Интервью

Павел Латушко. Фото: Дмитрий Брушко, портал TUT.BY

Павел Латушко: «Меня сопровождали люди в масках»

Молодой образованный дипломат, посол Беларуси в Польше и Франции, бывший министр культуры и в последнее время директор самого известного театра страны оказался на гребне событий и сделал свой выбор.  Он не смог принять политику официального Минска после выборов и выступил против. Эксклюзивное интервью с дипломатом, членом президиума Координационного совета Беларуси Павлом Латушко.

Я всегда думала, что революция, бурные общественные перемены, происходят не только на улицах и площадях. Хотя голос улицы очень важен.

Ситуация, когда обычные граждане — рабочие, студенты, айтишники, матери с детьми, пенсионерки — выходят на протестные акции, как это произошло в Беларуси, и когда их уже не десятки, а сотни тысяч, когда их выхватывают из толпы, сажают в «бусы», избивают, калечат и убивают – эта ситуация становится критической и для тех, кто был надежно «вписан в систему». В какой-то момент человеку приходится сделать выбор, иногда совершенно экзистенциальный. Выбор между своими убеждениями и привычным уютом, изгнанием и тюрьмой, наконец, между жизнью и смертью. «Белая революция» в Беларуси рождает новых лидеров. Один из тех, кто вполне может стать представителем граждан новой Беларуси – Павел Латушко.

История Павла Латушко – это та самая история выбора. Молодой образованный дипломат,  посол в Польше и Франции, бывший министр культуры Беларуси и в последнее время директор ведущего театра страны – театра имени Янки Купалы, оказался на гребне событий и сделал свой вполне осознанный выбор.  Он не смог принять политику официального Минска после выборов, он однозначно выступил против, поддерживал своих актеров в их протесте, а они поддержали своего директора. Он был уволен. Он вошел в президиум Координационного совета, созданного оппозицией. Именно этот орган призван начать переговоры и процедуру передачи власти. И на него оказывают беспрецедентное давление,  большинство членов президиума уехали из страны или сидят в тюрьме. Вчера стало известно о похищении на улице людьми в масках без опознавательных знаков Марии Колесниковой.

Павел Латушко, опытный дипломат и политик, может стать одним из лидеров новой страны, если борьба окажется успешной. Ставки – высоки. Сейчас он в Вильнюсе, но уверен, что скоро будет вновь дома.

У нас было не очень много времени, но мы обсудили ситуацию в Беларуси и еще очень важную тему: как и почему человек делает моральный выбор.

— И вновь в Беларуси идут многотысячные протестные акции. И снова людей задерживают, увозят в автобусах в изоляторы, избивают. Чем это может закончиться? Какую тактику вы выбираете, какую тактику выбирает Координационный Совет ?

— Если говорить о внутриполитической ситуации, то важно продолжать этот внутриполитический трек, это сопротивление, потому что решение зависит от самого белорусского общества. И конечно же от позиции пока еще действующей власти в нашей стране.  Активность в обществе — манифестации, протесты, которые, хочу отметить особо, не прекращаются, а идут каждый день, важны с точки зрения общественного влияния на власть. И вообще, на процессы, которые происходят в стране.

С другой стороны, надо помнить, что и внешнеполитический фактор, может, и не прямо, но косвенно влияет.  Важно понять позицию наших партнеров, понимание их того, что будет после 5 ноября, когда заканчиваются полномочия действующего главы государства.

Сейчас в стране есть власть, которую поддерживает определенная часть белорусского общества – меньшая, но мы, наш Координационный Совет, относимся с уважением к их мнению и взглядам. И есть большинство, которое не поддерживает белорусскую власть, считает, что выборы были сфальсифицированы, мы исходим из фактологически доказанных тысяч примеров. Эта часть общества требует повторных выборов и считает, что необходимо разобраться со всеми актами насилия в отношении граждан со стороны правоохранительной системы, провести уголовные разбирательства и вынести по ним решения. Должны быть освобождены все политзаключенные и прекращены все аресты и задержания.

Визуально, если посмотреть на наши границы, – слева от нас находится Российская Федерация, а с правой – Европейский союз. Так вот РФ сегодня ведет активный диалог с действующей властью. При этом не видит необходимости вести разговор с большинством белорусского общества, которое манифестирует, создало КС и выступает за правовые механизмы выхода из этой сложной внутриполитической ситуации. Иной политической силы, партии сегодня нет.

