Арабский мир

Полиция в районе Бейт-Ханина в Восточном Иерусалиме, во время ночного комендантского часа, который действует в "красных" городах и деревнях по всему Израилю. Photo by Olivier Fitoussi/Flash90

Провал разъяснительной работы

60% больных короновирусом на севере составляют арабы, две трети "красных" населённых пунктов – арабские, и всё же правительство не создало надёжный информационный центр на арабском языке, рекламные бюджеты скудны, нет единой стратегии, и координация действий не налажена. Что, в Израиле у евреев и арабов разные вирусы??

Утверждение, что вирус не делает различий между арабом и евреем – это лишь клише, причём ошибочное во всех смыслах. Даже совместная борьба арабских и еврейских медицинских работников против короновируса не доказывает, что мы все находимся в одной лодке. «Арабская лодка» плывёт сейчас в очень опасных местах.

Ситуация действительно очень тяжёлая: около 60 процентов пациентов, заполняющий палаты в короновирусных отделениях больниц на севере страны, составляют арабские граждане, треть умерших на севере – арабы, кривая новых пациентов в арабском секторе резко растёт: к 6 991 подтверждённому арабскому пациенту (данные по состоянию на четверг, 10.9.20) на прошлой неделе добавились ещё 3 527 больных.

Большинство населённых пунктов, в которых по модели «светофора» действует комендантский час в ночное время – это арабские города и деревни.

С марта месяца, когда началась вспышка заболеваемости, информационная работа с арабской общественностью была организована крайне неэффективно и отставала от развития событий. Началась паника и не было времени задуматься о других. И официальные источники информации, как обычно, сообщали о том, что происходит с сильным сектором общества — с евреями.

Дамасские ворота, Старый Город Иерусалима. Photo by Yonatan Sindel/Flash90

Арабская общественность черпала информацию из разъяснительных материалов, опубликованных на арабском языке в таких странах, как Турция и даже Китай, которые предоставили сведения на разных языках, а не из сообщений министерства здравоохранения Израиля. Только с большим опозданием в министерстве здравоохранения был назначен официальный пресс-секретарь для арабского сектора.

Органом, который заполнил информационный вакуум на ранних этапах, хоть и частично, был Арабский чрезвычайный комитет, созданный Координационным комитетом и управляемый организацией «Аль-Джалиль». Ахмад а-Шейх, генеральный директор организации «Аль-Джалиль», говорит, что без какой-либо поддержки или государственного бюджета комитет провёл в тот период две разъяснительные кампании и работал над созданием и продвижением контента, адаптированного к арабскому обществу. Фактически, комитет был единственным доступным справочным центром в арабском секторе, предоставлявшим на регулярной основе проверенную информацию.

В «первой волне» эпидемии арабский сектор пострадал относительно легко: пять человек умерли и около сотни были госпитализированы. Патан Гетас, специалист по общественному здравоохранению, который работал в комитете по здравоохранению при координационном комитете говорит, что есть несколько причин, объясняющих относительно низкий уровень инфицирования в арабском обществе в «первую волну» эпидемии, но совершенно очевидно, что адекватная информационная работа со стороны правительственных чиновников не является одной из них. «Возможно, что первоначальный страх перед высокой смертностью в какой-то степени сыграл положительную роль или же вирус просто ещё не был широко распространён в арабском секторе и не был завезён из-за границы, как это произошло в еврейском секторе», – объясняет Гетас.

Рекомендации не выполняются

Профессор Фахад Хаким, специалист в области педиатрии и заболеваний лёгких, директор английской больницы в Назарете, член Комиссии по здравоохранению и консультативного комитета по борьбе с коронавирусом при министерстве здравоохранения, утверждает, что проблема заключается не только в отсутствии консультаций с медицинскими работниками из арабского сектора. «Мы постоянно проводим обсуждения с участием членов комитета, но создаётся ощущение, что разработанные нами рекомендации недостаточно осуществляются на практике», – сетует проф. Хаким, одна из ключевых фигур во всём, что связано с короновирусом в арабском обществе.

