Политика

Photo by Yonatan Sindel/Flash90

Политика во времена раздрая

Сегодня призывы к Нетаниягу уйти в отставку в сущности не имеют смысла. Нет человека, которому большинство народа готово поверить и доверить страну. Во всяком случае, сейчас.

Если описывать ситуацию в стране в трех словах, включая предлог, то это будет что-то вроде «страна в раздрае». Маховик раздрая раскручивается, причем, поскольку он не сбалансирован, то центробежные силы угрожают всё разрушить. Но спешу успокоить: ничего не разрушится. Такая уж у нас страна.

Раздрай у нас практически во всех сферах: в здравоохранении, в экономике, в политике, в обществе. Хотя если приглядеться, то на самом деле у нас в Израиле всё – политика. А остальные «раздраи» — производные от этого главного.

Я, конечно, не имею в виду крайности. Так, в социальных сетях популярна конспирологическая теория, что число заражений у нас чуть ли не диктуется самим Нетаниягу, чтобы увильнуть от суда. Какая связь между судом и вирусом – мне представить сложно. Но сторонники этой версии пророчили, что число зараженных резко упадет сразу после 19 июля, дня, когда суд должен был определить дату начала допроса свидетелей. Суд постановил начать интенсивный судебный процесс в январе. И, надо же, в тот же день почти вдвое упало число зараженных! Разумеется, здравого смысла в этой «теории заговора» нет. Просто так получилось, что 19 июля были проведены анализы тотальных проверок в домах престарелых, где, на счастье, пока очень мало случаев заболеваний. И на следующий день статистика вернулась к обычным в последнее время невеселым показателям.

О каком доверии к правительству в нашей стране может идти речь, когда половина народа считает главу правительства коррупционером, а другая половина отрицает верховенство закона?

Но политика оказывает серьезное влияние на меры по борьбе с коронавирусом. Что-то с распространением вируса делать надо, а что – толком никто не знает.  Каждый предлагает меры по известному методу советов раввина еврею, у которого дохли куры. Помните? Он предлагал то очертить вокруг курятника круг, то квадрат, а куры все равно дохли. Когда все куры передохли, раввин с грустью сказал: «Жаль, а у меня было еще столько идей!». Правительство мечется, то вводя какие-то ограничения, то отменяя их спустя несколько часов или дней, в результате народ уже ничего не понимает. Доверие к власти и идеям «раввинов из анекдота» стремительно падает.

Мики Зоар с Ниром Баркатом. Photo by Yonatan Sindel/Flash90

Вот много раз обсуждалась так называемая шведская модель с коронавирусом, когда страну на карантин не закрывали и ограничения были минимальными. Да, количество умерших в Швеции, соразмерной с Израилем, было более чем в десять раз больше, чем у нас. Но никаких бурных протестов, демонстраций в Швеции не было. Не то что у нас, когда страну захлестнула волна демонстраций по самым разным поводам. Можно по-разному относится к действиям шведского правительства в борьбе с коронавирусом, но интересно отношение самих шведов. Причину «стоицизма» нации объяснил шведский профессор экономики Ларс Йонунг: «Шведская общественность глубоко верит в государственные институты, в эффективность и честность правительства, в ответственность политиков, в демократический процесс и верховенство закона. Респонденты в Швеции проявляют гораздо большее доверие к своему национальному правительству, чем где-либо еще в странах ЕС».

Сравните с Израилем. У нас всё «с точностью до наоборот». О каком доверии к правительству в нашей стране может идти речь, когда половина народа считает главу правительства коррупционером, а другая половина отрицает верховенство закона? Да у нас в самом правительстве не верят в честность своих коллег. Блистательный пример этому был продемонстрирован на заседании финансовой комиссии кнессета, когда министр финансов Кац в ответ на требование председателя коалиции, однопартийца Мики Зоара увеличить помощь владельцам залах торжеств, сказал: «Ты требуешь этого потому, что твой кузен — владелец такого зала». Зоар в долгу не остался: «Скажи лучше всем, чем занимается твоя жена». Я не знаю, какой бизнес у жены Каца, но полагаю, что Мики Зоар не совсем неправ, и интересы жены министр финансов не проигнорировал. Как говорится, «сеанс магии с саморазоблачением».  Что должен думать о таком правительстве израильский обыватель, он же – избиратель?

