии яиц уже породили панические настроения среди потребителей. Люди начали внимательнее рассматривать упаковки яиц в магазинах, многие на волне панике решили вообще на всякий случай временно отказаться от употребления этого продукта, а те, кто, по недосмотру, уже купил и съел подозрительные яйца, начали прислушиваться к своему организму и в любом неприятном ощущении искать признаки страшного заболевания. В стране, кажется, не осталось ни одного СМИ, которое бы не рассказало о хищной сальмонелле, необходимости варки яиц и мытья рук перед едой.

Так что же это за страшный зверь – сальмонелла, и насколько он опасен в повседневной жизни?

В семействе сальмонелл десятки разновидностей бактерий, подавляющее большинство которых не опасны для человека, но есть и такие, с которыми действительно лучше не встречаться. Например, одна из самых опасных представительниц этой зловредной семейки – salmonella typhi – является возбудителем такого уже забытого сегодня заболевания, как брюшной тиф, от которого в свое время умерли, например, композитор Франц Шуберт, супруг английской королевы Виктории принц Альберт и сестра Ленина Ольга Ульянова. Сестрица typhi – salmonella typhimurium – обычно становится возбудителем подавляющего большинства внутрибольничных инфекций. А ту сальмонеллу, которая чаще всего навещает наши сельхозпредприятия, зовут salmonella enteritidis или, проще говоря, сальмонелла кишечная. Кишечные инфекции, которые она вызывает, протекают не столь тяжело, как в случаях деятельности «старших» сальмонелл, но все равно они малоприятны и могут быть опасны для детей, стариков и людей с пониженным иммунитетом. И хотя бактерия прекрасно себя чувствует в окружающей среде – в воде (даже морской), почве, комнатной пыли, но в продуктах (мясе, молоке, сливочном масле, яйцах) она сохраняется особенно хорошо – в них она не только живет, но и размножается. Поэтому пищевой путь заражения сальмонеллезом – самый популярный.

Бактерия сальмонеллы

Бактерия не боится холода, обожает тепло, а убить ее может только кипячение, именно поэтому врачи настаивают на необходимости варки подозрительных яиц. Часто сальмонеллез протекает бессимптомно – организм сам борется с попавшей внутрь инфекцией, но при малейших признаках заболевания нужно все же не испытывать судьбу и не пытаться лечить его домашними методами, а незамедлительно обратиться к врачу, поскольку неправильное лечение может серьезно осложнить ваше положение. Лечение сальмонеллеза в стационаре показано пациентам с тяжелыми формами болезни — с сальмонеллезным сепсисом, тяжелым течением энтерита, тяжелыми фоновыми заболеваниями. Остальные лечатся дома.

Когда читаешь о таком количестве заболевших, сразу возникает вопрос: как это произошло? Почему не доглядели, не предотвратили? Кто виноват?

Поскольку люди давно уже не держат сами коров, свиней и кур, а приобретают продукцию, выращенную крупными сельскохозяйственными компаниями, то и количество заболевших в случае заражения на одном предприятии, сразу исчисляется сотнями, а иногда и тысячами. Ежегодно Минздрав регистрирует в Израиле около 3000 случаев сальмонеллеза. Пики заболеваемости приходятся на самые жаркие месяцы, поскольку эта бактерия очень любит тепло. По данным Минздрава, в июле-августе 2017 года сальмонеллезом заболели в стране 1327 человек, за аналогичный период прошлого года – 1084 человека, в 2015 – 825 человек, в 2014 — 1007, в 2013 – 943. То есть рост действительно есть, но без серьезного анализа трудно определить, связан он с ухудшением санитарно-эпидемиологической ситуации в стране или с какими-то иными факторами. Несмотря на это, все-таки можно говорить о том, что и при таких цифрах все же годовой уровень заболеваемости находится в пределах обычного фона. Кроме того, мировая статистика свидетельствует: за последние 15 лет заболеваемость сальмонеллезами возросла во всем мире. В последние месяцы повышенный уровень заражения сальмонеллой был отмечен в таких странах, как Великобритания, Голландия, Италия, Венгрия, Норвегия, Швеция и др. По оценкам специалистов, это связано не только с тем, что единое экономическое пространство позволяет беспрепятственно «разносить» зараженную на одном предприятии пищевую продукцию веером по всем странам Евросоюза, но и с тем, что повысилась резистентность бактерии к антибиотикам, и то, что раньше ее убивало, теперь лишь делает ее сильнее.

