Гражданин мира

23 августа 150 тысяч протестующих шли к резиденции Лукашенко. Там им перекрывала дорогу цепь милиции. Фото: Вадим Замировский. TUT.BY

Осень колхозного патриарха

Интеллигентные молодые женщины во главе протеста, национальный театр, целиком подающий в отставку, и, конечно, простые работяги, пролетарии, объявившие всеобщую стачку. Вся страна в едином революционном флешмобе - от Гродно до Гомеля, от Витебска до Бреста.

Бархатная (цветочная, музыкальная – как ее назовут в будущем, зависит от того, как будут развиваться события в ближайшие недели и месяцы) революция в Беларуси для многих стала сюрпризом.

Карательные акции против гражданского населения, иначе это не назовешь, лукашенковских айнзацгрупп в ответ на мощный народный протест вызвали потрясение во всем мире. Но больше всего, что естественно, размах насилия со стороны силовых структур потряс самих белорусов. Казалось бы, природа режима, установленного в середине 90-х, ни для кого не была секретом: тайные ликвидации политических противников, устранение наиболее жестких оппонентов диктатора, тотальная зачистка политического поля, быстрое подавление любых ростков организованного протеста, цензура, выдавливание из страны свободомыслящей и национально ориентированной интеллигенции. Весь джентельменский набор. Но даже с учетом этого печального знания, никто не ожидал, что Лукашенко обрушится с подобными зверствами на свой народ, который в течение четверти века с достойным лучшего применения терпением проявлял сдержанность и осторожность. Сфальсфицированными выборами в авторитарных постсоветских странах, а тем более в Беларуси, никого не удивишь. Однако уровень насилия, продемонстрированный режимом в ответ на возмущение граждан, сыграл роль детонатора. Нам еще предстоит узнать о точном количестве жертв августовских репрессий.

Сегодня уже ясно: белорусская народная революция августа 2020-го пугает постсоветских авторитарных лидеров, и в первую очередь, разумеется, Владимира Путина, намного больше, чем украинский Майдан.

Восстание небольшого и спокойного народа, всегда лояльного к любой власти, лишенного, казалось бы, национальных амбиций, давно и прочно русифицированного в советские времена, затерроризированного за четверть века лукашенковским режимом,  производит сильное впечатление. Это ничем не напоминает ни российские бунты креаклов на Болотной, ни темпераментное украинское противостояние в Киеве.

Здесь все иначе: интеллигентные молодые женщины во главе протеста, национальный театр, целиком подающий в отставку, и, конечно, простые работяги, пролетарии, объявившие всеобщую стачку. Вся страна в едином революционном флешмобе — от Гродно до Гомеля, от Витебска до Бреста.

Я родился и вырос в белорусском Гомеле. Трудно вообразить более лояльных и аполитичных постсоветских людей, чем мои бывшие земляки. 15 августа, после волны задержаний, похищений ОМОНом случайных граждан на улицах города, избиений и нанесения тяжелых увечий сотням людей в застенках местного гестапо, после фактического убийства 26-летнего Александра Вихора озверевшими полицаями, ошеломленные гомельчане собрались возле здания городской администрации, чтобы встретиться с председателем Облисполкома.

“Мне 35 лет, я коренной житель Гомеля, — обратился к главе администрации молодой мужчина. —  Я всю жизнь живу и работаю в этом городе. Я плачу налоги.  Я не нанятый какой-то там оппозиционер или еще кто. До этого дня я не участвовал в политических акциях. То, что происходит в городах Беларуси сегодня, такого не было с 1943-го года, когда фашисты отступали. То, что делали те, кто должен нас защищать, было похоже на нацистские акции. Оба моих деда прошли войну… Земляки, это сделано, чтобы мы боялись выйти из своих квартир. Они говорят нам: нас на всех вас не хватит, так вот — мы сделаем ваши дома тюрьмами, и вы из них не выйдете”.

“Я внучка героя-подпольщика, который похоронен в братской могиле, — продолжила пожилая гомельчанка. — Моего деда замучили в фашистских застенках. Когда  на опознание пришла его жена, чтобы извлечь труп и захоронить, она потеряла сознание от увиденного. От того, что происходит сейчас с нашими детьми, тоже можно потерять сознание. Я хочу жить в стране, в которой люди дышат свободно, улыбаются, глядя друг другу в глаза… Я хочу жить в свободной стране и гордиться ей. Освободите всех политзаключенных! В тюрьме находятся близкие моих знакомых, с них просто выбивают признание… Люди, пожалуйста, встаньте на их защиту. Прошу вас!”

В Беларуси случилось, наконец, то, что смертельно опасно для любого авторитарного правителя. Народ настолько устал от диктатуры, что перестал бояться.

Фото: Белорусский портал TUT.BY

Личность минского диктатора требует отдельного анализа, который когда-нибудь наверняка будет произведен историками и психиатрами. Речь здесь даже не о крайней жестокости, имманентно присущей тиранам. До какой степени нужно быть оторванным от всякой реальности, чтобы в стране, пережившей Хатынь (сотни хатыней), карательные операции по ликвидации мирного населения, реализацию тактики выжженной земли, где в годы Второй мировой войны погиб каждый четвертый белорус, и это стало базовым элементом национальной памяти, как Холокост у евреев, зверствовать подобным образом? Все это – в эпоху интернета, социальных сетей и смартфонов, когда от всевидящего ока портативной камеры не скрыться никому. Ни одному послевоенному руководителю БССР, какому-нибудь Мазурову или Машерову, не пришло бы в голову действовать такими методами.

Лукашенко, долгие годы старательно создававший имидж народного “батьки”, сурового, но справедливого, говоривший по-русски с карикатурным псевдобелорусским акцентом, но при этом ни разу не произнесший речь на национальном языке, в считанные дни на глазах у изумленной публики превратился в гауляйтера, издевающегося над находящимся под его властью населением. Как бы в дальнейшем ни развивались события, даже в том случае, если ему удастся подавить народный протест и удержаться у власти путем еще более кровавых репрессий, о насквозь фальшивом образе несуразного, косноязычного, но в общем-то неплохого, мужика можно забыть. Александр Лукашенко по праву займет свое место в истории в одном ряду с Асадом, Каддафи, Пиночетом и Дювалье.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x