Арт-политика

Кадр из сериала "Пищеблок"

Пионерский вампирский лагерь Алексея Иванова

Наше пионерское детство... Роман Алексея Иванова "Пищеблок" выигрывает тем, что в нем любовно и с юмором воссоздана атмосфера пионерлагеря 80-х. Сериал –  съемками на Волге в настоящем старом пионерлагере и некоторыми актерскими работами.

Я мало, что знала о современном российском писателе Алексее Иванове, кроме того, что он из Нижнего Новгорода, пишет об Урале, написал хорошую книгу «Географ глобус пропил», а потом еще ряд  исторических и мистических романов и сценариев — » Тобол», » Ненастье», » Сердце пармы». Он довольно известный в России прозаик, не живет в Москве, но скрывает где, объясняя это так: «Если я скажу, что живу в провинции, значит я лох. А если скажу, что живу на Западе, – значит предатель». Интересная логика. Интервью Юрию Дудю он давал из Бирмингема.

Вот так все жестко теперь в России. После «Географа» мне попался  его роман «Пищеблок» и одноименный сериал. Иванов, как мне кажется, и писал роман в расчете на сериал, это сейчас так и происходит. Если писатель достаточно известен и пишет роман, он часто видит его в наиболее популярном жанре сериала. Кто ж его в этом упрекнет. Потом меня заинтересовали его интервью – очень своеобразный взгляд у него, мне кажется.

 

Так вот о романе и сериале. Тема вампиров в культуре мне совершенно не близка, да и российские сериалы  смотрю редко, и честно скажу, меня зацепило то, что автор – почти мой ровесник и пишет о пионерском лагере моей юности – именно в эти времена я там и была вожатой, а узнавание реалий – всегда радость. На советской ностальгии теперь многие паразитируют, пишут и снимают свои «Оттепели». Но в этом случае выяснилось, что читатели-охранители как раз негодуют, ну как же, сплошное очернение нашей прекрасной  юности.

Конечно, в романе собраны все позднесоветские клише, все эти речевки «Кто шагает дружно в ряд…», песни «Орлята учатся летать», марши, линейки и «Зарницы». С одной стороны, приятно вспомнить детство и юность, с другой… ну, сами понимаете.  Счастливые времена под флагом насквозь фальшивой идеологии.

Алексей Иванов поработал в жанре Стивена Кинга, но все же не на его уровне, и мне понравилось в его книге совсем не это. Меня поразила абсолютно чистая, как слеза ребенка, метафора. Революция и гражданская война представлены как победа кровопийцев (а не наоборот). Революционная символика,  серп и молот, алые флаги и алые галстуки – все замешано на крови.  И то, что он сделал своих вампиров самыми что ни на есть вписанными в систему «лучшими» пионерами и вожатыми – тоже очень интересный ход.

Роман выигрывает тем, что в нем любовно и с юмором воссоздана атмосфера пионерлагеря 80-х. Сериал –  съемками на Волге в настоящем старом пионерлагере и некоторыми актерскими работами. Эстетика хоррора режиссера Святослава Подгаевского мне не близка, а вот метафоры и  гротескные образы  старшей пионервожатой (Ирина Пегова), доктора- пьяницы ( Тимофей Трибунцев), уважаемого всеми ветерана  гражданской войны, он же — главный вампир ( Сергей Шакуров) и детей, которые тащат в лагерь тюремный жаргон и порядки — прекрасны.

Кадр из фильма «Пищеблок»

У Иванова есть некая теория, на которой он строил философию этого романа. И она довольно любопытна. Это концепция Докинза. О ней он говорит во многих интервью. Перечисляя разные концепции истории – высшие силы, деяния героев, «роевое движение народов» по Толстому, всплеск пассионарности по Гумилеву или классовая борьба по Марксу, он выбирает концепцию английского этолога Ричарда Докинза, которая зиждется на том, что «история — борьба информационных комплексов».

«На мой взгляд, развал Советского Союза в 1991 году ярче всего объясняет теория Докинза, — говорит Иванов. — Если смотреть здраво, Советский Союз не должен был рухнуть. Да, он был неэффективен и несвободен, да, в нем попирались права человека, и так далее. Но все же он был могучим государством с огромными ресурсами. Худо-бедно, грубо и неуклюже, оно могло существовать еще и десять, и двадцать, и тридцать, и пятьдесят лет. Кроме того, за полгода до развала был проведен референдум, и все общество сказало: «Да, Советскому Союзу — быть». И вдруг — бабах! Все рассыпалось, в одночасье Советского Союза не стало. Почему? Убедительных экономических и политических причин я не вижу.

А Докинз указал другие причины. По Докинзу, все на свете является информационными комплексами. Эти комплексы ведут себя как биологические системы — борются за доминирование, поглощают друг друга или погибают, поглощенные. И в 1991 году информационный комплекс Советского Союза проиграл войну информационному комплексу Запада. Был поглощен им. Говоря на бытовом уровне, Советский Союз стал просто неинтересен своим гражданам. Надоел. Он однообразный, бесперспективный, фальшивый. И люди выбрали жизнь в другом информационном комплексе — в западном. Когда руководители государства объявили о расчленении СССР, общество не поднялось на защиту погибающей страны. И Советский Союз исчез, потерпев поражение не в холодной войне, а в исторической конкуренции. Он был подобен скучному фильму, с которого зрители ушли на интересное кино».

Сразу скажу, я ничего не знаю об этой теории, это, конечно, своеобразный взгляд на исторические процессы. Но он довольно интересен, и не только, конечно, по отношению к бывшему Союзу. В «Пищеблоке» Иванов показывает реальность  наскучившей всем системы, в которой варятся дети и взрослые. Там, где включаются идеологемы, – заканчивается все живое. Линия с вампирами высвечивает бредовость системы, под которой струится кровь. Грустно то, что если «зрители и ушли на интересное кино», то не надолго.  Но об этом нам расскажут писатели, которые сейчас проходят свои школы, университеты и лагеря. Не всегда пионерские.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x