Зона безопасности

Король Хусейн и Ицхак Рабин, фото: Government Press Office (Israel)

Потеплеет ли мир с Иорданией?

Несколько дней назад, как всегда незаметно, прошла 27-я годовщина подписания мирного договора с Иорданией. Учитывая важность для Израиля и мирного договора, и стабильности иорданской власти, неудивительно, что одним из первых заграничных визитов премьер-министра Нафтали Беннета стал тайный визит к королю Иордании. После долгих лет "холодного" и шаткого мира, хочется надеяться, что вред, нанесенный отношениям с Иорданией при правлении Нетаниягу, будет постепенно исправляться.

Несколько дней назад, как и всегда, незаметно, прошла очередная, 27-я годовщина подписания мирного договора с Иорданией. Премьер-министр Израиля Ицхак Рабин, король Иордании Хусейн и президент США Билл Клинтон подписали договор 26 октября 1994 года на границе между Израилем и Иорданией в пустыне Арава, где еще недавно было минное поле. Это была торжественная и трогательная церемония, в воздух были выпущены тысячи надувных шаров, Рабин и Хусейн произнесли прочувствованные речи. Хотя этот мир, вопреки надеждам обоих лидеров, и не стал «теплым», он выдержал ряд испытаний и продолжает служить обеим сторонам.

Король Хусейн понимал, что мирный договор стал неожиданностью для его народа, что многим из его подданных палестинцев тяжело его принять, и что исламистская и радикальная оппозиция сделает все, что в ее силах, чтобы его сорвать. Но он также знал, что в конечном счете о мире будут судить по его практическим результатам. Поэтому ему было важно, чтобы иорданские граждане почувствовали экономические преимущества мира с Израилем. В своей речи, произнесенной при подписании, он сказал: «Мир по природе своей является решением всех проблем. Он разрушает барьеры между людьми. Люди встречаются, они узнают друг друга. Дети мучеников с обеих сторон обнимаются друг с другом. Солдаты, которые воевали друг против друга, собираются и обмениваются воспоминаниями об ужасных временах, когда они встречались при совсем других обстоятельствах. Люди встречаются и ведут дела друг с другом. Настоящий мир заключается не между правительствами, а между отдельными людьми, которые узнают, что у них одни и те же заботы, те же тревоги, что они так же страдают, что они могут создать отношения, которые пойдут всем на пользу.»

Для Израиля важнее всего были пункты, связанные с безопасностью. Согласно договору, сторонам запрещалось вступать в военные союзы со странами или организациями, враждебными другой стороне, или «позволять введение, размещение или действия на местности сил, или перемещение их по своей территории… при обстоятельствах, которые могут поставить под угрозу безопасность другой стороны.» По словам военных аналитиков, «если исходить из того, что армия Иордании не имеет намерения или возможности быть угрозой для Израиля, получается, что настоящая граница безопасности Израиля проходит не по реке Иордан, а по границам Иордании с Ираком, Сирией и Саудовской Аравией, расположенных в нескольких сотнях километров от израильских населенных пунктов. Этот пункт обеспечивает Израилю большую стратегическую глубину, чем сионистское движение требовало когда-либо со времени Версальской конференции в 1919.»

Не менее важен и другой пункт, связанный с безопасностью: пункт 5 четвертой части мирного договора с Иорданией гласит, что «стороны обязуются предпринимать эффективные шаги, необходимые для предупреждения террора, диверсий или насилия, осуществляемые со своей территории или через нее, а также использовать эффективные средства, необходимые для борьбы с подобной активностью и теми, кто ее осуществляет». Армия Иордании, развернутая на границе вдоль реки Иордан, прекрасно выполняет свою часть договора, что позволило Израилю значительно сократить количество своих сил на этой границе.

Договор упорядочил границу между Израилем и Иорданией в пустыне Арава. С 1949 сельскохозяйственные поселения Израиля постепенно захватывали землю на иорданской стороне, присоединяя ее, например, к кибуцу Йотвата и к мошаву Идан. Всего Израиль вернул Иордании 300 квадратных километров территории, и граница практически совпала с линией прекращения огня 1949, за исключением 16.5 квадратных километров, которые  были обменяны в соотношении 1:1 Поселение Цофар заняло два квадратных километра в глубине иорданской территории («анклав Цофар»), и эту землю, как и искусственный остров Наараим, Иордания передала Израилю на 25 лет в бесплатное пользование. Два года назад этот срок истек, и Иордания не продлила аренду, вероятнее всего, из-за осложнившихся к тому времени отношений с Израилем.