На роль спасителя нации претендует Беннет. Да кто ж ему доверит нацию спасать, когда у нас один спасатель и спаситель!

Какие только «кабинеты» не обсуждают меры по выходу из коронавируса! «Малый кабинет» из двух премьер-министров,  министров финансов и экономики, «узкий кабинет» по коронавирусу, наконец, кабинет в полном составе из 36 министров. Они заседают с утра до вечера, иногда прихватывая и ночь, а всё равно получается что-то невразумительное.

Чего стоит история с закрытием ресторанов! В пятницу в пять утра было объявлено, что в пять вечера того же дня надлежит закрыть все рестораны. Это распоряжение было утверждено кабинетом, то есть 36 министрами. Ладно, плевать, что правительство одним махом отправило в безработные еще 230 тысяч человек. Ему не привыкать. Но меня удивляет, что среди 36 мудрецов не нашлось ни одного человека, кому бы пришла в голову элементарная вещь, что в ресторанах уже закуплены продукты, по крайней мере, на ближайшие три дня! И что же, их выбрасывать?

Многие рестораторы решили: фиг с ними, со штрафами, мы будем продолжать работать. И вот когда до закрытия ресторанов оставалось полчаса (!) Нетаниягу внял здравому смыслу, а точнее, угрозе саботажа, и отложил закрытие на три дня. Тут уже в дураках оказались те законопослушные рестораторы, которые с болью в сердце намеревались закрыть свои заведения, и в преддверии этого раздали все закупленные скоропортящиеся продукты своим сотрудникам, знакомым, и, возможно, даже незнакомым. Они уже не могли порадоваться доброте главы правительства.

Всё – политика! Шестого июля министр здравоохранения Юлий Эдельштейн торжественно объявил, что в ближайшие два-три дня будет назначен координатор всех действий в части борьбы с коронавирусом, так называемый на иврите — «проектор» (не путать с одноименным техническим устройством). С того времени прошло уже две недели, но этот «самый главный антивирусник»  так и не назначен. И вопрос далеко не технический, а чисто политический. Всё время всплывают разные имена: то профессор-медик Барабаш, то генерал Абулафия. Вроде бы, свою кандидатуру предлагал бывший начальник генштаба Габи Айзенкот. Кандидатура достойная, но шансов у него нет. Ведь он потенциальный соперник Биби на следующих выборах. На роль спасителя нации претендует Беннет. Да кто ж ему доверит нацию спасать, когда у нас один спасатель и спаситель!

Сегодня выборы уже не хочет никто, и это вселяет слабую надежду.

Барабаша не хочет Эдельштейн – коллеге чиновники минздрава свои полномочия передавать не намерены. Ганц настаивает, чтобы полномочия передали армии. Но тогда повышается статус министра обороны! Нетаниягу это нужно, если вспомнить, кто у нас министр обороны? В результате мы имеем то, что имеем. Точнее, не имеем: ни проектора, ни порядка.

Закрытие бассейнов, открытие бассейнов, ограничения в синагогах – всё предмет отчаянных споров интересантов. Всё – невразумительно и подрывает доверие к власти. Об этом свидетельствуют и опросы. Еще несколько недель назад Нетаниягу шантажировал своих партнеров по коалиции перспективой выборов. Ведь все опросы сулили правому лагерю убедительную победу, и Либерман терял свое положение третейского судьи! Ганц был вынужден уступать Биби. Теперь ситуация кардинально изменилась. Сегодня выборы уже не хочет никто, и это вселяет слабую надежду. Последние опросы снова свидетельствуют о примерном равенстве лагерей. В нынешней ситуации вести страну на новые выборы – это стрелять себе в ногу. Народ этого может не простить.

Во всем мире нормальный порядок принятия решения такой: предложение обсуждается и потом объявляется. У нас же, с легкой руки Нетаниягу, возобладал новый стиль: сначала объявляется решение, потом начинается его обсуждение.