С правой стороны – есть Европейский союз, который ведет активный диалог с обществом, но не ведет разговор с властью. Потому что власти Беларуси не хотят говорить с лидерами ЕС и с ключевыми странами.  Когда заработают все треки, все взаимодействия, тогда можно говорить, что найдется правовой выход из сложившегося кризиса. Если это не произойдет, мы попадаем в очень сложную ситуацию. Внутри страны – неподчинение, протесты, «итальянская» забастовка, манифестации против самопровозгласившейся власти… И есть правовая проблема, потому что, если государства ЕС и присоединившиеся к их позиции заявят, что не считают с 5 ноября главой государства Александра Лукашенко —  возникает проблема правосубъектности Беларуси.

-А как вы считаете, насколько реально, что страны могут не признать Лукашенко президентом 5 ноября?

-Считаю, что это реально, по крайней мере, соседние страны к этому склоняются и делают такие заявления, и это будет логично, потому что все видят, что выборы сфальсифицированы, это была титаническая фальсификация. Все видят и то, что власть не прекращает насилие по отношению к обществу, ежедневно задерживая  сотни людей из разных социальных групп – это очень существенно. Власть закрывает учреждения культуры, фактически объявила персонами нон-грата глав католического костела, а католическая церковь занимает вторую позицию в стране по количеству верующих. Уже и православная церковь в лице архиепископа Гродненского также  высказывает негативную оценку и по поводу выборной компании, и  по поводу того, как ведут себя силовые структуры. Это спровоцирует реакцию Европейского союза, во всяком случае, я исхожу из этого. Посмотрим. Опять же Россия видит цель – подписать с Беларусью «Дорожную карту». Как мы понимаем, это план более углубленной интеграции, такого внутреннего ну, не поглощения, но серьезного влияния через фискальную систему, таможенную и прочее. Есть другие инструменты – мы до сих пор не знаем содержания договоренностей.

Все видят, что выборы сфальсифицированы, это была титаническая фальсификация. Все видят и то, что власть не прекращает насилие по отношению к обществу, ежедневно задерживая десятки и сотни людей из разных социальных групп – это очень существенно

— Как относятся к таким планам граждане Беларуси? К этому своеобразному потенциальному слиянию?

— Большинство, к сожалению для России, сейчас относятся негативно. И причина следующая – не знают, что за этими картами стоит. Большинство не хочет поглощения внутреннего суверенитета другим государством, и белорусское общество не считает полномочным действующую власть рассматривать эти вопросы. В интересах России было бы начать диалог с обществом и с теми людьми, которые примут власть после Лукашенко, чтобы получить гарантии, что договоренности будут признаны законными на какую-то перспективу. Иначе все они в какой-то момент будут признаны ничтожными. С точки зрения права.

Фото: пресс-служба Павла Латушко

— Павел, вы не входили в ряды оппозиции, вы были «частью системы». Служили послом, министром культуры, директором театра. В какой момент и почему произошел некий переворот, и вы ушли в другую сторону?

— Вы знаете, у меня есть моральные принципы, которые не меняются с годами. Конечно, ощущение неверности того пути, по которому шла Беларусь, присутствовало всегда. Вопрос, когда наступил тот момент, когда ты стал готов озвучить это публично…  Массовые фальсификации выборов, акты страшного насилия, которые мы видели 9-10 сентября – это стало той накопленной массой, точкой, когда все взорвалось. Точкой невозврата. Все стало так грубо и жестко, и ты понимаешь, что не можешь переступить через свои моральные принципы. И вот тогда, в ту пятницу, я для себя утром принял решение. Я был дипломатом. Я был министром культуры, который всегда боролся с цензурой, а администрация президента все время ее навязывала, у меня были конфликты, и я дважды подавал в отставку с должности министра культуры. Потом был направлен послом. И никогда, кстати, не просился ни в какую Францию, это была скорее такая «заманительная» командировка – ну, куда ж там отказаться от Франции… Но чувствовал я себя там не в своей тарелке, потому что мне всегда больше нравилась реальная конкретная работа… ну, это другой разговор.  И вот накопилась критическая масса и взорвалась во мне.  Я понял, что не могу переступить через себя и сделал это публичное заявление.

— И коллектив театра вас поддержал?

— Это очень важно, с точки зрения артистов и зрителей, что все поддержали. Но дело в том, что исторически артисты начали высказывать свою позицию задолго до моей отставки. Они начали появляться на мероприятиях, давать интервью в прессе, жесткие и принципиальные, и система их воспринять и простить не могла.  Руководство администрации президента дало команду исключить Купаловский театр из освещения государственными СМИ и запретить интервью с гендиректором.

Мне показали, что я не могу навести порядок в театре. Впоследствии было указание министра культуры душить все поползновения к забастовкам и высказыванию другой точки зрения. И нам, руководителям, предложили в этом случае вызывать милицию. Я не мог себе представить, что вызову милицию в наш свободомыслящий театр. Как это возможно?