Проф. Хаким считает обязательным создание надёжного и доступного источника информации для арабской общественности. «Каждый день мы получаем сотни обращений с вопросами о режиме изоляции или контакте с людьми, заболевшими короновирусом, – говорит Хаким. – Такой информационный центр может работать на различных платформах и его можно укомплектовать добровольцами студентами и медицинскими работниками. Многие будут рады стать волонтёрами, но такая структура не может существовать абсолютно без финансирования и поддержки со стороны министерства здравоохранения».

 

— Что мешает выполнению ваших рекомендаций на практике?

«Если для предложений существуют бюджетные ограничения, то рекомендации не выполняются. Мы находимся в состоянии войны, подобной которой раньше не видели, но министерство финансов всё ещё торпедирует наши конструктивные предложения из-за бюрократических процедур. Вся страна страдает от этой ситуации, но арабское общество, которое изначально находится в состоянии неравенства и экономического отставания, страдает в гораздо большей степени».

Проф. Хаким указывает на ещё один фактор, который, возможно, стал причиной относительно медленного распространения эпидемии в арабском секторе и который не использовался в достаточной степени. «Согласно статистике, почти в четверти арабских семей есть как минимум один человек, связанный с медицинской профессией, – говорит проф. Хаким. – Медицинские работники – это самые лучшие агенты соблюдения предосторожности и источник достоверной информации, но нередко они сами страдали от недостатка надёжных сведений и поэтому не могли инструктировать общественность. Нет недостатка в творческих решениях, которые могли бы появиться в арабском обществе, если бы оно было своевременно проинформировано».

Проф. Хаким добавляет, что одна из проблем – это проведение эпидемиологических исследований и разрыв цепочки заражения в арабском обществе. Он говорит, что предлагал использовать для этой цели 60 студентов из английской больничной школы медсестёр, которую он возглавляет, но «бюрократические препоны» помешали реализации этого предложения. «Напрасно ожидать, что медсестра-еврейка, которая составляет анамнез  пациента с короновирусом, поймёт, что такое «хамам» (???) на арабской свадьбе, и правильно определит, кто должен быть изолирован, – говорит проф. Хаким. – То же самое можно сказать и о районах, кварталах, опасных с точки зрения распространения эпидемии в густонаселённых арабских городах и деревнях».

Арабы стесняются диагноза короновируса? Фейк.

По словам доктора Дауд, разъяснительная работа должна привести к изменению поведения и образа мысли и повысить сознательность. По её словам, неудачи в этой области в арабском обществе начались уже в «первую волну» эпидемии. «Люди не могли найти достоверную информацию о короновирусе в системе здравоохранения и обратились в социальные сети. Многие из них поверили в разные теории и мифы, в том числе в теорию, отрицающую эпидемию. Другие решили, что имеют врождённый иммунитет и пренебрегали правилами предосторожности.  Отсутствие упорядоченной информации и разъяснительной политики привело к тому, что десятки тысяч людей недооценили опасность «второй волны».

«Ешьте дома в одиночестве и поздравляйте дедушку и бабушку по видеосвязи» — это совершенно не подходит для арабских семей, которые обычно живут по соседству друг с другом, а дети живут со своими бабушками и дедушками, над ними или рядом с ними.

Низкий уровень заражения в «первую волну» не только создал ошибочное представление о заболевании и, как следствие – благодушное безразличие среди арабской общественности, но также послужил предлогом для дальнейшего пренебрежения разъяснительной работой, отсутствия контроля над выполнением предписаний и затруднённой возможности тестирования в преддверии «второй волны». Правительственная пропаганда на арабском языке была сосредоточена на проблеме, которой вообще не существует, будто бы «арабы стыдятся заражения короновирусом».

Настоящей же проблемой было и остаётся повышение сознательности, выявление заражённых и доступность тестирования. По словам д-р Дауд, первая серьёзная разъяснительная кампания, разработанная министерством здравоохранения на арабском языке, была проведена в конце апреля. В неё вложили достаточно средств, но кампания началась как раз перед окончанием общего карантинного режима, когда заболеваемость начала снижаться по всей стране, и поэтому её содержание многие пропустили мимо ушей. Кроме того, в качестве рекомендуемого решения кампания предлагала следующее: «Ешьте дома в одиночестве и поздравляйте дедушку и бабушку по видеосвязи». То есть, пасхальное послание в мусульманском оформлении. Но всё это совершенно не подходит для арабских семей, которые обычно живут по соседству друг с другом, а дети живут со своими бабушками и дедушками, над ними или рядом с ними.

