Социальные вопросы

Пациенты с деньгам обращаются к частной медицине. Photo by Flash90

Простые люди подождут

Сумма в 880 млн. шек., обещанная два года назад, все еще не дошла до общественных больниц. А тем временем растут очереди и в приемных покоях и на операции. И, как всегда, публика, которой причинен ущерб, помалкивает и продолжает платить.

Общественная система здравоохранения в Израиле разваливается. В прошлом я сетовал на недостаточную ее действенность, на упущения и «узкие места», которые опустили Израиль на предпоследнее место по числу больничных коек на душу населения и, видимо, на первое место из развитых стран по числу больных, ежегодно умирающих в больницах от перекрестного заражения. Но с августа 2015 г. у нас осуществляется целенаправленная деятельность, систематически приносящая вред медицинской системе и уменьшающая ее доступность для граждан Израиля.

После принятия Закона о государственном медицинском обслуживании от 1994 г. наша система здравоохранения функционирует под контролем Министерства финансов и на основе жесткого баланса. Государственный бюджет лишь частично покрывает потребности населения в медицинских услугах, закон позволяет больничным кассам предлагать дополнительные медицинские страховки, расширяющие корзины услуг, которые они предоставляют.

Граждане Израиля намек поняли, и 80% из них приобрели у больничных касс дополнительные страховки, причем 30% — 40% пошли дальше и приобрели частные медицинские страховки – не потому, что им хотелось потратить лишние деньги, а исходя из понимания, что нельзя полагаться на то, что государство в час нужды обеспечит их медицинские потребности.

Этот «предохранительный клапан» для израильских граждан в сфере здравоохранения развивается и процветает. Застрахованные в больничных кассах получили возможность «второго мнения» от лучших врачей (на сумму, одинаковую для каждого из застрахованных), а также получили право выбирать оперирующих врачей. Таким способом правительство, по существу, предотвратило общественное давление в пользу увеличения бюджета на здравоохранение и на приведение его в соответствие с ростом населения и увеличением продолжительности жизни.

Мы снова привыкли к реальности, в которой не ждем, что правительство будет ремонтировать и расширять общественные больницы. Мы поняли, что развитие инфраструктуры медицинской системы возлагается на жертвователей и добровольцев, поняли, что чем успешнее директор той или иной общественной больницы занимается сбором пожертвований, тем лучше оказывается состояние его больницы.  А Министерство финансов, в рамках созданной им реальности, могло продолжать гордиться «сбалансированностью бюджета».

И вдруг, два года назад, Министерство финансов сменило курс. Там внезапно обнаружили, что созданный ими Голем пошел против своего создателя. С годами доля личного финансирования в общенациональных расходах на здравоохранение постоянно росла и достигла 40%, и за тот же период доля общественных расходов на медицину сократилась с 70% до 60%. Тогда в министерстве решили одним махом исправить этот перекос с помощью Закона об упорядочении («Хок а-Хесдерим») и обрубить возможность для населения пользоваться «предохранительным клапаном» в виде дополнительных медицинских страховок («Битухим машлимим»).

Было решено, что если в прошлом владельцы дополнительных страховок могли консультироваться с любыми врачами и получать возврат денег, теперь им придется довольствоваться ограниченным списком врачей, с которыми заключила соглашение данная больничная касса. Само собой, несмотря на сокращение возможностей выбора, стоимость страховок осталась прежней.

Так разом увеличилось личное участие владельцев дополнительных страховок, и на стадии консультаций, и при операциях, многие потеряли возможность пользоваться страховкой из-за резкого повышения доли личного участия. Пользуются меньше, но продолжают платить ту же сумму. Было также принято решение, что лечащий врач – с которым установлена связь, с которым возникли доверительные отношения – не сможет заниматься больным в рамках дополнительной страховки в течение шести месяцев после того, как в последний раз принял его в своей клинике.

Сегодня продолжается тенденция к ограничению свободы выбора населения. Поправка к Закону о государственном здравоохранении, принятая на прошлой неделе, вводит новые запреты и ограничения на переход застрахованных из одной кассы в другую и на выбор лечащих врачей, работающих в других больничных кассах.

Параллельно правительство пытается успокоить общественность и обещает, что будет увеличен бюджет общественных больниц и больничных касс, чтобы обеспечить расширение объема их деятельности и сократить очереди в сфере общественной медицины. Но обещания отдельно, а дела отдельно. Сумма в 880 млн. шек., обещанная два года назад, все еще не дошла до общественных больниц. А тем временем растут очереди и в приемных покоях общественных больниц, и на операции, не служащие спасению жизни. И, как всегда, публика, которой причинен ущерб, помалкивает и продолжает платить.

Нужно протестовать против того, что государство в рамках закона накладывает ограничения на предоставление необходимых товаров или услуг, как, например, медицинские услуги, и тут же появляются альтернативные каналы, готовые удовлетворять существующие потребности. Подобные признаки можно увидеть в гонке за приобретением частных больниц, которую устраивают финансовые магнаты, и в коммерческих инициативах по созданию «авиамоста» для врачей и пациентов на Кипр, где не действуют мелочные ограничения, где лилипуты не вяжут Гулливера по рукам и ногам.

И снова – те, у кого есть средства, найдут выход, а те, у кого денег поменьше, будут по-прежнему дожидаться необходимого медицинского обследования — во все удлиняющихся очередях. До каких пор мы будем молчать?

 

*Д-р Фельдман – руководитель отделения детской нейрохирургии больницы «Шиба», председатель врачебного совета больницы «Шиба» и объединения нейрохирургов.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x