Потом пошли более жесткие требования увольнять сотрудников, привлекать их к ответственности. И тогда артисты инициировали собрание, пригласив меня и художественного руководителя. И там они поставили вопрос: «Вы с нами или против нас?  Вы против насилия или соглашаетесь с тем, что происходит?» И я сказал: «Вы – «купаловцы». И я — «купаловец». Мы вместе».  И было принято решение мушкетеров «Один за всех, все за одного». Если увольняют артиста – я ухожу с должности, но не подпишу увольнения и не поддамся давлению министерства. Если увольняют меня —  уходят они. Это было взаимное обещание.

Было принято решение мушкетеров «Один за всех, все за одного». Если увольняют артиста – я ухожу с должности, но не подпишу увольнения и не поддамся давлению министерства. Если увольняют меня —  уходят они. Это было взаимное обещание

Ну, уволили меня. И они сделали свой шаг. Я говорил, что возможно, театр важнее, это национальное искусство, это главный театр страны, который 14 сентября будет отмечать столетие. Но они сказали, что это не соответствует их принципам, и что они не могут  играть спектакли в такой атмосфере. Играть комедии в то время, как такое происходят на улицах? А когда в театр ввели милицию, взяли его под контроль, все было разрушено. Принципы духовности были нарушены.

—  Мне показалось, что история с театром – была одним из поворотных моментов в эти дни протестов.

— Да, у нас самый популярный театр в стране, мы могли за вечер собирать на наших площадках более тысячи зрителей, что рекорд для белорусских театров.

— Участие в Координационном совете Беларуси — опасно. Людей допрашивают и задерживают. Ваш дом облили краской.

— Меня сопровождали круглые сутки 4 человека в масках…  Предлагали покинуть Беларусь. Были прямые угрозы физического насилия в отношении меня и членов моей семьи. ( От редакции РеЛевант: Угрозы последовали и от самого Алесандра Лукашенко. Цитируем: «Но по закону он ответит. Он перешел красную линию. Конституционный суд заявление сделал, генеральный прокурор уголовное дело возбудил по фактам захвата власти. Конституционный суд заявил о том, что это неконституционные действия и это квалифицируется как захват власти. Вот он и ответит по закону).

— Официальные белорусские СМИ писали даже, что вас увезли в Польшу чуть ли не в багажнике.

— Это ложь, конечно, я выехал в дипломатической машине вместе с послом Польши, у меня есть соответствующая отметка в паспорте. Я бы скорее в тюрьму сел, чем уехал в багажнике… Сейчас я в Вильнюсе, буду в Варшаве, провожу встречи, еду на экономический форум.

— Вы планируете возвращаться в Беларусь в ближайшее время? Возникает представление, что изгнание сейчас для лидеров — единственная альтернатива тюрьмы. Власть пытается обезглавить протест.

— Я собираюсь вернуться. Такие планы есть. Да, сейчас существует большая угроза моего ареста и задержания. Поэтому это не вопрос одного дня.  Моя дочь сказала, что ляжет на границе, но не пустит меня в Беларусь. Но я не планирую просить политического убежища и не хочу быть политическим иммигрантом.  Работаю над тем, чтобы вернуться.

Фото: портал TUT.BY

— Извиниите за не очень дипломатичный вопрос, но вы правда, думаете, что с бандитом можно вести какие-то переговоры?

— Как дипломат скажу: переговоры необходимы всегда.  Даже тогда, когда нет никакой надежды, нужно верить в разумность, для того и существует дипломатия. Надеюсь, что мой опыт в этом пригодится.  Но может случиться, что мы подойдем к точке, когда переговоры уже будут бесполезными. Такое я тоже не исключаю.

— Спасибо и огромной удачи.

— Спасибо вам, поддержка очень важна для нас.

Картины белорусских протестов — сотни тысяч мирных людей на улицах, колонны женщин с цветами и флагами, смешные и едкие плакаты, митинги под песни Цоя и «Стены рухнут» — заставляют снова и снова удивляться тому, как красиво, мирно и гуманно выглядит этот протест – особенно по контрасту с бандитским стилем подавления, который выбрала власть Лукашенко.  Когда интервью было дописано, стало известно о похищении на улице людьми в масках без опознавательных знаков члена КС Марии Колесниковой. В связи с тем, какими методами действует нынешняя власть Беларуси, расправляясь со своими оппоненатами, упорное молчание официального Иерусалима кажется недопустимым.

Если это мирное белорусское сопротивление и перейдет в другую, жесткую агрессивную фазу, то виной будут похищения на улицах, избиения в тюрьмах, наглость и беспредел диктаторского правления. Белорусы терпеливы, но на сколько хватит терпения, мы не знаем. А пока термин «культурная революция»  обретает новую жизнь.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x