Лексика и формулировки правительственной информационно-пропагандистской кампании свидетельствуют не только об оторванности от реальности, запоздании или отсутствии достаточных финансовых средств, но и о неспособности её разработчиков понять суть проблемы и социальное поведение целевой аудитории.

На иврите несколько роликов –  по-арабски в лучшем случае один

Когда в мае и июле эпидемия пошла на спад, разъяснительная работа на иврите не прекратилась. Были запущены две рекламные кампании с целью сохранения бдительности и повышения сознательности населения. Одна из них, та, что подчёркивала важность ношения масок и соблюдения правил владельцами коммерческих предприятий была адаптирована для арабских граждан.  Вторая же, в ходе которой на экране показывали людей, излечившихся от короновируса, которые призывали не успокаиваться и сохранять бдительность, прошла только на иврите. Перевода на арабский язык так и не сделали. В начале «второй волны» эпидемии в ивритских СМИ транслировалась ещё одна широкомасштабная разъяснительная кампания с участием актёра Исраэля Каторзы. Эта кампания была посвящена важности ношении масок и один из её слоганов призывал граждан взять на себя ответственность за других. Параллельную рекламную кампанию для арабского сектора тоже решено было не проводить.

Создаётся впечатление, что правительственная разъяснительная кампания по короновирусу для арабского общества больше связана с праздниками и фестивалями в мусульманском календаре и не адаптирована к изменяющейся реальности так, как информация, подающаяся на иврите. Например, для мусульманского праздника жертвоприношения была подготовлена небольшая кампания с низким бюджетом и двумя разными и противоречивыми лозунгами. Но и этот контент тоже не был массированно распространён, как следовало бы, учитывая важность этого праздника и численность целевой аудитории.

В известной степени неудача связана с тем, что правительственная пресс-служба никогда не отличалось способностью проводить эффективные рекламные кампании на арабском языке. В ней работает всего несколько арабских сотрудников, нет ни одного арабского рекламного менеджера, и всю её продукцию на арабском языке продвигают  с помощью внешних подрядчиков. Правительственная пресс-служба также не владеет точной информацией о существующих средствах массовой информации на арабском языке. К этому, конечно, нужно прибавить постоянную нехватку бюджетов, предназначенных на работу с арабским сектором, по сравнению со средствами, выделяемыми на работу с еврейской общественностью.

Известный на арабской улице рекламщик, пожелавший сохранить анонимность, сказал, что главная проблема связей с общественностью на арабском языке объясняется не только низкими инвестициями, по сравнению с продукцией на иврите. «То, как проводится разъяснительная работа в арабском секторе, отражает хаотичность, отличающую государственную политику в борьбе с кризисом, который переживает арабский сектор в целом, – говорит он. – Так, вы можете пройти по улице и увидеть одно сообщение на рекламных щитах, услышать второе сообщение по радио и встретить третье или четвертое сообщение в Интернете или по телевизору. И сообщения эти не будут одинаковыми». По его словам, это связано с тем, что по отношению к арабскому сектору нет единой стратегии или одной линии пропаганды, каждый раз правительственная пресс-служба работает с другим подрядчиком, и у каждого из них своё видение. Другими словами, пресс-служба работает по принципу тушения пожара.

 

Точка взятия анализов на Ковид19, Восточный Иерусалим. Photo by Yonatan Sindel/Flash90

Свадьбы – «главный сатана»?

Только один видеоролик о свадьбах был подготовлен и опубликован в министерством здравоохранения. Видео продвигало правильное предупреждение о бессимптомных пациентах, которые могут оказаться среди гостей на свадьбе. Это видео был транслировано всего один раз, и неясно, как именно оно подействовало на арабское общество. Однако реальной попытки разработать разъяснительную стратегию, в результате которой люди сократили бы число гостей или отложили бы свадьбы, всё ещё не предпринималось.

