Конфликт

Беннет в аэропорту Бен-Гурион. photo : Haim Zach / GPO

Палестинский вопрос "йок"

Беннет решил игнорировать конфликт с палестинцами в своей речи просто потому, что может. Большая часть мира переключилась на более острые и, возможно, более решаемые кризисы. Палестинцы же остались нашей проблемой (а мы - их).

Легенда гласит, что как-то раз жила-была турецкая эскадра, которая в последние дни Османской империи отправилась из Константинополя с визитом доброй воли на Мальту. Уплыли и пропали. Прошли недели, в Турции уже начали переживать — ходу-то там всего пару дней. Наконец, доблестные моряки вернулись, совершенно исхудавшие и несчастные. Командующий эскадрой также выглядел более изможденным и потрепанным, чем можно было ожидать после этакой социальной экспедиции. «Ну, как дела на Мальте?», — спросил его турецкий паша. «Мальта йок!» с отвращением ответил генерал («Мальты нет»). Оказалось, турки просто не нашли маленький остров в большом море.

Примерно этими же словами можно отразить изменение в мировом общественном мнении по поводу палестинского вопроса.

Беннет, по всей видимости, является первым израильским лидером, который полностью осознал, что палестинцы окончательно перестали интересовать мировое сообщество, даже если оно все еще сотрясает воздух какими-то публичными декларациями. Именно этим обусловлено то, что он попросту не упомянул палестинский вопрос в своей речи в ООН.

Так пишет об этом журналист-политолог Аншель Пфеффер: «Беннет решил проигнорировать конфликт с палестинцами не потому, что хотел выдать желаемое за действительное… и не потому, что он думает, будто таким образом он сможет «сократить конфликт». Он не упоминает о них просто потому, что может позволить себе это делать. Он знал, что хотя некоторые левые политики и обозреватели будут ругать его за то, что палестинцы остались за пределами его выступления, почти всех других это просто не волнует… На протяжении всей своей политической карьеры Биньямин Нетаниягу работал над тем, чтобы маргинализировать палестинский вопрос и понизить его статус в глобальной дипломатической повестке дня. Но даже у него не хватило смелости вовсе не упоминать палестинцев в своих грандиозных речах в ООН. А Беннет пошел в этом направлении. С его точки зрения, это был блестящий ход. Он понял, что, как считает большая часть мира, необязательно «сокращать» конфликт. Можно просто сделать вид, будто его не существует». (перевод статьи Пфеффера целиком на «Детали», перевод М. Рейдера)

С этим подходом, при всей его кажущейся хитроумностью, есть только одна проблема. Зато большая. Она заключается в том, что конфликт не исчезнет только потому, что о нем перестанут говорить на Западе. То, что в своей речи Беннет намеренно обошел палестинцев молчанием, означает лишь, что решение израильско-палестинского конфликта не придет к нам снаружи. Никакое мировое сообщество не станет ни давить, ни завлекать. Им, в общем, плевать. Это важно понять левым, тем, кто верит в справедливость и равенство для всех,живущих между рекой и морем, и в то, что конфликт нельзя игнорировать. Это должно поменять стратегию левых в Израиле не менее, чем поменяло тактику Беннета в международных выступлениях.

Мы этого пока не поняли. Аншель Пфеффер утверждает: «Хотя некоторые журналисты склонны фокусировать свое внимание на крошечных, но шумных группах активистов, все еще поглощенных палестинской проблемой, большая часть мира просто переключилась на более острые и, возможно, более решаемые кризисы. В этом и состоит проблематичность нашего внимания. Мы придаем большое значение тому факту, что те, кто продолжает посвящать себя конфликту, ужесточили свою риторику, призывая к бойкотам и используя все более грубые термины, такие как «этническая чистка», «апартеид» и «геноцид», и спорим о том, оправданы ли эти термины, вместо того, чтобы спросить, слышит ли их кто-нибудь вообще…»(перевод статьи Пфеффера целиком на «Детали», перевод М. Рейдера)

Статус-кво и дорога в никуда

Все, кто вырос в СССР, помнят период застоя, как и то, к чему он привел.  Поэтому нас не должно удивлять, что любая политическая стагнация рано или поздно кончается. По-хорошему или по-плохому, но кончается. Таков закон политики и жизни.

В отношении палестинцев Израиль давно выбрал сохранять все так, как оно есть: без утомительных переговоров, без вот этих ваших амбиций найти решение конфликта. Оккупация и военный режим навеки, и все нипочем. Нетаниягу сделал эту политику своим официальным политическим курсом, и Беннет никуда от нее не отошел. Он говорит во всех интервью, что его правительство намерено поддерживать статус-кво: с одной стороны, никакой аннексии, с другой стороны, никакого палестинского государства. Кто выигрывает от застоя? Разумеется, нынешнее положение на территориях выгодно поселенцам и противникам идеи двух государств для двух народов. Беннет не скрывает, что Израиль будет расширять поселения ради “естественного прироста”. Палестинцам тоже позволят строить в существующих населенных пунктах. Другими словами, Израиль продолжит расширять свои поселения, поскольку они уже существуют – а их статус только упрочится. Палестинцы же останутся при своем. То есть при дырке от бублика, если говорить прямо.

Интересно, что Беннет оправдывает эту политику, делая упор на разнородность своей коалиции — он называет это «компромиссом». Можно ли назвать компромиссом с левыми неизбежное усиление режима оккупации, не менее неизбежное расширение поселений, и прочее в том же духе?  Представители левого крыла правительства должны сами ответить на этот вопрос.

Как нам кажется, Беннет и его партнеры по коалиции упорно игнорируют простую истину: Мальта никуда не делась, то бишь палестинцы никуда не делись. И Газа тоже сама собой не опустеет. Если Израиль не собирается, скажем, начать политику трансфера – нет вариантов, кроме как договариваться. И никто за нас этого делать не будет. Это уже ясно даже турецким адмиралам.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x