Арабский мир

Дональд Трамп на Генассамблее ООН. Фото: кадр видео

Пиррова победа. Часть вторая

Требование Израиля о немедленном выполнении в одностороннем порядке определённых фрагментов плана Трампа, с одной стороны, и отказ ПА рассматривать его как основу для переговоров, с другой стороны, означают насущную необходимость в согласованных промежуточных решениях, которые сохранят возможность для согласованного решения конфликта в будущем.

Окончание. Первая часть статьи

План Трампа, таким образом, представляет собой кардинальное изменение в американском подходе к палестино-израильскому урегулированию и, по крайней мере, временно создает иную основу для обсуждения этого вопроса на международном уровне. На фоне приведённых выше достижений палестинцев, практически не оказывающих влияния на реальную ситуацию, ожесточённая критика со стороны арабских государств и других стран программы Трампа представляется землетрясением, которое подрывает основы традиционной международной поддержки палестинской позиции, существовавшей на протяжении многих десятилетий.

Трещина во внутриарабском нарративе, касающемся израильско-палестинского конфликта, наметилась ещё с того момента, как администрация Трампа начала формулировать контуры будущего урегулирования, и углубилась после того, как его администрация признала Иерусалим столицей Израиля и осуществила переезд американского посольства в этот город, а особенно после того, как Трамп закрыл офисы ООП в Вашингтоне и объявил о прекращении поддержки UNRWA (Ближневосточного агентства ООН для помощи палестинским беженцам) и прекращении экономической помощи Палестинской администрации. Реакция всех арабских государств, а не только тех, которые считаются союзниками США, была, мягко говоря, далека от восторга. В то время, когда президент Трамп в компании главы израильского правительства  Биньямина Нетаниягу представил свой план, включающий передачу примерно одной трети Иудеи и Самарии Израилю (за территориально меньшую компенсацию), сохранение нынешней ситуации в Иерусалиме и урегулирование проблемы беженцев без упоминания их возвращения, в зале Белого дома находились всего три посла из арабских государств. Таким образом, приходится констатировать, что палестинская проблема более не является первостепенной на межарабской повестке дня, после десятилетий гражданских войн в арабском мире, в ходе которых погибли сотни тысяч человек, около миллиона стали беженцами, и многие страны были разрушены.

На этом фоне всеобщая поддержка на чрезвычайной сессии Лиги арабских государств отказа ПА от программы Трампа стала для палестинцев весьма слабым утешением. Что касается реакции Европы на план Трампа, то она была довольно вялой, фактически, позиция ЕС вообще не была высказана. Глава ведомства ЕС по иностранным делам и обороне Джозеф Баррелл сначала отреагировал сдержанно, а затем сказал, что если Израиль будет действовать в одностороннем порядке, то есть, присоединит территории, Евросоюз не сможет воздержаться от ответа. На заседании министров иностранных дел стран членов Европейского Совета, состоявшемся через три недели после того, как президент Трамп представил свой план, они предпочли обсудить вопрос о создании военной оперативной группы для наблюдения за соблюдением эмбарго на поставки оружия в Ливию, а не заниматься палестинской проблемой, обсуждение которой они единодушно решили отложить до следующей встречи. В своих беседах с европейскими лидерами, в том числе с канцлером Германии Ангелой Меркель, Абу Мазен услышал обещания о поддержке принципа «два государства для двух народов». Министр иностранных дел Германии Хайко Маас, касаясь программы Трампа, сказал, что она оставляет множество нерешённых вопросов. С другой стороны, его британский коллега Доминик Рааб сказал, что «программа серьёзная». Тем не менее, ни один влиятельный европейский политик не выступил в поддержку программы Трампа, хотя до сих пор она не была отвергнута.  На заседании Совета Безопасности ООН, на котором выступил и Абу Мазен, палестинцы потерпели сокрушительное поражение, причём,  Соединенным Штатам даже не пришлось использовать своё право вето, поскольку из пятнадцати членов СБ не нашлось девяти, которые готовы были бы поддержать предложение Палестины, осуждающее и отвергающее программу Трампа.

Для лагеря сторонников Израиля, который не принимает принцип «два государства для двух народов» на территории между рекой Иордан и Средиземным морем, в качестве ориентира для разрешения конфликта, план Трампа означает двойной успех. Он, с одной стороны, признаёт исторические права еврейского народа в Палестине, а, с другой стороны, удаляет палестинцев из переговорного процесса, исключая тем самым возможность создания палестинского государства, при согласии Израиля. Намерение этого лагеря начать прямо сейчас осуществление параграфов плана Трампа, касающихся территорий, которые должны будут остаться под израильским контролем, было заблокировано администрацией США. Похоже, что сама администрация передумала после  нескольких дней, в течение которых различные её представители выступали с комментариями, оставляющими возможность для интерпретации в таком духе, что Израиль может действовать немедленно на территориях, которые, согласно плану Трампа, останутся под его суверенитетом. При этом игнорировался сам план Трампа, в котором несколько раз подчёркивалось, что речь в нём идёт о предложениях, требующих согласования между двумя сторонами.

Вполне возможно, что правительство США, а также члены нынешнего правительства Израиля перестали думать о возможных последствиях односторонних израильских мер в отношении перспективы согласованного урегулирования израильско-палестинского конфликта и реакции арабского мира и международного сообщества на действия Израиля в этом направлении. С другой стороны, логично предположить, что любое израильское правительство, которое когда-либо в будущем сядет за стол переговоров с палестинцами, столкнется с давлением со стороны большой части израильской общественности, которая потребует, чтобы начальные позиции базировались на плане, предложенном администрацией Трампа. Что касается позиции палестинцев, то она претерпела лишь незначительные изменения с момента начала переговоров между сторонами по окончательному урегулированию, и можно однозначно предположить, что палестинская сторона категорически не считает план Трамп платформой для будущих переговоров. Поэтому можно с уверенностью предсказать провал любых будущих переговоров по всем ключевым вопросам конфликта и даже невозможность вернуться за стол переговоров.

Пусть даже создатели и разработчики плана Трампа не предполагали такого рода побочных эффектов от самого факта его публикации, то есть, с одной стороны, израильского требования о немедленном воплощении части плана Трампа в одностороннем порядке, а с другой стороны, отказа палестинцев рассматривать его, как основу для будущих переговоров, но, так или иначе, очевидной становится необходимость выработки неких промежуточных решений, которые сохранят возможность единственного согласованного решения конфликта – создания двух государств для двух народов на территории между рекой Иордан и Средиземным морем. Если обе стороны примут этот подход, они смогут «обойти» на начальном этапе переговоров такие сложные вопросы, как, например, необходимость определения окончательных границ или статуса Восточного Иерусалима. Им, конечно, не удастся долгое время избегать обсуждения этих ключевых проблем, но на ранних этапах переговорного процесса, возможно, удастся создать положительную динамику, отличную от той, которая в настоящее время характеризует отношения между двумя сторонами.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x