И всё-таки сейчас в правительстве, как в западных боевиках, идет обратный отсчет времени на «тикающей бомбе», могущей взорвать коалицию. Я имею в виду бюджет. Если до 31 августа не будет принят бюджет на 2020 год (то есть, на последние три месяца), то автоматически объявляются новые выборы. А спор между «Кахоль лаван» и «Ликудом» по вопросу бюджета принципиальный: принимать бюджет на один нынешний год (требование «Ликуда») или двухгодичный (требование «Кахоль лаван» и коалиционных соглашений). Казалось бы, какая разница? А разница в том, что практически все политические комментаторы уверены: в случаю одногодичного бюджета принятие бюджета на следующий год, что должно произойти до 31 декабря, будет сорвано Нетаниягу, и, значит, в марте страна пойдет на новые выборы. Между тем, говорят, бюджет еще толком не начинали верстать – ни на этот коронавирусный год, ни, тем более, на непонятный следующий. А осталось до конца августа всего-ничего.

Восторг народа, которому пообещали деньги, оказался преждевременным

Всё – политика. Свары уже идут не между коалицией и оппозицией (оппозицию практически не слышно), а внутри коалиции, и даже внутри ее ядра – во фракции «Ликуда». Дорвавшийся до власти Мики Зоар  (удивительно, каких держиморд назначает Биби лидерами коалиции:  то  Давида Битана, то — Дуду Амсалема, теперь вот Зоара) хамит и грозит оборвать карьеру председателя парламентской комиссии по коронавирусу Ифат Шаши-Битон, осмелившейся подвергнуть ревизии неразумное решение правительства. Затем он то сцепляется с Исраэлем Кацем, то с министром Гилой Гамлиэль.

Всё- политика, поэтому в минувшую среду Нетанигу обрушил на граждан Израиля денежный дождь. На всех. Никому не спрятаться от денег под зонтиком – ни нищим, ни миллиардерам. Решение чисто политическое. Популярность премьера падает. И как ее еще поправить, если не деньгами? Кто же не испытает благодарности к благодетелю. Да, денег немного, но, как говорил мой начальник в Риге, прибавляя мне десятку к зарплате, «всякое даяние есть благо».

Биби привык, что достаточно его мудрого решения, и вся коалиция его дружно проштемпелюет. Но не тут-то было. Раз за разом в последнее время Нетаниягу вынужден отменять и поправлять свои решения. Во всем мире нормальный порядок принятия решения такой: предложение обсуждается и потом объявляется. У нас же, с легкой руки Нетаниягу, возобладал новый стиль: сначала объявляется решение, потом начинается его обсуждение. Выяснилось, что Нетаниягу одарил народ «вертолетными» деньгами, ни с кем не посоветовавшись. Против системы раздачи выступили и в минфине, и в финансовой комиссии кнессета, и даже в правительстве – министры от «Кахоль лаван», от религиозных партий и даже некоторые министры-ликудники – например, Элькин. В общем, восторг народа, если таковой и был, оказался несколько преждевременным.

Мы обречены на вечного Биби?

Народ на площадях возмущен и требует отставки Биби. Но кто может его заменить? От протестующих не слышно ни одного имени кандидата. Увы, за долгие годы у власти Нетаниягу «зачистил поляну» от умных и инициативных соратников, окружив себя малограмотными «йесменам». При этом он умело расколол блок «Кахоль лаван».

Сегодня призывы к Нетаниягу уйти в отставку в сущности не имеют смысла. Нет человека, которому большинство народа готово поверить и доверить страну. Во всяком случае, сейчас. Ганц потерял доверие, за Лапидом и Беннетом нет большинства, а в «Ликуде» слишком много претендентов на престол, причем, без особых на то интеллектуальных оснований. Так что лично я предпочел бы следовать гамлетовскому тезису «мириться лучше со знакомым злом, чем бегством к незнакомому стремиться».

Впрочем, может, к следующим выборам  какая-нибудь достойная альтернативная кандидатура и проявится: тот же Габи Айзенкот (любит наш народ экс-начальников генштаба) или Нир Баркат. Может, кто-то еще. Или мы обречены на вечного Биби…

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x