Политика

Внезапно оказалось, что Раам прошла электоральный барьер. Photo by Flash90

Ночь после выборов

Где-то под утро, когда стали приходить реальные результаты выборов, все «авторы» экзит-поллов были посрамлены. Откровенно антисионистская партия РААМ, представляющая Южное крыло Исламского движения, проходит в Кнессет. Теперь Беннет уже переставал быть единственным ключевым игроком, к нему присоединился лидер РААМ Мансур Аббас.

Когда в 10 часов вечера дня выборов были оглашены результаты экзит-поллов, я даже расстроился. Не столько из-за того, что у лагеря «бибистов» набирался 61 мандат (хотя и из-за этого тоже), сколько из-за того, что все мои эффектные выкладки, которые я рассчитывал продемонстрировать в своих будущих статьях, потеряли смысл. Всё стало ясно, мутное стекло политического  будущего прояснилось. Никто из комментаторов уже не сомневался, что Беннет присоединится к  лагерю Нетаниягу, и все обсуждали только цену, которую запросит Беннет, и чем закончится торг. Правда, оставалось еще сторговаться с Бен-Гвиром, но здесь никто особых трудностей не предвидел, несмотря на склочный характер лидера «Оцма иеудит».

Надо отметить, что на этот раз экзит-поллы всех трех ведущих каналов были практически идентичны, что не должно было сулить перемен. Никто еще не подозревал, какой ночной триллер нам предстоит.

Я долго думал, какую форму придать моим разрозненным мыслям и впечатлениям от результатов (хоть и не окончательных) выборов, и, ничего путного не придумав, решил записать их примерно так же, как я набрасывал их в своем блокноте по мере раскручивания сюжета. Другими словами, перед вами хроника событий в том порядке, в котором я их осмыслял.

«Гевалт»  — это эффективно

Перед выборами главным вопросом было, кто из балансирующих на грани электорального барьера пройдет в кнессет. Сомнения были вокруг будущей судьбы партий МЕРЕЦ, «Кахоль Лаван», «Ционут датит» и РААМ. Возникла парадоксальная ситуация: и «Ликуд», и партии из «лагеря перемен» (такой эвфемизм придумали в лагере «Только не Биби»), гарантированно проходившие в кнессет, были вынуждены взвешивать свою предвыборную кампанию на аптекарских весах, чтобы с одной стороны, продолжать отбирать у малых партий избирателей, с другой – не преуспеть в этом, чтобы те могли преодолеть электоральный барьер. День выборов мне напомнил сюжет старой комедии Леонида Зорина «Добряки». В этой пьесе речь шла о защите беспомощной диссертации. Диссертант обращается к каждому члену ученого совета с одной просьбой: «Я знаю, что я провалюсь. Но чтобы не было так позорно – все черные шары, мне хотя бы один белый шар». И в результате все шары оказались белыми. Вот так и все «пограничные партии» в день выборов кричали «Гевалт», пропадаем, подумайте, что будет, если мы не пройдем… В результате по экзит-поллам МЕРЕЦ получал 6-7 мандатов, «Ционут датит» — 7, «Кахоль Лаван» — 7-8, и только РААМ не проходил электоральный барьер, что было на руку Нетаниягу. Да, потом, всё это немного сдвинулось, но в 10 часов вечера всё выглядело именно так.

Фестиваль Беннета

Первые часы в многочасовом перемалывании воды в ступе студийных разговоров были посвящены Беннету.  Теперь его скромные 6-7 мандатов, оставшиеся из бывших22-х в начале нынешней предвыборной кампании, становились той гирькой на весах, которые позволяли Нетаниягу торжествовать победу. Обсуждался вопрос, что Беннет потребует взамен: пост премьера по ротации, который Биби ему всё равно не даст, или кресло министра   обороны для себя и министра финансов для верной соратницы Аелет Шакет. Вскользь проговаривался вариант, при котором Беннет потребует пост главы правительства «лагеря перемен», создание которого казалось и кажется уж очень эфемерным. А тем временем Нетаниягу в 2.30 ночи произнес традиционную победную речь, пафосно произносимую им после каждых выборов. Но тут случилось нечто неожиданное.