По словам д-ра Дауд, даже когда пропаганда велась, то её отличала некоторая снисходительность и обвинение самих жертв эпидемии, особенно в том, что касается свадебных гостей. «Государство легко снимает с себя ответственность за происходящее в арабском обществе, –  говорит д-р Дауд. – Государству трудно избавиться от традиционного «военного подхода» к арабскому сектору. Между тем, в свете резкой публичной критики многолюдных свадеб в арабском обществе, число гостей начало снижаться. Теперь основным источником распространения заболевания стали учебные заведения».

Но даже здесь правительственная пропаганда на арабском языке отстаёт. Например, министерство образования начало кампанию, в которой известный актёр Гай Зоарц (разумеется, на иврите) объясняет, какие правила нужно помнить детям и родителям при возвращении к школьным занятиям. При этом, для арабских учащихся и их семей была выпущена только печатная продукция – листовки и плакаты.

Одним из шагов, предпринятых проф. Гамзо, было назначение Аймана Саифа, бывшего генерального директора Управления по экономическому развитию арабского общества, на должность советника правительства по борьбе с короновирусом в арабском секторе. Саиф, вступивший в должность менее месяца назад, признается в беседе с корреспондентом «Сиха мекомит», что «даже не видя цифр и официальных данных, невозможно не заметить, что средства, выделяемые на разъяснительную работу на арабском языке, незначительны, по сравнению с инвестированием в ивритское информационное пространство».  Но теперь, по его словам, «предпринимаются усилия, и есть улучшения». «Эпидемия не кончится так быстро, как хотелось бы, поэтому, для арабского сектора должна быть разработана актуальная, убедительная и целеустремленная стратегия», — говорит Айман Саиф.

 

 — Например, информация о свадьбах не была достаточно конкретна?

«Одной только разъяснительной кампании недостаточно. Мы должны признать, что на нас тоже лежит ответственность. Мы поступали слишком необдуманно, когда устраивали многолюдные свадьбы. Даже хорошо осведомленные о короновирусе люди, которым не нужна была никакая дополнительная информация, проводили массовые свадьбы, в результате которых десятки человек заразились. Не учли масштабы сопротивления идее проводить свадьбы с ограниченным числом приглашённых».

— Члены консультативного комитета арабского общества утверждают, что рекомендации не выполняются. Какой тогда смысл в этом комитете?

«Мы занимаемся решением трудной задачи в сложной системе. Моя команда и я (команда на данный момент состоит всего из четырех человек М. Н.) работаем днём ​​и ночью, чтобы выполнить все задачи. С одной стороны, мы работаем в тесном сотрудничестве со всеми государственными органами, такими как командование службами тыла, полиция, министерства внутренних дел и социального обеспечения и др., а с другой стороны – с местными органами власти, экспертами в области медицины, образования и бизнеса, чтобы правильно представлять себе ситуацию в арабском обществе. Я должен отметить, что до сих пор я получил полную поддержку со стороны проектора проф. Гамзо и руководства министерства здравоохранения.

Иллюзия, созданная деньгами, которые раздало правительство

Критика Аймана Саифа в адрес арабского общества не является чем-то из ряда вон выходящим. Можно сказать, что сегодня подобные рассуждения стали общим местом в арабских СМИ. Понятно, что арабское общество не является ни в чём не виноватым. Помимо обычных неудач, возможно, одной из главных ошибок арабского общества было то, что многие купились на иллюзию, созданную деньгами, которые правительство распределяло среди населения. Это привело к тому, что многие начали воспринять эпидемию короновируса почти положительно. «Когда мы получили просто так деньги от государства? – спрашивали многие. – Мы привыкли только к поборам и штрафам!».

Эпидемия короновируса обострила потребность в информации для арабской общественности, в диалоге и укреплении доверия с ней. Но даже более того: такое наученное горьким опытом общество, как израильские арабы, живущие в условиях государственной дискриминации и расизма, должно усвоить, что мы занимаем последнее место среди приоритетов государства, и понять масштабы нынешнего кризиса, пока не стало слишком поздно.

 

 

קורונה בחברה הערבית: כישלון בהסברה מהרגע הראשון

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x