Экономика

Премьер-министр Биньямин Нетаниягу на пресс конференции по поводу иранской ядерной программы в Министерстве иностранных дел в Иерусалиме, 9 сентября 2019 г. Photo by Yonatan Sindel/Flash90

Сохранение ошибочной парадигмы

То, что было обнаружено в иранских архивах, относившихся к началу 2000-х, было представлено Израилем и Соединёнными Штатами Дональда Трампа в качестве предлога для выхода из ядерной сделки в 2018 году; а нарушения, имевшие место после выхода из договорённости, когда она уже была лишена содержания, преподносились как оправдание задним числом того, что уже было сделано.

Аргументировано и в сдержанных выражениях уходящий в отставку заместитель главы «Моссада» выступил с серьёзными обвинениями против главы правительства Биньямина Нетаниягу и главы «Моссада» по теме иранской ядерной проблемы («Едиот Ахронот», приложение «7 ямим», 05. 03. 2021). Как человек, который осуществлял оперативную подготовку похищения ядерного архива из центра Тегерана, он очень высоко отзывается об оперативном потенциале «Моссада». Его критика сосредоточена на отсутствии связи между оперативными достижениями разведки и их предвзятым, ошибочным и даже манипулятивным использованием со стороны главы правительства и главы «Моссада». В этом смысле А. видит обязанность руководителей разведывательного сообщества рассматривать, изначально и ретроспективно, достижения и неудачи политики с точки зрения, лишённой идеологии, руководствуясь лишь чистой стратегической выгодой. Так следует понимать его замечания о потере независимости «Моссада», в то время как глава «Моссада» полностью подчинён воле главы правительства и отказывается от своей обязанности исследовать баланс стратегической пользы, с точки зрения разведки.

Речь идёт о чрезвычайно важной для безопасности Израиля иранской ядерной проблеме. Вопреки тому, что наши мудрецы говорят о Торе (где последовательность сюжетов не имеет значения), разведывательным органам необходимо чётко понимать разницу между тем, что произошло сначала и тем, что последовало потом. Достоверно свидетельство А. о том, что всё содержимое иранского архива относится к периоду времени до подписания Ираном ядерной сделки в октябре 2015 года, и что после её подписания «нам не удалось доказать, что они обманули… потому что они не обманули, не обманули ни на миллиметр, насколько нам это известно». При том, что, по его словам, соглашение было далеким от идеала, вместо того, чтобы работать над его улучшением, Израиль во главе с Нетаниягу предпочёл добиваться его отмены, даже если бы для этого потребовалось бы пойти на прямую конфронтацию с администрацией Барака Обамы.

Для отмены ядерной сделки необходимо было добиться, чтобы из неё вышла администрация Трампа, и основным средством для убеждения Трампа в мае 2018 года стала операция по похищению иранского архива в январе 2018 года. Похищенный архив оказался весьма эффективным средством воздействия на Трампа, несмотря на тот убедительный факт, что доказательства из прошлого (содержавшиеся в архиве) были на тот момент уже недействительными. Содержимое архива отражало период активизации Ираном усилий по развитию ядерной программы до заключения им ядерной сделки, в то время как выход США был из соглашения, которое, несмотря на его недостатки, требовавшие исправлений, Иран скрупулёзно выполнял с первой до последней буквы (о чём совершенно чётко говорит А.).

Прошлое с истёкшим сроком годности стало причиной, повлиявшей на будущее. И Израиль, и вслед за ним администрация Трампа искали предлог, чтобы аннулировать соглашение, и задним числом манипулятивно превратили это оправдание в причину, которую все разведывательные службы (во главе с «Моссадом» и военной разведкой АМАН) считали потерявшей актуальность. Следовало сделать совершенно иной вывод, а именно: активизация Ираном ядерной программы в указанный период времени и последовавшее пунктуальное соблюдение этой страной ограничений, диктуемых соглашением с США, на самом деле свидетельствует о позитивных изменениях, произошедших в политике Ирана после заключения ядерной сделки.

Стратегической альтернативой ядерной сделке для США и Израиля стало оказание «максимального давления» (экономические санкции и военные угрозы) на Иран. Однако именно отмена ограничений в отношении Ирана, содержавшихся в соглашении, после его отмены  ускорила темпы обогащения урана и производства Ираном усовершенствованных центрифуг. Таким образом, эта альтернатива с треском провалилась. По словам А.: «Наша ситуация на сегодняшний день значительно хуже, по сравнению с периодом, когда действовало соглашение с Ираном». Однако администрация Трампа и Израиль не извлекли из этого урока. Хуже того, чем меньше им удавалось добиться от Ирана, тем больше усилий они прилагали. И всё это оказалось напрасно, потому, что Иран, в свою очередь, тоже удвоил и даже утроил усилия по обогащению урана.

И здесь снова администрация Трампа и Израиль продемонстрировали непонимание разницы между ранним и поздним этапом, но на этот раз в противоположном направлении, чем раньше. Теперь же запоздалые последствия отмены соглашения с Ираном (администрацией Трампа) послужили доказательством того, что якобы с самого начала Иран намеревался нарушить соглашения и активизировать усилия по развитию своей ядерной программы. И всё это находится в противоречии с  достоверной информацией (о чём свидетельствует и А.), что Иран полностью выполнил свою часть договоренности. Преднамеренное стирание решающего различия между ранним и поздним периодами направлено на консервацию ошибочной парадигмы. Таким образом, объективная информация не только была неправильно понята ​​и даже использована, но и послужила для оправдания политики, которая в итоге оказалась в корне неверной.

Пиком абсурда такого подхода администрации Трампа стала его безоговорочная поддержка Израиля в августе 2020 года, когда США потребовали, чтобы Совет Безопасности ООН возобновил все санкции против Ирана, которые действовали до подписания соглашения в 2015 году на том основании, что Иран не соблюдает договорённости, которую США сами же и отменили. Кажется, что в этом подходе манипулятивность и инфантильность сливается воедино. Излишне говорить, что 13 членов Совета Безопасности (из 15) категорически отвергли это нелепое американское требование.

Личная солидарность нового главы «Моссада» с таким подходом, вплоть до потери профессиональной независимости возглавляемой им структуры, является большой проблемой. Предположение, что заместитель А. не был назначен его преемником, потому что он остался верен своему профессиональному долгу, что действительно отразилось в независимом подходе в беседе с ним, не говорит ничего хорошего о принятии решений на государственном уровне.

 

*Автор — доктор наук, востоковед, работал в различных разведывательных структурах и в академии. На своей последней должности он был советником глав ШАБАКа.

Оригинал публикации на Форуме регионального мышления

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x