Гражданин мира

Переговоры без прорыва

У переговоров есть одна особенность: их чаще всего приходится вести с людьми, которые с нами не согласны. А иногда – и с людьми, которые нам настолько не нравятся, что мы не только говорить с ними, но и видеть их, и думать об их возможном существовании – не можем.

Что бы вы ни делали, вы помногу раз в день ведёте переговоры. Говорите ли вы с коллегами по работе о распределении обязанностей, с начальством – о повышении зарплаты, с бывшей женой – о времени, которое вы проводите с детьми. С нынешней о том, когда поехать в отпуск. С соседом – о чистоте на лестничной площадке. С шофёром соседнего автомобиля, чьё поведение на дороге вам не нравится… Всё это – переговоры.

У переговоров есть одна особенность: их чаще всего приходится вести с людьми, которые с нами не согласны. А иногда – и с людьми, которые нам настолько не нравятся, что мы не только говорить с ними, но и видеть их, и думать об их возможном существовании – не можем.

Можно утешать себя, что с людьми, которые с нами согласны, и договариваться-то в общем не нужно – они с нами и так согласны. А мирный процесс мы вынуждены вести с врагами. Приятные нам люди с нами и так в мире. Человек – это социальное существо, а значит – общественное животное, которое постоянно должно вести переговоры.

Наш жизненный опыт доказывает, если мы пытаемся извлечь уроки отстранившись от эмоций, что дураков и подонков гораздо меньше, чем мы думаем. Люди просто не умеют договариваться друг с другом.

Не умеют или не хотят?!

Ведь есть и запертые двери, которые не хотят быть открытыми. В этом году мы в Израиле видели провал двух туров коалиционных переговоров. Весной и осенью. В обоих случаях договаривающиеся стороны утверждали, что оппоненты, сидевшие по противоположную сторону стола, просто не хотели договариваться. Они хотели, чтобы были приняты их условия. Точка.

Есть знаменитые, ставшие крылатыми, слова Моше Даяна, сказанные американскому госсекретарю Сайрусу Вэнсу: «Как только Вы согласитесь на все наши условия, мы немедленно примем вашу позицию». Принять чужую позицию после того, как приняты все твои условия – не мудрено. Гораздо труднее уступать, идти на компромиссы, находить точки соприкосновения, выстраивать линии сотрудничества. Превращать противников в партнёров.  Но ведь на переговорах в Кэмп-Дэвиде, где была сказана эта фраза Моше Даяна, всё-таки удалось прийти к соглашению.

На днях слушал я очередное общение президента Российской Федерации со своим народом. В частности, отвечая на вопрос о многострадальной земле Украины, где продолжаются военные действия, Путин заявил, что вся проблема в том, что киевские власти не хотят напрямую говорить с избранным руководством самопровозглашённых республик – ДНР и ЛНР.

«Если будут предприниматься и дальше попытки силовым способом задушить, я думаю, что вряд ли это можно будет сделать. Эта известная фраза — “Донбасс порожняк не гонит” — она конечно, хулиганская, бойцовская, но она в душе у людей есть», — подчеркнул президент. Но Зеленский в данный момент скорее хочет вести переговоры с Путиным, а ещё лучше – переговоры с Эммануэлем Макроном, Ангелой Меркель, Дональдом Трампом, которые должны надавить на Путина, чтобы он надавил на руководство ДНР и ЛНР.

Путин в свою очередь тоже хочет вести переговоры не с Зеленским. Его заставляют вести переговоры санкции, наложенные западными странами. И вести переговоры он хочет с ними. Западные страны в свою очередь хотели бы, чтобы в ходе переговоров решался вопрос не только по поводу той или иной точки боевых действий, а чтобы эти переговоры шли по общепринятому стратегическому принципу «ничего не будет урегулировано пока всё не будет урегулировано». Но на общее урегулирование не может пойти тот же Зеленский, поскольку ему это не позволит общественное мнение в Украине. В результате, единственная содержательная вещь, которая осталась после встреч в нормандском формате – это то, что стороны договорились продолжать договариваться.

Есть ли этому альтернатива? Конечно есть, и даже не одна. Например, договариваться, отделяя личную неприязнь к людям от проблем, которые нужно решать. Сосредотачиваясь на интересах, а не на позициях. Но мои знакомые в Киеве (достаточно близкие к Зеленскому) говорят, что новый лидер Украины хочет договариваться не с противным «лугандоном», а с влиятельными лидерами европейских держав, которые должны присутствовать на переговорах с Путиным. Понятно, что с Ангелой Меркель и с Эммануэлем Макроном говорить приятнее. Но Украина ведёт боевые действия не с Францией и не с Германией.

Кстати, мне кажется, что одна из причин провала мирного процесса, связанного с соглашениями Осло, заключается и в том, что Израиль не готов был изначально комплексно решать проблемы, а хотел договариваться только по поводу наиболее болевых точек. Ну и понятно, что хотел вести переговоры с дружественным Западом, который настаивает на ведении мирного процесса, а не с противными палестинцами.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x