Санитарно-эпидемиологический контроль в Евросоюзе все-таки поставлен лучше, чем в Израиле, но, как мы видим, Европа все равно болеет. А как же дело обстоит у нас? Неоднократно приходилось слышать о том, что уровень санитарно-эпидемиологического контроля в Израиле оставляет желать лучшего. И правда, иногда, глядя на некоторые точки продаж, с ужасом думаешь: странно, что здесь еще нет холеры или чумы. Если исходить из этого, кажется, что Израиль должен находиться впереди планеты всей по инфекционным заболеваниям, но это не так. Уровень заболеваемости тем же сальмонеллезом в Израиле, даже несмотря на гораздо более теплый климат, все равно меньше, чем в России, где он доходит до 40 человек на 100 тыс. населения в год.

При этом давайте вспомним, как осуществляется санитарный контроль в России, где санэпидстанция – бич божий. Без санитарной книжки попасть на работу официантом в кафе или продавцом в овощной ларек невозможно, но при этом все прекрасно знают, что заполненную санитарную книжку можно купить за 2500-3000 руб. в ближайшей подворотне. Плановые проверки СЭС проводит там чуть ли не раз в квартал, а внеплановые вообще непрерывно, любое предприятие торговли или питания может быть в минуту закрыто, если санэпиднадзору попадется хоть одна муха на подведомственной территории. Но делает ли это ситуацию лучше? Гарантирует ли стерильность и низкую заболеваемость инфекционными заболеваниями? Нет, потому что одно с другим никак не связано.  СЭС, наравне с Госпожнадзором, – это не реальные органы надзора и контроля, а всего лишь кормушка для чиновников, дающая законную возможность облагать данью предпринимателей. Об этом знает любой, кто имел бизнес в России.

У нас, правда, есть в этом смысле своя «замена» СЭС, осуществляющая серьезное давление на бизнес, – служба кашрута при раввинате, и ежегодные затраты предпринимателей на обеспечение кашрута составляют порядка 2,8 млрд шекелей в год (т.е. около 3% оборота всего рынка продуктов питания и напитков). Это огромная цифра и серьезная нагрузка на бизнес, но к санитарно-эпидемиологическому контролю все-таки это не имеет никакого отношения.

Если оставить в стороне кашрут, в Израиле контроль за предприятиями, производящими продукты питания или сельскохозяйственную продукцию, ведется с двух сторон – во-первых, со стороны Минздрава, который следит за соблюдением санитарно-гигиенических норм, а также санитарно-эпидемиологической ситуации в стране, во-вторых, со стороны службы тавранов, которые работают при каждой ирие. Существуют, как и в России, внезапные проверки, на которые может быть вызвана лаборатория. Кроме того, на крупных предприятиях есть собственные службы контроля и свои лаборатории, они-то, как правило, первыми и выявляют проблему. Так было и в прошлогодней истории с «Юнилевер», правда, компания тогда попыталась скрыть факт заражения, но после проведенной проверки Минздрав обязал ее опубликовать информацию о зараженной партии продукции.

По оценкам специалистов, с которыми мне удалось побеседовать, нынешняя вспышка сальмонеллеза имеет локальный характер и, хотя и требует к себе повышенного внимания, представляет из себя опасность, в большей степени, для самой компании, которая потеряла деньги и репутацию, чем для населения. Главный вывод, который можно сделать из произошедшего, состоит в том, что реакция Минздрава и общества на ситуацию (да и сама озвученная статистика) – это очень положительный фактор, свидетельствующий о том, что, во-первых, статистика не замалчивается и не корректируется, а во-вторых, что существующая система контроля все-таки надежно работает, как бы мы ни подозревали ее в обратном. Ну а сама сальмонелла, как это ни странно, становится природным регулятором в конкурентной борьбе.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x