Гражданин мира

Протест польских активисток против выхода Польши из Стамбульской конвенции. Акции протеста анонсируются в соцсетях под хаштэгом #KonwencjaAntyprzemocowa или #KonwencjaStambulska

Польша против гендера

Правящая партия Польши резко повернула руль против европейских норм и начала выход из Стамбульской конвенции о борьбе с насилием в отношении женщин. Само слово "гендер" становится в Польше ругательным. А "Защита семейных ценностей", как правило, является антитезой защиты женщин от насилия. "Польские женщины не могут рассчитывать на адекватную поддержку со стороны государства в сфере домашнего насилия», говорят правозащитники.

Польша начала выход из Стамбульской конвенции о борьбе с насилием в отношении женщин. Инициатором этого процесса стала правящая консервативно-националистическая партия «Право и справедливость» (PiS) во главе с Ярославом Качиньским. Противники конвенции считают, что это чуждая идеология («идеологический троянский конь»), которая «наносит удар по основам польской политической системы» противоречит основным «ценностям правовой культуры» государства, является «угрозой польской семье», ставя под сомнение ее «автономию и самобытность». В общем – абсолютно подрывной документ. Основная угроза заключается в положениях о биологическом и социокультурном гендере – именно они критикуются больше всего. Консерваторов вообще очень пугает слово «гендер». По мнению министра юстиции Польши, конвенция является «феминистским творением для оправдания гомосексуальной идеологии».

Стамбульская конвенция о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием была одобрена всеми 47 странами, входящими в Совет Европы, 11 мая 2011 года. В конвенции, исходящей из того, что «насилие в отношении женщин является проявлением исторически неравного соотношения сил между женщинами и мужчинами, которое привело к доминированию и дискриминации в отношении женщин мужчинами и которое стало препятствием для осуществления полного равноправия женщин», сформулированы основные минимальные стандарты предотвращения насилия в отношении женщин, обеспечения их защиты и уголовного преследования насильников. По сути дела, главные требования конвенции – это закрепление в национальных законодательствах принципа равенства между женщинами и мужчинами и обеспечение его практического соблюдения; запрет дискриминации в отношении женщин; отмена дискриминационных законов и отказ от соответствующей практики. Польша, где ежегодно почти миллион женщин становятся жертвами физического или сексуального насилия, и подавляющее большинство таких случаев происходит в семье, ратифицировала этот документ в 2015 году. Теперь она хочет от него отказаться.

Как заявил министр юстиции Польши Збигнев Зёбро, этот международный документ содержит «вредоносные идеологические» положения. «Эти положения предполагают, что биология не определяет пол человека, и что это вопрос общественно-культурологического выбора каждого». Зёбро также возмущает тот факт, что положения конвенции призывают к соответствующим изменениям в школьном образовании с тем, чтобы в школах обсуждали гендерные вопросы и «молодое польское поколение принимало эти фальшивые, по нашему мнению, положения». Заместитель министра культуры Ярослав Зеллин утверждает, что «под маской хорошей цели, то есть борьбы с насилием, эта конвенция провозит контрабандой основное содержание гендерной идеологии, которая… считает семью как институт и религию ответственными за насилие – особенно христианскую религию».

Им вторит и министр по делам семьи, труда и социальной политики Марлена Малог: «Мы не можем допустить навязывания какого-либо идеологического контента, который противоречит конституции Польши». Все это, в общем, вполне логично – партия «Право и справедливость» и ее партнеры по коалиции тесно связаны с католической церковью, они, как и все клерикалы, за так называемые «традиционные семейные ценности», а в конвенции говорится, что культура, религия и традиции не могут служить оправданием семейного насилия. «Стороны принимают все необходимые меры по внедрению изменений в социальных и культурных моделях поведения женщин и мужчин с целью искоренения предрассудков, обычаев, традиций и любой иной практики, которые основаны на идее неполноценности женщин или стереотипных представлениях о роли женщин и мужчин», – написано в статье 12 Конвенции. Иначе говоря, положения конвенции абсолютно несовместимы с партией «Право и справедливость» и ее консервативно-националистическими представлениями о семейных ценностях.

Борьба за «традиционные семейные ценности» – это вообще чуть ли не главный лозунг правящей партии и ее верного союзника – переизбранного 12 июля на новый срок президент Польши Анджея Дуды. На этой волне он и выиграл выборы (правда, с перевесом всего в 2%, что свидетельствует о серьезном расколе в обществе): он пообещал и дальше укреплять польское государство, «построенное на нашей нерушимой традиции, которая священна для всех нас и в которой мы воспитывались на протяжении поколений». PiS выступает категорически против гражданского партнерства, однополых браков и усыновления детей однополыми парами – все это по мнению правящей партии противоречит тем самым «традиционным ценностям» и «разрушает польскую семью». А сам Дуда в ходе предвыборной кампании договорился до того, что объявил защиту прав ЛГБТ более разрушительной идеологией, чем коммунизм.

Польские правозащитники очень озабочены решением правительства. Как считает Джоанна Гзыра-Искандар из Центра по правам женщин, после прекращения действия Стамбульской конвенции вернется министерский проект «Насилие плюс», согласно которому первое избиение в семье не будет квалифицироваться как насилие (подобные законодательные нормы сегодня уже действуют в России). Кроме того, в польском законодательстве для доказательства изнасилования жертва должна доказать, что преступление было совершено с применением насилия, незаконной угрозы или обмана, в то время как Конвенции требует считать сексуальное поведение изнасилованием, если одна из сторон не согласна.

«Польский закон предусматривает гарантии равенства между женщинами и мужчинами. На практике, однако, женщины подвергаются дискриминации во многих сферах общественной жизни. Проблема насилия в отношении женщин и бытового насилия является одной из областей прав человека, в которых польские женщины не могут рассчитывать на адекватную поддержку со стороны государства», – говорит Зузанна Варсо из Хельсинкского фонда по правам человека. Польские женщины тоже не согласны с планами правительства по денонсации Стамбульской конвенции – 24 июля по всей Польше прошли акции протеста под лозунгом «Нет легализации домашнего насилия».

Совет Европы выразил обеспокоенность в связи с планами польского правительства, а генеральный секретарь СЕ Мария Пейчинович-Бурич назвала это решение «весьма прискорбным». По ее мнению, денонсация Польшей Стамбульской конвенции станет серьезным шагом назад в деле защиты женщин от насилия в Европе.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x