Переворот Аббаса

Где-то под утро, когда стали приходить реальные результаты выборов, все «авторы» экзит-поллов были посрамлены. Откровенно антисионистская партия РААМ, представляющая Южное крыло Исламского движения, проходит в кнессет, и не просто проходит, но получает пять мандатов. Как это произошло, пусть обсуждают арабисты. Но теперь Беннет уже переставал быть единственным ключевым игроком, к нему присоединился лидер РААМ Мансур Аббас. О Беннете вообще забыли, и теперь на экране доминировал Мансур Аббас, которого до этого телезрители и влицо-то не очень знали. Задача Нетаниягу значительно усложнилась. Теперь, чтобы сформировать коалицию, ему надо ублажить не только ультраортодоксов, что привычно, и не только Беннета, что не просто, но и Мансура Аббаса. Надо отдать должное Аббасу: он идеологией на заморачивается и говорит цинично, без обиняков: «Мы пойдем с теми, кто даст нам больше». «Нам» – это арабскому населению. В сущности РААМ – это арабский ШАС, поэтому-то у этой партии нет проблем быть в коалиции с еврейскими фундаменталистами. Забавно, что в «Ликуде» такой вариант заранее не просчитывали, в результате депутаты от «Ликуда» в разных студиях путались без «методички»: одни говорили, что с арабскими националистами никакой коалиции быть не может, другие – что с ними можно дружить. В результате в «Ликуде» даже были вынуждены наложить временный мораторий на заявления своих депутатов, чтобы не путать народ. Что может потребовать Аббас? Ну, усиление борьбы с преступностью в арабском секторе, отмену закона Каминица, наказывающего за незаконные строения, финансирование социального жилья… Всё это для Биби не составит труда удовлетворить. Но если Аббас потребует отменить или изменить дискриминационный закон о национальном характере государства, тут у Биби возникнет очень серьезная проблема  с командой Смотрича. Да и с Беннетом тоже. Впрочем, до этого надо дожить…

А тем временем, в «лагере перемен»…

Между тем, в «лагере перемен» ситуация еще более запутанная. Здесь надо найти решение классической задачи, как переправить без потерь с помощью одной лодки на другой берег волка, козла и капусту. Причем, в отличие от известной логической задачи, здесь решение не проглядывается. Во-первых, не ясен вопрос, кто возглавит коалицию, если встанет вопрос о создании таковой.   То есть, явный кандидат на пост главы правительства – Яир Лапид. «Еш атид» – единственная партия, кроме «Ликуда», набирающая двузначное число мандатов. Претензии Гидеона Саара на этот пост обрушены провальными результатами выборов. Но Саар поклялся не входит в правительство под началом Лапида. Кроме того, тот же Саар не готов воспользоваться для создания правительства меньшинства поддержкой Объединенного арабского списка извне. Неожиданно второй по величине фракцией в этом лагере становится «Кахоль лаван», и, хотя Ганц пока не заявил своих претензий на лидерство, такие претензии имеют под собой логичные основания. Наконец, Беннет может остаться в этом лагере, если Лапид, как обещал раньше, согласится уступить ему «первородство» на посту премьера. Но всё это представляется маловероятным. И победа этого лагеря вполне может оказаться пирровой. Коалиции создать не удастся, и осенью нам снова придется идти голосовать.

Война одного человека 

Главный парадокс нынешних выборов – это борьба двух правых лагерей. Причем, они не спорят, кто из них правее, ибо оба правее. В центре всего этого противостояния  личность всего одного человека —  Биньямина Нетаниягу. Был такой фильм «Война одного человека». Вот и у нас Биби ведет войну за свое политическое выживание.  Между тем, весь этот запутанный послевыборный клубок, который катится к пятым выборам, распутывается всего одним решением. Решением, которое, увы, пока выглядит совершенно нереальным. Я имею в виду уход Нетаниягу. Тогда пасьянс сразу сложится. Коалиция создается в течение десяти минут. Хоть правая — «Ликуд», «Ямина», «Тиква хадаша», НДИ, «Ционут датит». Хоть право-религиозная – те же, но без НДИ, зато с ШАС и Яадут а-Тора». И будет правым счастье.

Сместить Нетаниягу?

Может быть, в надежде на это снова всплыл план, как вырваться из этого тупика еще до создания коалиции. Этот план возникал и перед прошлыми выборами, но так и не был реализован. План состоит из двух пунктов. Первым делом переизбрать председателя кнессета, убрать Ярива Левина, который, кстати, на этом посту был, мягко говоря, не беспристрастным. А затем провести закон, запрещающий человеку, против которого выдвинуто официальное уголовное обвинение, занимать пост главы правительства. Вроде бы, такой закон имеет все шансы набрать необходимый 61 голос. Говорят, что даже Зеэв Элькин, бывший близкий соратник Нетаниягу, не исключает такого развития событий. С одной стороны, мне кажется это не совсем честным приемом, с другой стороны – уж больно неприятна вполне реальная перспектива пятых выборов.

Я мог бы и дальше продолжать размышлизмы на тему прошедших выборов. В конце концов, в телестудиях на эту тему наперебой (в буквальном смысле этого слова) говорили без перерыва 24 часа.  Но, полагаю, у нас будет еще пару месяцев для гаданий на всех возможных инструментах – по кофейной гуще и картам Таро, по ладони (чьей?) и расположению звезд, по картинам Нострадамуса и черт знает, чему еще, — чем сердце успокоится и успокоится ли вообще.

Поэтому — запасаемся попкорном.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x