Экономика

В супермаркете. Фото: Yossi Zamir/FLASH90

Почем коронавирус? Бизнес.  Часть 2

Резкого повышения потребительских цен в Израиле, скорее всего, не будет. Падающее предложение  частично скомпенсируется снижением спроса. Когда неясно, чего ждать дальше, люди обычно откладывают большие траты и покупают только необходимое, сохраняя «подушку безопасности». Но... Падает спрос – замирает деловая активность, бизнесы начинают нести убытки, бюджет недополучает налоги.

«Продуктов хватит на год» 

Первая часть

Мир стоит на пороге экономического кризиса нового типа – вызванного эпидемией коронавируса Covid-19.

Экономические кризисы случались и до этого. Были и массовые эпидемии. Но этот кризис – принципиально новый по своей сути. Глобальная экономика, сформировавшаяся буквально в последние 20 лет, впервые в 21-м веке столкнулась с глобальной же эпидемией. Насколько глубоким будет потрясение, какие отрасли экономики затронет и чего ждать рядовым израильтянам? Продолжаем разбираться.

В кабинете Русланы-Рахель Палатник огромный стол завален таблицами и графиками, сквозь окно светит весеннее солнце. Доктор Палатник руководит департаментом экономики и менджемента в академическом колледже «Эмек-Изреэль». Мы обсуждаем с ней, как дальше будет развиваться ситуация и чего ждать простым гражданам.

«Ущерб, который экономике наносит эпидемия Сovid-19, складывается из нескольких частей, — объясняет доктор Палатник. – Первая – остановка производства и разрыв глобальных цепочек поставок».

Почему ко мне не едет новый IPhone?

Современная экономика – глобальная. Одежда, которую вы покупаете в магазине массового бренда, скорее всего, отшита в Азии. Ваш телефон собран в Китае, Таиланде или Южной Корее.

Остановка из-за эпидемии заводов в Китае означает разрыв глобальных цепочек поставки. В магазины одежды опаздывают летние коллекции – а их опоздание означает массовые убытки для брендов. Продавцам электроники не едут гаджеты, а производствам – комплектующие.

Китай, наряду с США – крупнейший партнер Израиля по импорту. Главная статья импорта из Китая – конечно, электроника. Однако она включает не только телефоны и другие гаджеты, но и комплектующие для сборки, и промышленную электронику. На втором месте – машины и оборудование. На третьем – органические химикаты.

На начало февраля в этом году пришелся восточный Новый год. Перед ним и продавцы, и предприятия запаслись китайскими товарами, готовясь к новогодним каникулам в КНР.

Многие все еще работают на этих запасах. Но когда запасы закончатся, цены на потребительскую электронику могут поползти вверх, а заводам, работающим с китайскими комплектующими и сырьем, придется искать других поставщиков.

В оптимистическом варианте до этого не дойдет: производство в КНР восстановится раньше. Драконовскими мерами правительство страны смогло обуздать эпидемию. 10 марта в Китае зарегистрировали всего 26 новых случаев (в Италии в тот же день +977 заболевших, в Испании +443, во Франции +194, в США +50). К концу марта должны снова открыться китайские заводы Foxconn, собирающие технику Apple, и многие другие предприятия.

Если Китаю удастся не допустить вторичной вспышки Covid-19, он относительно быстро восстановит поставки.

Однако под угрозой эпидемии теперь другие страны с мощными экономиками – Италия, Германия, Япония, Испания, Франция. Если же коронавирус «развернется» в США, затронув первую по величине экономику мира, это заметно увеличит урон. В том числе и для Израиля: США, наряду с Китаем – наш крупнейший торговый партнер по импорту.

Кроме того, Европейский союз и США – самые большие рынки сбыта для израильских товаров и услуг. Продажи в EC составляют 34,2% от всего объема экспорта из Израиля. На втором месте США – 24,3% (по данным 2017 года). Так что падение потребительского спроса в Европе и Америке – плохо и для нас.

В магазинах все подорожает?

«Резкого повышения потребительских цен в Израиле, скорее всего, не будет, — прогнозирует доктор Палатник. – Падающее предложение  частично скомпенсируется снижением спроса. Когда неясно, чего ждать дальше, люди обычно откладывают большие траты и покупают только необходимое, сохраняя «подушку безопасности».

Хотя для экономики это не очень хорошо. Падает спрос – замирает деловая активность, бизнесы начинают нести убытки, бюджет недополучает налоги.

«Падение спроса на товары и услуги – вторая составляющая того ущерба, который эпидемия коронавируса может нанести экономике», — поясняет доктор Палатник.

Первой это уже почувствовала туристическая отрасль и авиаперевозки. Но дальше падение спроса может настигнуть и потребительский рынок. Посещаемость крупных торговых центров уже потихоньку снижается: из страха перед коронавирусом люди остаются дома.

Хватит ли нам еды?

Эксперты единогласно говорят – запасов еды в стране хватит, чтобы пережить даже глубокий кризис.

«Продовольственная безопасность Израиля выше чем у абсолютного большинства стран мира. Наша страна десятилетиями поддерживала местных производителей продовольствия, субсидировала сельское хозяйство. Свою цену за это платит каждый гражданин – дороговизна жизни в стране заметна даже на уровне развитой Европы. Зато Израиль —  одна из немногих стран, у которой есть стратегический запас всех видов продовольствия на целый год, — заверяет доктор Палатник. — Может быть, в магазинах не будет какого-нибудь конкретного вида итальянской пасты – но продуктов точно хватит, включая мясо, рыбу, мучное, крупы, зерно и т.д.»

Биржа подхватила вирус?

И наконец, третья составляющая экономического ущерба – лихорадка на фондовых биржах, когда акции компаний теряют в цене.

