Зона безопасности

Дженин. Photo by Matanya Tausig / Flash 90

Ошибки операции “Защитная стена”

В ходе подготовки операции по захвату лагеря беженцев были допущены многочисленные ошибки. Это касалось оружия, выданного солдатам подраздений, участвовавших в операции (например, использование автоматов M16, с которыми трудно вести бои в узких переулках лагеря, входить в дома, где скрываются террористы). Это касалось и ошибочного мотивирования военнослужащих-резервистов, которым внушали, что боевики быстро отступят под натиском сил ЦАХАЛа.

19 лет назад, в разгар Второй палестинской интифады, ЦАХАЛ провел одну из самых крупных антитеррористических операций на Западном берегу — “Защитная стена” (“Хомат Маген”).  Одна продолжалась почти полтора месяца (с 29 марта до 10 мая 2002 г.) и была ответом на серию кровавых терактов, самым жутким из которых был взрыв в нетанийском отеле “Парк” во время пасхального Седера. В этом теракте погибо 40 человек и около 150 получили ранения. Наиболее тяжелыми были бои в лагере беженцев в Дженине, который в начале интифады стал настоящим центром террористической деятельности, “столицей палестинского террора”. Именно в Дженине были подготовлены около 30 актов смертников, унесших жизни сотен израильтян. Израильская армия потеряла во время боев в Дженине более 20 солдат, среди палестинцев было более 50 убитых. Бой в Дженине породил много мифов. Палестинская сторона долгое время утверждала, что в ходе сражения погибли тысячи мирных жителей лагеря беженцев. Позднее эти данные были опровергнуты. Однако миф о “бойне в Дженине” сохранился до сих пор.

Журналист публицистического сайта “Ха-Маком ха-Хам бе-Геэном” Хаим Хар-Захав предпринял попытку разобраться, как родился миф о “бойне в Дженине”, и почему он оказался столь живучим. Были ли извлечены уроки из дженинских событий, и почему израильтяне не любят вспоминать об этом эпизоде операции “Защитная стена”. Хар-Захав начал интересоваться дженинским боем около 15 лет назад. В те дни группа солдат-резервистов вела судебную тяжбу с синематеками Тель-Авива и Иерусалима, требуя запрета на показ фильма актера и режиссера Мухаммада Бакри “Дженин, Дженин”. С их точки зрения лента искажала реальность и оскорбляла чувства военнослужащих. Верховный суд не принял аргументы истцов. В ходе общения с военными и политиками у журналиста создалось впечатление, что никто не хочет возвращаться к событиям весны 2002 года, не говоря уже о каком-либо серьезном расследовании в рамках государственной комиссии.

Некоторое время назад в руки Хар-Захава попало исследование военного историка, доктора  Охада Леслау о боях в лагере беженцев в Дженине. Это исследование, заказанное армией, долгое время было заскречено. По мнению Хар-Захава, основная причина присвоения этой работе грифа секретности была связана с тем, что она проливает свет на многочисленные просчеты высших офицеров ЦАХАЛа. Их недостоверные отчеты, передававшиеся во время операции, способствовали формированию мифа о “бойне в Дженине”. Этой лжи Государству Израиль приходится противостоять до сих пор. Автор статьи в “Ха-Маком ха-Хам бе-Геэном” убежден, что спустя почти два десятилетия общественности пора узнать всю правду об операции в Дженине.

В ходе подготовки операции по захвату лагеря беженцев, отмечает  Хар-Захав, были допущены многочисленные ошибки. Это касалось оружия, выданного солдатам подраздений, участвовавших в операции (например, использование автоматов M16, с которыми трудно вести бои в узких переулках лагеря, входить в дома, где скрываются террористы). Это касалось и ошибочного мотивирования военнослужащих-резервистов, которым внушали, что боевики быстро отступят под натиском сил ЦАХАЛа. Это касалось и недостаточного числа боевых тренировок, необходимых для такой операции. Перед самым началом операции ШАБАК сообщил, что ожидается невероятно мощное сопротивление палестинцев. Комнадиры были удивлены и растеряны. Поскольку предстояли бои на застроенной территории, особую важность имела точность карты города и районов. Однако выяснилось, что карты, полученные бойцами 5-й бригады в апреле 2002 года, сформированы на основе воздушной фотосъемки октября 1997-го года – за четыре года до операции. Это лишь небольшая часть грубых ошибок, допущенных командованием при подготовке к операции.

Хар-Захав, опираясь на исследование доктора Охада Леслау пишет также о просчетах, совершенных высшим рукводством ЦАХАЛа. Генштаб, возглавляемый Шаулем Мофазом, настаивал на более интенсивном продвижении войск в районе Дженина, в то время как, согласно разработанному плану, солдаты должны были проявлять особую осторожность, действовать медленно и наверняка.

Хар-Захав пытается объяснить, каким образом родился миф о “резне в Дженине”. После гибели 9 апреля 13 солдат ЦАХАЛа командование приняло решение не захватывать центр лагеря беженцев, а полностью его разрушить. Десятки боевиков сдались после того, как поняли, что с бульдозерами им не совладать. Вскоре начали сдаваться и сотни гражданских лиц, находившихся в лагере. И это оказалось сюрпризом для израильской армии.  В ходе боев погибли 52 палестинца, включая 18 гражданских лиц (в том числе трое детей). ЦАХАЛ по ряду причин внутреннего характера не спешил с публикацией числа убитых палестинцев, хотя подобная публикация могла бы сразу покончить с любыми домыслами. Это предотвратило бы распространение лжи палестинской пропаганды о “массовой резне”, подхваченной международными СМИ. Ущерб, нанесенный государству этим недальновидным решением армейского командования, оказался огромен. ЦАХАЛ победил в боях с террористами, но родился лживый миф о резне в Дженине, развечание которого длилось годы.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x