Общество

Еврейское кладбище в Варшаве

Как мы обидели поляков

Поляки решили, что им это обидно - вот эти все ваши факты о пособничестве нацистам. Что им не надо об этом помнить, а лучше все стрелки перевести. Это по-человечески понятно, хотя и на редкость подло. Но это далеко не вся правда о законе. По рассчетам экспертов, долг этой страны евреям исчисляется суммой свыше трёхсот миллиардов долларов США...

Всем, кто немного следит за развитием событий в польской политике и обществе, было ясно: кризис в отношениях Польши и Израиля — лишь вопрос времени. Как всем известно из прессы, дипломатический скандал разгорелся после подписания президентом Польши Анджеем Дуда закона, ограничивающего возможность подачи исков о реституции еврейского имущества. Принятый закон, из которого вычеркнули все «смягчающие» формулировки и пункты, введенные туда ранее Сеймом под влиянием США — аннулирует множество исков о возвращении еврейского имущества, экспроприированного нацистами или коммунистическим режимом Польши, а также блокирует возможность оспорить в суде решения периода польской компартии по вопросам реституции.

После этого Яир Лапид вернул израильского посла в Варшаве «на посоветоваться», добавив, что Израиль ведет переговоры с США о возможной реакции на принятие закона о реституции. Поляки, натурально, обиделись. «МИД Польши негативно оценивает действия внешнеполитического ведомства Израиля и необоснованное решение о понижении ранга дипломатического представительства в Варшаве. Шаги, предпринятые Израилем, наносят серьезный ущерб отношениям между двумя странами», — заявили в польском МИДе. Да что вы говорите! То есть именно Израиль нанес ущерб отношениям между странами, а Польша, правда-правда, исключительно за дружбу между народами.

Побывав в Польше в 2019 году на экскурсии для журналистов, по приглашению Польского Клуба журналистов и НГО Cultural Heritage Foundation, я написала статью, которая объясняет, каков нынешней польский нарратив в отношении Холокоста. Вкратце: поляки де-факто ставят знак равенства между ситуацией польского и еврейского народов во время Второй Мировой, «ведь и те, и другие были жертвами немцев». Можно назвать это «лайтовым» или «мягким» отрицанием Холокоста. Этот нарратив повсеместен: от простого работника музея Еврейства Польши до министра, все встреченные нами поляки повторяли одни и те же месседжи, как будто они проглотили партийную методичку. Такое единодушие может означать только одно — полякам этот посыл и приятен, и выгоден. Вскоре после голосования Сейма по законопроекту организация юных польских националистов вывалили с самосвала перед зданием израильского посольства груду битых кирпичей. Над ней возвышался самодельный плакат с надписью: «OTO WAZE MIENIE (Вот ваше имущество)». Об этом немало писала мировая пресса.

Важно, чтобы Израиль понимал: в Польше существует консенсус по поводу нового закона. Еще в 2019 году на встрече с израильскими журналистами Петр Глинский, министр культуры Польши, пытался убедить присутствующих, что это лишь справедливо — Польша не собирается выплачивать никакую компенсацию за еврейское имущество, включая недвижимость, потому что несправедливо, чтобы жертва платила компенсацию другой жертве!  Ключевой фразой его речи было — «Семьи, которые потеряли свой дом из-за бомбежки, нашли пустую квартиру и вселились в нее…» Повторю: нашли. Пустую. Квартиру. Просто так! Просто — нашли. Ничью квартиру, понимаете? Какие-какие депортированные евреи? Какая еще Треблинка? Мы — хорошие. Мы — тоже жертвы!

Основным рефреном во всех высказываниях поляков, с которыми мы встречались, в частности с журналистами, звучит фраза: «поляки не несут ответственности за преступления, совершенные нацистами на территории Польши». Польское общество просто не хочет признавать, что граждане Польши активно способствовали немцам в осуществлении их плана. Данные рассекреченного в 2018 году Госдепартаментом США разведывательного отчёта от 1946 года свидетельствуют о том, что отношение поляков к евреям до, во время и после Второй мировой войны было ничем не лучше, а иногда и хуже, чем у нацистов . Всем известно, и этому есть тысячи свидетельств, что на территории концлагерей Польши охранниками, а зачастую и основными исполнителями, были поляки. Это исторический факт.

Но поляки решили, что им это обидно. Что им не надо об этом помнить, а лучше все стрелки перевести. Это по-человечески понятно, хотя и на редкость подло. Но это далеко не вся правда о законе.

К началу войны еврейская диаспора превышала 3.3 миллиона человек, составляла 10 процентов населения Польши и владела примерно пятой частью собственности этой страны, от недвижимости до производства. Если вдуматься в эту фразу, становится понятно, почему тот факт, что 90% евреев Польши погибли в Холокосте, был просто-напросто выгоден полякам. И сегодня они с радостью обнимают любые доводы, которые позволят им не расставаться с имуществом уничтоженной еврейской общины, которое они «случайно получили». «Просто так вышло!»

Не думаю, что у Израиля, ЕС и даже у США есть достаточно экономических «кнутов» по отношению к Польше, которые перевесили бы ущерб от многочисленных исков потомков жертв Холокоста. Я уверена, что в Польше все продумали и просчитали. По рассчетам экспертов, долг этой страны евреям исчисляется суммой свыше трёхсот миллиардов долларов США. А это в три с половиной раза превышает доходную часть нынешнего бюджета страны. Так что «польский закон» преследует две цели: он призван сплотить польское общество вокруг нарратива «нас обижают все, а особенно противный Израиль», а с другой стороны, оставить в польской казне достаточно средств, которыми ой как не хочется делиться с этими людьми на букву «ж».

Прогнозирую, что отношения с Польшей будут только ухудшаться. И еще — на месте Минпроса, я уже сейчас отменила бы все поездки израильской молодежи в концлагеря, и подумала о равноценной программе по изучению истории Холокоста здесь, в Израиле.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x