«Больше всего биржа не любит неизвестности. На неизвестность она отвечает паникой», — указывает доктор Палатник.

На этой неделе торги на Тель-Авивской фондовой бирже начались с резкого снижения котировок. В воскресенье 8 марта индекс «Тель-Авив-35»  снизился на 5,6%. (В этот суммарный показатель входят 35 крупнейших публичных израильских компаний, чьи акции торгуются на Тель-Авивской бирже Среди них – телекоммуникационный гигант «Безек», «Базан», «Эльбит», банки «Апоалим», «Леуми» и «Бейнлеуми», фармацевтический гигант «Тева» и другие). Отдельно индекс банков упал на 7,4%.

Примерно то же самое происходило и на мировых биржах в понедельник. Особенно пострадали нефтегазовые компании. Остановка заводов в Китае и Северной Италии привела к снижению спроса на нефть и газ. В таких случаях Организация стран – экспортеров нефти (ОПЕК) обычно договаривается снизить добычу нефти, чтобы не дасть сильно упасть цене. Но в этот раз государства-члены ОПЕК не смогли договориться. Россия и Саудовская Аравия решили агрессивно конкурировать на этом рынке, и это привело к панике на биржах.

Нефть резко подешевела, вслед за ней вниз полетели и акции компаний топливно-энергетической отрасли. Это отразилось и на Тель-Авивской бирже. Индекс нефтегазовых компаний упал на 14,2%, «Делек» потеряла 22% стоимости.

Во вторник 10 марта Тель-Авивская биржа не торговала из-за Пурима, но Нью-Йоркская и азиатские фондовые биржи отыграли часть падения обратно.

Основные американские фондовые индексы выросли во вторник на 3,5-4 процента – после падения более чем на 7% в понедельник.

«Есть возможность, что в ближайшие дни, когда на ней снова откроются торги, и Тель-Авивская биржа отреагирует позитивно», — указывает Руслана-Рахель Палатник.

«Жизненно важные»: как и кому поможет государство? 

В кризисные периоды особенно важным становятся меры, которые предпринимает государство, чтобы смягчить удар по экономике.

Премьер-министр Биньямин Нетаниягу объявил на прошлой неделе, что минфин создаст специальный фонд для помощи бизнесам, пострадавшим от эпидемии коронавируса. На поддержку предприятий, «жизненно важных» для национальной экономики, будет выделено 4 млрд шекелей.

Однако пока не известно, ни по каким критериям бизнесы будут относить к «жизненно важным», ни из какого источника планируется брать деньги. Среди «жизненно важных» пока была названа только одна компания. Она точно получит поддержку государства – это «Эль-Аль».

О помощи малому бизнесу и индивидуальным предпринимателям речь пока не идет. Похоже, «ацмаим» окажутся самыми уязвимыми перед лицом кризиса.

Фото: Jonatan Sindel/Flash90

Прайм ниже – спрос выше

Классическая мера, которой госрегулятор может «оживить» стагнирующий рынок – снижение базовой процентной ставки, поясняет доктор Палатник.

Базовая процентная ставка (ребит прайм), упрощенно говоря, —  это тот процент, под который центральный банк страны одалживает деньги коммерческим банкам. От нее зависят ставки по всем кредитам, которые банки потом выдают гражданам и бизнесам.

Ниже базовая процентная ставка – дешевле кредиты для рядового гражданина (и для бизнеса тоже). А доступные кредиты поддерживают спрос и экономическую активность. Федеральная резервная система США уже пошла на этот шаг, чтобы уменьшить риски от коронавируса. 3 марта ФРС внеочередным решением понизила базовую процентную ставку на 0,5%, до уровня 1–1,25%, (было 1,5–1,75%). Это экстренная мера – обычно процентную ставку понижают лишь на 0,25%.

Так же поступили центральные банки Австралии, Канады и Индонезии. К подобным шагам готовится и Европейский центральный банк.

Банк Израиля пока на эту меру не пошел. Но, скорее всего, пойдет, считают аналитики.

Дело в том, что в Израиле процентная ставка и так очень низкая – 0,25%. Остается только понизить ее до нуля. Метафорически выражаясь, у Банка Израиля только одна «пуля» в пистолете, и ей надо «выстрелить» в самый подходящий момент.

«Так что, возможно, если у вас есть свободные деньги, стоит задуматься – не вложить ли их сейчас в квартиру, — отмечает доктор Палатник. – Ставки по кредитам в ближайшее время будут очень низкими».

Что еще может помочь?

В кои-то веки Израилю оказалось на руку… положение «острова». Через наземные переходы в страну въезжает очень мало людей. Авиасообщение, идущее всего через два аэропорта – Бен-Гурион  в центре страны и Рамон на юге – легко перекрыть, ограничивая «привозные» случаи коронавируса. Что и было сделано в последние дни.

Есть свои плюсы и у нашей системы здравоохранения. Да, она в последние годы сильно перегружена. Но изначально она была построена так, чтобы базовая медицинская помощь была доступна каждому. И это может сыграть важную роль в борьбе с эпидемией.

«В Израиле у всех есть как минимум обязательная государственная страховка, с которой каждый из нас может прийти в больницу, не думая, сколько это стоит. И такая система в кризисный момент проявила себя устойчивее и эффективнее, чем здравоохранение в Италии и в США. В США, в основном, в ходу частные страховки, а у кого их нет – тот не проверяется на коронавирус, болеет и заражает окружающих. И эпидемия распространяется гораздо быстрее», — объясняет Руслана-Рахель Палатник.

P.S.

Министерство здравоохранения Израиля во вторник, 10 марта, уведомило о 18 новых случаях заражения коронавирусом. Общее число заразившихся в стране увеличилось до 75.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x