Арт-политика

Фото: Олена Шевченко

"Мы получили пощёчину"

«Люди начали собираться и даже занимать места, потому что публика тоже соскучилась по музыке. Мы открыли концерт гимном Израиля, играли со слезами на глазах. Мы плакали, потому что два месяца не играли вместе». Музыканты вышли на акцию протеста. С концертом.

На прошлой неделе состоялась акция протеста работников сферы культуры и искусств под названием «Сцена не может пустовать». К акции присоединился хайфский симфонический оркестр, который дал небольшой концерт под открытым небом, у входа в концертный зал Аудиториум. Уже два месяца прошло с тех пор, как министерство здравоохранения запретило концертные мероприятия , и сцена этого зала пустует, а Хайфский симфонический оркестр, в составе которого 70 музыкантов, —  в неоплачиваемом отпуске.

Первым о планирующейся акции протеста в стране услышал Денис Вулл, первый тромбонист и продюсер оркестра.  Денис учился в Центральной музыкальной школе в Москве, в 1990 году репатриировался в Израиль, в оркестре играет с 1998 года после службы в военном оркестре ЦАХАЛа.

Фото: Олена Шевченко

«А у нас в Хайфе на тот момент ничего не планировалось. Я решил, что если мы не присоединимся к акции, то, получается, мы реально больше не существуем», — рассказывает Денис. Он взял инициативу в свои руки, собрал 50 музыкантов, которые добровольно согласились приехать из разных городов Израиле вместе с дирижером, звукорежиссером и другими сотрудниками. И в итоге получился  концерт.

«Люди начали собираться и даже занимать места, потому что публика тоже соскучилась по музыке. Мы открыли концерт гимном Израиля, играли со слезами на глазах. Люди плакали, потому что два месяца не играли вместе».

По словам Дениса, главная причина участия музыкантов в акции протеста —  абсолютное безразличие государства к людям искусства. «Это наша страна, мы отдаем ей все, что мы можем отдавать. Мы служили в армии и платим налоги, но сейчас получили  пощечину. Среди полутора миллиона израильтян, которые лишились работы, есть 150.000 работников искусства и культуры, которых практически лишили жизни, все эти люди оказались совершенно не нужными. Мы не живем, если мы не играем, потому что обычно отдаем этому 25 часов в сутки. У нас нет хобби, как таковых. Наша жизнь и наше хобби, это все — музыка.

И самое страшное  — мы не знаем, когда все это закончится».

Фото: Олена Шевченко

Денис объясняет, что в Израиле профессия музыканта — мало оплачиваемая, несмотря на бесконечные репетиции и концерты, и музыканты еще занимаются преподавательской деятельностью.

«Музыкант симфонического оркестра в Израиле — это человек, который занимается музыкой с 5-6 лет. Наше образование никогда не заканчивается, этот процесс не прекращается ни на минуту, даже за несколько часов до или после репетиции мы практикуемся, иначе мы  сможем выступать на уровне.

Все это оплачивается по минимуму. Поэтому музыканты преподают, чтобы как-то закрыть месяц и сделать свою жизнь достойной.  В праздники тоже, в основном, играем, часто даем дополнительные концерты и организовываем камерные программы. И тут в одну секунду наступает эпидемия, и 150,000 деятелей искусства в Израиле остаются без работы».

— Вы пробовали к кому-то обратиться за помощью и объяснениями?

«В марте всем сказали сидеть дома, и мы сидели. На восьмой неделе мы видим, что открываются универмаги, рынки, школы и теперь пляжи. Мы видим, что много людей на улицах,  и все вроде как успокоилось, но нет ни слова про музыку и концерты!

Мы начинаем предлагать какие-то вещи, например, играть на улице в небольшом составе, а нам говорят – сидите дома, нет денег. А где наши деньги? Куда они делись? Мы же субсидированный государством оркестр, и наш бюджет был утвержден год назад. Это же годовой бюджет на оркестр из 70 человек. Это огромные деньги, а ответ по сути получить не от кого. Нет человека, который может нам что-то объяснить и предложить».

— Возобновились занятия в школах и университетах. Это помогло музыкантам ?

«Когда открылись школы, музыканты кинулись преподавать. Через неделю они увидели, что институт национального страхования забрал сумму за эти часы преподавания. Мы регулярно платим налоги, и это просто пощечина для музыкантов. Как институт национального страхования может снимать до тысячи шекелей в этот месяц? На что музыкант будет содержать семью?  Мы живем от зарплаты до зарплаты».

В крупных симфонических оркестрах Израиля работают 12 тромбонистов, один из них — сын Дениса.

«Когда сын сказал мне, что  хочет стать музыкантом, я ему ответил, что  будет тяжело. Самое главное, сказал я ему — ты должен знать, что ты никогда не будешь богатым человеком и получать достойную зарплату. Единственное, что я могу тебе обещать, это то, что тебе всегда будет интересно, что интересней этой профессии  в мире нет. Его это устроило, и он стал замечательным тромбонистом».

Известно, что министерство культуры собирается вернуть поэтапно культурные и концертные мероприятия с 14 июня , но с ограничениями, такими, как наполненность залов на 40 процентов. Четкого плана пока что нет.

«Обычно нас слушают в зале Аудиториум около 700 зрителей. То есть, чтобы обеспечить нашу аудиторию, которая купила абонемент на год, мы должны будем дать  в два раза больше концертов.

Если мы в июне вернемся, нам понадобится 2-3 месяца на репетиции, чтобы снова собрать оркестр. Никто не будет слушать оркестр, который долго не играл, и пока наше будущее туманно. Невозможно держать музыкантов государственного оркестра в таком неведении и так долго без работы».

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x