По договору иорданский Вакф получал опекунство над Храмовой Горой, и любое нарушение статус-кво на Храмовой Горе в одностороннем порядке может рассматриваться как несоблюдение договора. Именно с Храмовой Горой связано большинство осложнений в отношениях между Израилем и Иорданией. Одним из самых серьезных испытаний для мира стали события 13 марта 1997, когда через насколько дней после открытия без согласования с иорданским Вакфом тоннелей Хасмонеев и последовавших за ним столкновений с палестинцами, на острове Наараим, который еще называли «Островом Дружбы», иорданский солдат Ахмад Дакамса расстрелял израильских школьниц из Бейт-Шемеша. Король Иордании Хусейн, который в то время находился в Испании, прервал визит и приехал в Бейт-Шемеш выразить соболезнования семьям семи погибших и шести раненых девочек. Он опустился на колени перед перенесшими утрату родителями и сказал, что «это преступление – позор для всех нас. … Если у жизни есть какая-то цель, то это – обеспечить, чтобы дети не страдали так, как страдало наше поколение» Дакамса был признан психически неуравновешенным и приговорен к 20 годам тюрьмы, которые отбыл полностью.

Следующее осложнение произошло, когда в столице Иордании агенты Моссада попытались ликвидировать Халеда Машаля, который как раз стал председателем политбюро ХАМАС. Король Хусейн назвал это «плевком в лицо», а представители иорданского руководства отметили, что легче предсказать поведение загадочного климатического явления Эль Ниньо, чем премьер-министра Нетаниягу. Как известно, ради улаживания осложнения Израилю пришлось выпустить из тюрьмы лидера ХАМАС шейха Ахмеда Ясина. Комиссия Кнессета, изучавшая историю неудачного покушения, была потрясена его авантюрностью. Особенно членов комиссии поразило, что никто не взвесил возможные последствия перед тем, как одобрить проведение операции на территории Иордании и тем самым подвергнуть риску недавно заключенный мирный договор и подвести короля Хусейна.

Историк Ави Шлайм так описывает эти события в своей книге «Железная Стена»: «За три дня до покушения на Машаля Израиль и Иордания официально совместно обсудили проблему исламистского террора. Встреча состоялась в Аммане в рамках стратегического диалога между двумя сторонами. На встрече иорданские представители подтвердили, что готовы тесно сотрудничать с Моссадом в борьбе с террором. Король Хусейн лично принял участие в диалоге, чтобы передать от ХАМАС предложение о прекращении огня. Он попросил, чтобы это предложение напрямую передали премьер-министру. Поэтому он был очень удивлен и разгневан, когда узнал, что Нетаниягу лично отдал приказ провести эту экстравагантную операцию в столице Иордании. Нетаниягу не оставил Хусейну никакого выбора, кроме как снизить отношения с Израилем с теплого мира до очень холодного.» 

В последние годы премьерства Нетаниягу отношения с Иорданией также претерпевали не лучшие времена. После того, как в 2017 израильского охранника посольства, убившего двух граждан Иордании (по словам одной стороны, нападение произошло в результате конфликта, по словам самого охранника, на него напали только потому, что он израильтянин), Нетаниягу дома принял как героя, из Аммана было выдворено израильское представительство.

В сентябре 2018 израильское посольство в Аммане вновь было открыто, но в ноябре 2019 король Абдалла Второй сказал, что отношения между странами находятся на «самой нижней точке за всю историю». Не улучшают ситуацию ни постоянные разговоры об изменении статуса Храмовой Горы, ни поползновения на аннексию части или всего Западного Берега (в 1988 Иордания отказалась от всех претензий на Западный Берег в пользу создания Палестинского государства), ни замораживание мирного процесса в целом. Следующий виток эскалации не заставил себя долго ждать: в марте 2021 Нетаниягу, обидевшись на то, что в Иорданию отказались пропустить военный вертолет, на котором он направлялся в Амман по дороге в Объединенные Арабские Эмираты, приказал немедленно закрыть небо для иорданских полетов, что стало бы нарушением мирного договора. К счастью, в министерстве транспорта отказались выполнять это странное и внезапное распоряжение.

Учитывая важность для Израиля и мирного договора, и стабильности иорданской власти, неудивительно, что одним из первых заграничных визитов премьер-министра Нафтали Беннета стал тайный визит к королю Иордании. В частности, правительство Беннета согласилось продать Иордании 50 миллионов кубометров воды дополнительно к количеству, оговоренному мирным договором. Остается надеяться на то, что вред, нанесенный отношениям с Иорданией при правлении Нетаниягу, будет постепенно исправляться.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x